БТА останется в пятерке крупнейших банков Казахстана

Фотография - БТА останется в пятерке крупнейших банков Казахстана

Шансы средних банков выбиться в тройку лидеров очень малы

203 0

Шансы средних банков выбиться в тройку лидеров очень малы

«БТА банк» рано сбрасывать со счетов. Несмотря на то, что процесс реструктуризации задолженности и возврата активов займет достаточно длительное время, БТА не намерен покидать поле конкуренции между банками Казахстана. Кредиторам предложены условия, которые могут их заинтересовать, и даже торговое финансирование, скорее всего, будет реструктурировано. Уверенность в этом выразил председатель правления банка Анвар Сайденов в интервью КазТАГ в четверг.

- Анвар Галимуллаевич, вчера стало известно, что предоставление в АФН соглашения БТА банка с кредиторами перенесено с 3 августа на 18 сентября. С чем связано продление сроков?

- Просто исходя из того, как мы отчитались о проделанной работе, и, исходя из тех временных рамок, которые мы себе ставим в работе с комитетом кредиторов, с инвесторами, правление АФН и определило эту дату. Первоначальное соглашение у нас с АФН было до 3 августа. Мы отчитались о том, какая работа проделана, как мы видим этот процесс переговоров.

Но, с другой стороны, АФН тоже можно понять, поскольку это означает, что до этой даты АФН не будет предпринимать никаких мер по отношению к БТА за нарушение пруденциальных нормативов. Ведь при том уровне убытка и собственного капитала, который сейчас есть, все пруденциальные нормативы нарушаются.

Такая ситуация бесконечно продолжаться не может, и регулятор должен ограничить этот период. Таким образом, 18 сентября, - это более-менее реалистичный, хотя достаточно напряженный срок для того, чтобы выполнить все необходимое. Для этого надо очень активно работать.

- Почему выбрана именно эта дата - 18 сентября?

- До 3 августа мы должны были доложить о согласованном с кредиторами графике работы. В принципе, мы это выполнили, и по тому графику, который представили в АФН, они приняли дополнительное решение.

Поскольку предполагается, что именно до 18 сентября банк должен согласовать с кредиторами основные параметры реструктуризации внешних обязательств.

- Как долго продлится этот процесс реструктуризации, переоценки и возврата активов уже после договоренностей? Сами договоренности ведь занимают какое-то время еще…

- Здесь надо разделять все процессы. Есть возврат активов, особенно тех, которые расположены вне Казахстана, с учетом тех проблем по документации, по взаимодействию с заемщиками, которые находятся в разных юрисдикциях, – это процесс длительный.

У нас ведь есть заемщики, которые находятся не только в СНГ. Есть и ряд заемщиков в оффшорных зонах, в странах дальнего зарубежья. Сам процесс возврата активов займет, наверное, несколько лет. Причем не факт, что 100% этих активов можно будет вернуть. Это отдельная сфера деятельности, на которой мы концентрируемся. Такой работе большое внимание уделяют и кредиторы, поскольку возможность обслуживать внешний долг в новом формате, если мы договоримся, во многом связана именно с возвратом активов, выданных, если так можно выразится, по всему миру.

Сам процесс реструктуризации тоже делится на стадии. Сначала мы можем, в принципе, договориться с кредиторами. После этого идет юридическое оформление этих договоренностей, а затем уже сам процесс переподписания всех многочисленных договоров, который может занять месяцы. А это уже юридическое оформление достигнутых принципиальных договоренностей.

Если мы говорим о 18 сентября как о дате, это срок представления в агентство финансового надзора плана реструктуризации, поскольку по закону, который вступит в действие в ближайшее время, такой план должен быть утвержден регулятором.

Эта дата определяет только дату подачи в АФН плана реструктуризации, который мы согласуем с кредиторами. Потом уже пойдет оформление этого процесса. А возврат активов, я думаю, реально займет несколько лет, поскольку с этим связаны юридические действия БТА банка – подача исков, претензии, и так далее.

