Доклад Келимбетова К.Н. Конференция «Стратегия 2030»

Фотография - Доклад Келимбетова К.Н. Конференция «Стратегия 2030»

В своей новейшей экономической истории Казахстан последовательно прошел два этапа развития.

199 0

В своей новейшей экономической истории Казахстан последовательно прошел два этапа развития.

На первом этапе – в 90-х годах - было важно стабилизировать экономическую ситуацию и провести базовые структурные преобразования. В тот период основными задачами государственной экономической политики были «выжить», провести реформы и не допустить социальных потрясений в обществе. Поэтому усилия государства были сфокусированы на решении текущих проблем.

Экономические реформы 90-х годов не только позволили перевести экономику на рыночные рельсы, но и подготовили почву для перехода к долгосрочному планированию социально-экономического развития страны. Вспоминая тот период через призму сегодняшнего дня, нельзя не отметить правильность и дальновидность решения Главы государства о необходимости разработки долгосрочной стратегии развития Казахстана до 2030 года. Именно для этого в 1997 году Указом Президента страны было создано Агентство по стратегическому планированию и реформам, для которого Главой государства была сформулирована четкая задача «заглянуть в будущее, подумать над моделью, над стратегией - куда должен идти Казахстан".

Когда в Казахстане 12 лет назад принимали программу 2030, к ней зачастую относились не слишком серьезно.

Многие говорили, зачем стране нужна такая программа на столь длительную перспективу, в то время как так много текущих проблем внутри страны.

При этом, с одной стороны, часть экономистов считали, что планирование это вообще наследие советского времени и нерегулируемый рынок должен быть главным приоритетом экономической политики государства.

С другой стороны, другие экономисты говорили, что напротив надо направить все силы на сохранение лучших достижений экономической системы бывшего СССР, включая систему директивного планирования. К тому же, в конце 90-ых среди интеллектуальной элиты был очень популярен пример построения госкапитализма на старой советской основе в Узбекистане.

Кроме того, экономическая ситуация вообще не благоприятствовала любому стратегическому планированию. Так, в конце 1990-ых годов квота на экспорт нефти из Казахстана составляла всего 3,5 млн. тонн в год, цена на нефть не превышала 12 долларов за баррель, доходы государства были крайне низки.

То есть, в те годы стоял вопрос выживания экономической системы страны, которая к тому же находилась под влиянием идей, предусматривающих два взаимоисключающих направления: - либо усиление госрегулирования с переходом к госкапитализму, либо полная стихия рынка в рамках либерализации. В то же время оба этих варианта имели свои серьезные ограничения.

В этой непростой ситуации, когда все советовали сосредоточиться на тактических задачах выживания экономики страны, приспосабливаться к текущей ситуации, выжимать из нее максимум возможного, президент принял решение о принятии программы со стратегическими задачами для страны на длительную перспективу.

Это означало принять программу развития, где текущие проблемы должны решаться исходя из глобальных задач, где тактика вопроса должна быть интегрирована в ее стратегию.

Вопрос стоял о тонкой настройке системы управления экономикой ради становления сильного государства, в полной мере интегрированного в мировую экономику.

Принятие программы 2030 уже в конце 90-ых позволяло поставить вопрос об использовании лучших сторон рынка и госрегулирования. Это сегодня такая схема, когда государство берет на себя инвестирование в стратегически важные объекты и определяет общие правила игры и одновременно максимально облегчает условия для рынка, считается оптимальной. В условиях нынешнего весьма масштабного кризиса именно страны с подобной конфигурацией системы управления экономикой оказались в наиболее выигрышном положении. Однако в конце 90-ых ситуация не выглядела настолько однозначной.

Можно говорить о том, что президент настоял на принятии решения, которое не пользовалось популярностью ни в обществе, ни среди многих экономистов, тем более, что тогда в 90-ых еще не было необходимых теоретических разработок того, как именно нужно проходить путь модернизации странам, вышедшим из коммунистического прошлого.

