О мертвых душах в деле №6

Фотография - О мертвых душах в деле №6

Фото из открытых источников

Рецензия на новый фильм Серика Абишева.

1166 0

Совсем недавно прошел первый показ фильма "Свидетель дела №6" режиссера Серика Абишева, состоявшийся в рамках открытия киноклуба критика Гульнары Абикеевой при театре "Жас Сахна". Удивило, насколько смело режиссер отправился с этим фильмом в такой непростой для него путь. Ведь "Свидетель…" вслед за "Чумой в ауле Каратас" Адильхана Ержанова, "Шлагбаумом" Жасулана Пошанова стал продолжением кинопартизанского направления, а не впадать в повторы после - задача не из легких. Но к чести режиссера надо отметить, он нашел свой подход. С какой-то щемящей грустью обратил свое внимание не на мир вокруг ("Чума в ауле Каратас"), не на сопротивление действительности ("Шлагбаум"), а прямо на нас самих, зажатых в тисках своей продажной природы.

Серик Абишев в казахском кино - далеко не новичок. Продюсер всех фильмов Адильхана Ержанова, один из авторов-кинопартизан, он и в качестве режиссера ярко о себе заявил в студенчестве, сняв свои популярные коротышки "Мектеп" и "Май". Уже по этим маленьким работам можно судить о неприкаянных героях Серика, которым достаются удары судьбы, но они с вызовом ("Мектеп") и юмором ("Май") пытаются преодолеть постигшие их несчастья.

Фото -

Зацепило, что в новом фильме режиссер, оставляя свою исконную сюжетную формулу ситуационного построения, отталкивается от нее и идет дальше. Сюжет по мере развития и усложнения сюжетными поворотами (сценарий Адильхана Ержанова) обретает внешнюю и внутреннюю цельную форму. Внешнюю реальность, состоящую из пространств ночи, зимы, полицейского участка, дороги и машины, и почти экзистенциальное - внутренние мысли и чувства героев, как впрочем, и самого автора.

Завязка и первый поворот предлагают ситуацию, к несчастью, ставшую в наши дни до банальности типичной - молодой сынок богатого папеньки сбивает насмерть нищего строителя. Циничный, черный экстаз как раз и состоит в том, что сбили и забили, важнее решить, как же нажиться на этом.

Серик Абишев, технично используя изобразительный арсенал американских черных фильмов, в казахстанских реалиях идейно предлагает, возможно, обратную схему - антинуара. В его мире не то, что мораль и человеческие качества отсутствуют, нет даже нуаровских страстей - все так обыденно и монотонно, так бестолковы и беспомощны его полицейский и охотники за наживой.

По словам полицейского, это только на его счету дело №6, все предыдущие проходили без сучка и задоринки – "папики" несли отступные за своих детей, все оставались довольными. Но шестое, то ли от того, что попахивает чеховской тоской или гоголевской чертовщинкой, то ли все-таки от того, что мы сами стали глазами главного свидетеля происшествия, застопорилось.

Главным по делу проходит паренек Ерболка (актер Ерболат Ержанов), работающий вместе с убитым. Беспомощный, мечущийся взгляд, зажатость движения и невнятность речи. Но именно ему предстоит стать героем, вставшим по другую сторону происходящего. И с того момента, как его забирают в полицейский участок, начинается чудовищный в своей серьезности театрик – барахолка торга с увеличившейся по ходу ставкой за произошедшее убийство.

Фото -

В драматургии герои составляют единую цепь преступления,  в композиции фильм больше не рассказывает, а живописует почти нуаровскими мазками искаженный холодный лицемерный мирок.

Особую атмосферу придает пейзажность ночи и зимы. В холодном освещении зимнего пространства двора, улицы, дороги и звукового хруста снежной корки словно замораживаются все чувства (все расчищал, грязнил, шоркал и строил художник Ермек Утегенов). Темнота ночи со световыми бликами росчерка черного и белого не предлагает прямой оценки. Режиссер держит зрителя к героям на дистанции больше общего плана, почти экзистенциально показывая происходящее с отчуждением молчаливого наблюдателя, отсвечивая только лица героев. Оттого и торговцы смертью получились совсем не злодеями. К ним больше испытываешь не ужас, а, скорее, грусть, граничащую с брезгливостью.

Полицейский слишком устал сидеть в своей мертвой, почти разваливающейся сторожке, из которой каждый задержанный способен выйти. Его фигура скрючена, а лицо показано во мраке фирменного плана - наполовину. Он не ищет, как в старых американских фильмах, преступления, он спокойно выжидает, когда долгожданный куш сам упадет к нему в участок. В естественности игры актера Баймурата Жуманова нет повышения голоса: монотонно, не забывая о главном, он устало, но с какой-то печалью, произносит свою оценку каждому участнику.

Его помощник-племянник за весь фильм и слова почти не произносит - уходя в тень и из тени появляясь. У отца убитого (Нурбек Мукушев) большая семья - три жены и от каждой дети - "жалко, конечно, - произносит он, - но что сделаешь, кормить остальных тоже нужно". Дядя Ербола в  таком сочном попадании в образ Тулегена Байтукенова куда прагматичнее и нахрапистее остальных. Держащий в своем большом доме племянника в качестве дармового рабочего, он, почуяв, где можно сорвать деньги, прямолинейно и деловито раздвигает очередь и требует свой куш с раздела мертвого тела. В дело подключается адвокат "золотого" сынка, у которого своя крупная сделка. В костюме и с тросточкой, высовывая сначала нос, а потом неся осторожно свое тело с чемоданчиком денег (актер Рауф Хабибуллин), он цинично дает оценку лживому миру, где все продается и покупается - вопрос только в цене.

Сцена торга в участке наиболее колоритна по образу, жутка по содержанию  - маленькое узкое черное пространство, свет лампы сверху и стая черных стервятников вокруг стола грызутся за лишнюю копейку от продажи мертвого тела.

Фото -

Ербол - единственно уязвимое и нелепое звено всего торга.  Но именно его упрямство видеть мир не просто черным, его сопротивление оставляют надежду на что-то человеческое, заливая в конце только этого паренька утренним светом.

Зимняя ледяная дорога - особое место, скрепляющее всех и все - безлюдные пустыри, заледенелые стекла полицейской машины,  отчужденные лица героев, замороженные чувства. В машине камера по-джейлановски отсвечивает героев, чтобы снять с них маски и показать эту усталость выражения каждого, чуть ли не жалея их. Эх, по абишевской дороге ( здесь можно вспомнить и его "Май"), так и хочется перефразировать гоголевский вопрос, направленный только в свою сторону - "Куда ж и зачем едем-то?".

"Свидетель дела №6" стал заключительной, как мне кажется, частью замечательной по мысли и форме кинопартизанской трилогии, логично завершающей 3D-охват нашей действительности. Фильм, продолжая живописать кинодокумент времени, направлен не на обличение системы или власти, а на людей в пространстве - обезличенных, по сути - омертвелых, замороженных в своих страхах и слабостях, в своем животном желании урвать кусок мнимой сытости. Темный мир абишевского "Свидетеля…." не ужасен, не зловещ, не так экспрессивен, он просто до удручения холоден и пуст, потому что создатели картины нацеливают свой взгляд на потерянность ценности человеческой жизни, где весь мир стал торгом, а люди в нем - свидетелями да продавцами мертвых душ.




Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!