- Келимбетов недавно сказал, что БТА банк предложил кредиторам схему разделения дополнительного неожидаемого дохода по возврату активов. Тут кредиторам предлагается открывать сделки с фирмами бывших владельцев БТА банка, которые с ними были ранее заключены?

- В данном случае речь идет как раз о тех проблемных активах, которые расположены, в первую очередь, за пределами Казахстана. Кредиторам предлагается каким-то образом разделить те доходы, которые в случае возврата окажутся в распоряжении банка. Отсюда и цифра 20% - оцененная доля возврата проблемных активов. В принципе, на примере Альянс банка можно сказать, что такой подход возможен. Если вы помните, в плане реструктуризации долга Альянс банка есть одна из опций, когда на такие проблемные активы выпускаются специальные бумаги и кредиторы могут обменять свои требования на такие бумаги. В этом случае, если возврат будет осуществляться, то они будут участвовать в разделении дохода после возврата кредитов. Правда, до такой конкретной стадии переговоров мы еще не дошли, но как возможный вариант это можно рассматривать.

Если говорить о том, должны ли кредиторы в этом случае открывать какие-то дополнительные документы, я думаю, что вопрос некорректен. Поскольку те кредиторы, с которыми мы сейчас ведем переговоры, - это субъекты, которые представили линии под торговое финансирование или заключали двусторонние соглашения, или участвовали в синдицированных займов, то есть на стадии, когда нам предоставляются средства. А как их использовал банк – это вторая часть процесса. Это уже взаимоотношения банка и заемщика.

Кредиторам нет необходимости раскрывать какие-то дополнительные документы, поскольку это фондирование, и, с точки зрения, документов здесь все более-менее понятно. Вторая часть, где как раз и происходит очень большая юридическая, претензионно-исковая работа – это взаимоотношения банка с заемщиками. То есть с теми, кто получал эти средства для использования в различных проектах, в том числе и в России, и в оффшорах. Вот там работа большая ведется, но к кредиторам это отношения, строго говоря не имеет.

- Как обстоят дела с амортизацией кредитов, выданных бывшему менеджменту БТА банка на проекты в России и других странах? Что происходит с московским БТА банком? Там какие-то события странные развиваются. Вы назначаете собрание акционеров, которое другие акционеры называют нелигитимным…

- Если говорить конкретно о московском БТА банке, это чисто юридические претензии акционеров друг к другу. Поскольку казахстанский БТА ставит под сомнение легитимность снижения доли в московском БТА. Эти юридические процедуры уже запущены и осуществляются, в том числе и нашими консультантами. Сюда относятся и диспуты по созыву собрания акционеров. Отсюда же и претензии по поводу изменения названия банка теми акционерами, которые этот вопрос инициировали. Эти споры идут чисто в юридической плоскости. Процесс не обещает быть быстрым, все должно решаться в российских судах, все претензии предъявлены.

Если говорить об амортизации кредитов по проектам, связанным с предыдущими владельцами банка, то они находятся как в Казахстане, так и в России.

Во-первых, сама работа, которая будет вестись по документарной базе, – оформление залогов, взаимоотношения с заемщиками, – очень проблемная. Есть много вопросов, связанных с тем, что предпринимались действия, враждебные нынешнему руководству банка: задним числом переоформлялись залоги, часть документации была утеряна. Документов не было как в местном БТА банке, так и в московском БТА банке, который в целом вел документацию. Поэтому по кредитам сформированы достаточно большие провизии.

Это и было одной из причин того, что по итогам 2008 года наши внешние аудиторы порекомендовали нам сформировать большой объем провизий. Не скажу, что мы эти провизии создали на 100% проблемного портфеля, хотя, в конечном итоге, мы, наверное, так и поступим. Сейчас провизии созданы в пределах 70-80% суммы таких кредитов.