Это было интуитивное решение политика, который осознавал всю ответственность за развитие страны, и оно оказалось стратегически верным.

Причем было заведомо невозможно заимствовать готовые рецепты где бы то ни было, потому что никто в истории еще не переходил из тоталитарной советской экономической системы, которая сама по себе была для истории уникальным явлением, без необходимых институтов, судов, института частной собственности, бирж и прочего, так как это было в случае с той же Индии, Сингапуре и Малайзии, к современному государству.

Были изучены стратегические программы Китая, Малайзии, Сингапура, Японии, Южной Кореи, США, Норвегии, Канады, других государств. Выяснилось, в частности, что в тех странах, где принимались и последовательно претворялись в жизнь долгосрочные стратегии, основанные на расчетах, понимании местной экономической специфики, на менталитете народа, там добивались поистине выдающихся результатов.

В результате кропотливой масштабной работы была сформулирована Стратегия-2030, которая стала основополагающим стратегическим документом, определяющим курс долгосрочного экономического развития Казахстана.

Второй этап - 1998-2007 гг. - стартовал с реализацией Стратегии-2030. Именно в этот период сформировалась наша собственная, национальная модель экономического развития, которая представляет синтез лучших мировых практик экономического управления.

В 1998 году был осуществлен переход на накопительную пенсионную систему на основе чилийской модели.

А в 2000 году указом Главы государства был создан Национальный фонд, в основе которого была использована модель нефтяного фонда Норвегии как самого успешного в мире.

В 2006 году был создан Фонд устойчивого развития «Казына», прообразом которого стал малазийский фонд «Казына», а на примере сингапурского холдинга «Темасек» был создан государственный холдинг «Самрук».

В мире найдется немного стран, которые в последние годы демонстрировали высокие темпы экономического роста как Казахстан, в число которых входят Китай, Индия, Россия и ряд других стран.

В результате этого Казахстан смог выйти на достаточно высокий уровень своего развития, на котором законы рынка наказывают за невнимательность ко многим важным структурным показателям и пропорциям роста. «Кризис роста» проявился в форме «перегрева экономики», что привело к накоплению чрезмерных рисков в банковском секторе и сфере недвижимости. Именно эти сектора послужили основными каналами воздействия мирового финансового кризиса на национальную экономику. Нот несмотря на возникшие трудности, Правительству удалось сохранить управляемость экономикой и обеспечить ей «мягкую посадку».

Сегодня можно утверждать, что в условиях мирового финансового кризиса экономическая модель Казахстана показала свою эффективность, устойчивость и состоятельность, успешно преодолев турбулентный период.

Теперь наша экономика готовиться перейти к третьему этапу своего развития, который многие называют «посткризисным».

Посткризисное развитие Казахстана – это не нечто новое, а есть продолжение реализации того курса, который был заложен Президентом страны еще в 1997 году в «Стратегии – 2030".

Сейчас экономика Казахстана находится на важнейшем рубеже, так как следующее десятилетие будет решающим периодом. От того, как мы пройдем следующие десять лет, будет зависеть, сможем ли мы превратиться в азиатского барса или нам придется находиться на периферии мировой экономики.

Задача вывести Казахстан к 2030 году в число развитых стран мира сложная, но достижимая, если правильно выбрать способы решения этой задачи.

Как показала реальная практика, попытки прямо скопировать опыт развитых стран в контексте развивающихся стран Востока и Юга, как правило, не давали положительных результатов. Причина заключается в том, что ускоренная модернизация представляет собой чрезвычайно сложный и длительный процесс.

Модернизация и диверсификация экономики, подъем уровня экономического развития и социальной сферы до показателей развитых стран мира – это кардинальные задачи, которые нельзя решить в среднесрочной перспективе.