Здесь опять две стороны вопроса. Несмотря на то, что мы создали резервы, работу по возврату активов мы будем вести обязательно, и можете быть уверены, что любая возможность, – банковская, юридическая, процедурная, – будет использована максимально для возврата. Причем речь идет не только о судах в Казахстане и России. Если потребуется, мы будем обращаться и в суды по расположению заемщиков – это страны дальнего зарубежья и оффшорные зоны.

- Если вы говорите о росте провизий, то получается что планируемый дисконт по возврату средств кредиторам будет расти, и возврат их инвестиций будет снижаться?

- Это в том случае, если мы будем формировать дополнительные провизии, по сравнению с 30 июня этого года. В случае, как написано в презентации для кредиторов, стрессового развития ситуации, потребуются дополнительные средства для формирования провизий, – в этом случае, действительно, для кредиторов ситуация ухудшается. Но это и есть один из основных пунктов наших дискуссий с ними. Они хотят, чтобы необходимость формирования дополнительных провизий подтвердил независимый аудитор.

Именно для этих целей нами был нанят международный аудитор – KPMG. Представители компании проводят сейчас оценку этого портфеля и необходимость формирования дополнительных провизий по сравнению с теми, которые были сформированы по состоянию на 30 июня. На самом деле это очень важный вопрос в процессе переговоров, поскольку от необходимости формировать, или нет, эти провизии и зависит сумма дисконта.

- А теперь посмотрите на этот процесс со стороны кредитора. Если предыдущие аудиторы не смогли выявить хищения менеджмента, то сможет ли в таком случае KPMG полностью подтвердить целесообразность формирования провизий?

- По тем хищениям, которые предыдущие аудиторы не смогли обнаружить, есть ведь объективные причины. Я могу поставить себя на их место, хотя за них говорить может быть и не правильно.

Дело в том, что мы работали с аудиторами очень тесно в процессе оценки ситуации. С отсутствием документов, переоформлением залогов, с тем, что кредиты переписывались на компании-пустышки в оффшорах, аудиторы столкнулись на документарном уровне именно в период завершения аудита по итогам 2008 года.

С моей точки зрения, говорить о том, что в середине прошлого года они хищений не видели, а в первом квартале этого года у них «открылись глаза», немного неправильно. Именно в конце прошлого года и в начале 2009 года этот процесс очень активно и проходил. Исходя из тех документов, которые они видели, или, наоборот, отсутствия этих документов, они и сделали такой вывод о необходимости формирования такого большого объема провизий.

Я думаю, что KPMG во многом подтвердит результаты тех аудиторов, потому что KPMG работает с теми же документами, которые были в распоряжении Ernst&Young. Никаких новых документов появиться не может. А та работа, которую группа по возврату активов у нас в банке ведет, может быть, позволит получить более глубокое понимание проблемности того или иного кредита и возможности возврата того или иного актива. Поэтому у KPMG, наверное, будет более глубокий взгляд на ситуацию, но я не думаю, что он будет кардинально отличаться.

- Просто провизии могут превратиться в прибыль, а кредиторы уже никак не смогут пересмотреть подписанные ранее соглашения о снижении задолженности…

- Если они будут участвовать в разделении того дохода, который будет получен в результате возврата активов, это будет им компенсировать возможные потери, на которые они согласятся. Но есть же еще один вариант. Дело в том, что эта опция и по Альянс банку была реализована, и в нашем случае будет предложена - это конвертация долга в акции банка. То есть как акционер банка, как его миноритарный акционер, кредитор тоже сможет поучаствовать в разделении того дохода, который гипотетически может возникнуть.

- А предполагается обмен долга на простые или привилегированные акции?

- Опять же, пока еще сложно говорить конкретно. Скорее всего, будет дополнительная эмиссия, в которой должны будут поучаствовать кредиторы, которые согласятся на конвертацию своего долга в акции. В этом случае, речь, наверное, пойдет об обычных акциях.

- Американские ассоциации по торговому финансированию недавно письмо прислали с просьбой «не трогать» торговое финансирование. Насколько оно адекватно, и как вы относитесь к этой публикации?

- Дело в том, что таких писем было много. Как только БТА банк объявил о начале реструктуризации и о том, что торговое финансирование станет частью реструктуризации, такие письма пошли как от отдельных банков, так и от ассоциаций.

Подход на такие письма озвучен и он реалистичен - БТА банк не может выделить торговое финансирование в отдельную категорию долгов, по которым мы ответим полностью, и безо всяких корректировок, а также, что правительство может это сделать за БТА банк.

Торговое финансирование - это особая форма финансирования и она важна для развития экономики. Но, тем не менее, объективная экономическая реальность такова, что эта категория долга тоже подлежит реструктуризации. Другое дело, что мы можем пойти на какие-то отдельные условия по данной категории кредиторов. Тем не менее, сейчас общий подход таков, что все будет в рамках реструктуризации. К тому же возможный состав комитета кредиторов включает достаточно большую группу банков и агентств, которые занимаются торговым финансированием.

- Анвар Галимуллаевич, как вы видите решение проблемы плохих активов, вообще, в банковской системе? Могут ли банки и надзорные органы с этим бороться, и каким образом? Возможно какое-то ужесточение пруденциальных нормативов или ужесточение банковского законодательства?

- Вы знаете, тут проблема не сводится только к проблемам самих банков и регулированию их деятельности. Это, вообще, связано с экономическим циклом, поскольку экономическая ситуация в стране ухудшается. И если мы находимся в фазе кризиса или рецессии, это неизбежно сказывается на деятельности предпринимателей, будь они крупные, средние или мелкие, а также и на тех доходах, которые физические лица получают. В такие периоды неизбежно ухудшение качества активов. Если мы находимся в рамках циклического экономического развития, мы неизбежно будем с этим сталкиваться.

Другой вопрос, что делать самим банкам и регуляторам? С точки зрения регуляторов, одна из основных мер борьбы с этим – это капитал и резервы. То есть, если у банка достаточный капитал, и он может в рамках этих средств формировать резервы на покрытие убытков по активам, по кредитам, то проблема более-менее решается. Поэтому стремление регулятора повышать требования к капитализации банков и стимулировать к формированию резервов логично.

В принципе, если вы посмотрите движение от Базеля I к Базелю II, то оно во многом с этим и связано. Ведь Базель II делает акцент на системах риск-менеджмента в банках и оценке потенциальных рисков. Такие магистральные направления борьбы с этими проблемами и были озвучены какое-то время назад. Повторяю: риск-менеджмент, формирование резервов и достаточная капитализация банков для борьбы с плохими активами.

Другой вопрос, что кризис, как глобальный, так и в Казахстане, имеет определенную специфику. Он обозначил те риски, которые, наверное, можно было избежать.

Один из таких рисков – это концентрация кредитного портфеля в сфере недвижимости. Здесь, наверное, были перейдены все разумные пределы по выдаче кредитов - что на уровне физических лиц, что на уровне проектов по коммерческой недвижимости – кредитов, которые выдавались застройщикам, девелоперам и другим компаниям. Из этого, конечно, надо сделать выводы и учесть в дальнейшей деятельности банков. Причем выводы не только из деятельности БТА банка, но и всех крупных банков.

Вторым моментом может быть потребительское кредитование, когда очень активно наращивался розничный портфель в некоторых банках, выдавались кредиты по ускоренной схеме скоринга, когда в течение нескольких часов можно было бы оценить кредитоспособность заемщика и выдать ему кредит на основании минимума документов.

Из всего этого тоже можно сделать конкретные выводы для нашей банковской системы. Здесь не только глобальная и макроэкономическая проблема, но и конкретные уроки для казахстанской банковской системы.

- А требуется ли ужесточение законодательства или, например, ужесточение отношений регулятора к банкам?

- Думаю, что сейчас у регулятора достаточно рычагов для того, чтобы такой контроль осуществлять. Другой вопрос, может быть, АФН нужно кадрово укреплять? У АФН, например, были полномочия, чтобы в крупных банках иметь представителей, которые знакомятся, чуть ли не в режиме он-лайн, с текущей банковской деятельностью. Но я знаю, что не во всех крупных банках эти представители находились. Это связано, повторяю, с кадровыми ограничениями агентства финансового надзора. Вот эту проблему можно решить.

Но я не думаю, что законодательно нужны какие-то новые полномочия для АФН. Они и так достаточно велики. Вполне возможно, следует ужесточить законодательство с точки зрения ответственности заемщиков - предприятий и юридических лиц. Регулятором этот вопрос сейчас тоже поднимается. И уже кое-какие предприняты в этом направлении меры: поставлены ограничения по выдаче кредитов оффшорным компаниям. Об этом говорила и сама госпожа Бахмутова.

С этой проблемой мы как раз и столкнулись в БТА банке: очень большое количество кредитов выдавалось оффшорным компаниям, финансовое состояние которых отследить очень сложно. В принципе, даже на контакт с такими компаниями выходить непросто – факсы не отвечают, телефоны молчат, письма возвращаются. В целом, точечные меры по ужесточению требования регулятора возможны, но, я не думаю, что должна ставиться глобальная и кардинальная задача по пересмотру всех полномочий агентства финансового надзора.

Я знаю, что в концепции развития финансовой системы, которую разрабатывает сейчас Национальный банк, АФН и правительство будут ставиться вопросы именно о том, как регуляторы и монетарные власти должны вести себя в период финансовой нестабильности.

- А ведь планировалось, что старая концепция будет работать до 2011 года. А сейчас получается, что ее потенциал полностью исчерпан?

- Нет, не исчерпан. Просто она была написана в период благоприятного развития экономики и банковского сектора, экстенсивного роста банков, активного наращивания кредитного портфеля. Понятно, что сейчас ситуация другая, и те промежуточные уроки которые сейчас получены государственными органами, их надо обязательно отразить в новой концепции.

- Продолжается ли списание активов в банке и увеличения убытков?

- Мы и по июню, и по июлю дополнительно формировали провизии. Эта тенденция продолжается и имеет под собой объективную реальность, потому что в результате работы нашей группы по возврату активов мы пришли к выводу, что эти дополнительные провизии необходимы. Повторяю, что даже по стресс-сценарию для наших кредиторов мы заложили формирование дополнительных провизий.

- А насколько могут уменьшиться активы БТА банка?

- Я не думаю, что активы уменьшатся настолько, что банк выпадет даже из первой пятерки или четверки крупнейших банков Казахстана. По нашим оценкам, в результате процесса реструктуризации и дополнительной рекапитализации банка мы по прежнему останемся достаточно крупным банком. Если говорить в общих чертах, то по состоянию на 30 июня активы составляли 17,5 миллиардов долларов. Я думаю, что по окончании этого процесса мы не опустимся ниже 12 миллиардов. Банк все равно будет достаточно крупным.

- А даст ли БТА шанс средним банкам побороться за позиции в тройке лидеров? Или им лучше не мечтать об этом?

- Мечтать вообще можно о чем угодно (смеется). Я знаю, что некоторые средние банки ставят задачу выйти в лидеры. Наверное, есть какие-то ниши, которые можно занять, но, наверняка, таких ниш немного.

БТА банк сейчас является универсальным банком, поскольку работает с розницей, малым и средним бизнесом, с крупными корпоративными клиентами, и я не думаю, что мы будем эту задачу снимать. Понятно, что акцент деятельности будет на внутреннем рынке, но по-прежнему БТА будет универсальным банком.

У средних банков такие шансы есть, но для этого нужны дополнительные средства от их акционеров. А в нынешних условиях, когда внешние рынки закрыты и на внутреннем рынке средств не так много, такая вероятность очень мала, как и шансы таких банков выйти в лидеры.

 


Теги:

сайденов

Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!