Страны, достигшие успеха на пути модернизации своих экономик, затратили в среднем 20-30 лет. Финляндии потребовалось 20 лет. Странам Юго-Восточной Азии, чтобы стать «азиатскими тиграми», потребовалось 20-30 лет.

Исходя из исторического опыта процессов модернизации, можно констатировать, что Казахстан сегодня находится на половине пути.

Как показывает исторический опыт, успешная форсированная модернизация в развивающихся странах, особенно на начальных этапах, предполагает доминирующую роль государства в лице национального лидера.

При этом национальному лидеру принадлежит роль «верховного дирижера», который определяет основные стратегические направления, содержание и стилистику процесса ускоренной модернизации.

Именно личностный фактор национального лидера определяет успешность той или иной экономической модели за счет организации планирования развития и мобилизации общества для решения поставленных задач, а также обеспечения последовательности и преемственности в реализации выбранного экономического курса.

В этом кроется коренное различие между рядом стран Латинской Америки и странами Юго-Восточной Азии. Все эти страны использовали практически одинаковый набор мер. Однако сильное политическое руководство стран Юго-Восточной Азии смогло в полной мере реализовать потенциал своих экономик, мобилизовать имеющиеся ресурсы, консолидировать вокруг себя элиту и превратить отсталые страны в «азиатских тигров».

Концентрация государственной власти в руках национального лидера доминирующей партии Нур ОТан, необходимая для модернизации экономики, не воздвигает непреодолимых препятствий на пути к демократии. Напротив, решая вопросы экономического и социального развития, он взращивает средний класс и создает предпосылки дальнейшей политической либерализации.

Сильное политическое руководство служит гарантией последовательной реализации экономической политики и достижения поставленных целей социально-экономического развития нашего государства. Ведь очень важно не только дать стартовый толчок, но и постоянно оказывать практическое содействие ее продолжению и обеспечить ее успешное завершение.

Масштабы и сложность задачи ускоренной модернизации объективно требуют высокой степени централизации государственного управления. Именно государству приходится брать на себя руководство процессом модернизации едва ли не во всех сферах общественной жизни и самому создавать необходимые предпосылки данного процесса – так или иначе стимулировать рост национального бизнеса, формировать экономические и политические институты, правовые нормы, системы образования, выдвигать официальные идеологические установки.

Правильно выстроенная система государственного управления экономикой должна соответствовать той степени сложности задач экономического развития и обеспечивать точное и своевременное исполнение задач, поставленных национальным лидером.

Что мы понимаем под усилением роли государства в экономике?

Во-первых, это укрепление регулятивных функций государства. В первую очередь, это касается усиления надзора над финансовой системой. Не секрет, что зачастую, особенно в период бурного роста, регулятивная способность государства начинает существенно отставать от темпов развития частного сектора. Базовые принципы экономики, такие, как честная конкуренция, неприкосновенность частной собственности и поощрение деловой инициативы должны остаться незыблемыми.

Во-вторых, это усиление роли государства в стратегических секторах экономики через национальные компании, которые должны стать «национальными чемпионами» и сыграть роль «локомотивов» ускоренной модернизации.

В-третьих, это механизм государственного планирования социально-экономического развития страны. Причем это не Госплан с директивными указаниями сверху, сколько и как производить, а тесная координация долгосрочных задач социально-экономического развития страны.

В мире накоплен огромный опыт использования развивающимися странами различных стратегий экономического развития, которые можно условно сгруппировать по трем типам.

Стратегия «догоняющего развития» направлена на повторение того пути, который прошли развитые страны, через развитие импортозамещающих и экспортоориентированных обрабатывающих отраслей экономики. (Россия, Китай, страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии).

Стратегия «традиционной специализации» базируется на развитии экономики через сырьевые отрасли. Эту стратегию успешно использовали страны, богатые сырьевые ресурсами, в числе которых Канада, Австралия, Норвегия.

Стратегия «постиндустриального развития» направлена на развитие сферы услуг.

Ни одна из этих стратегий не использовалось в чистом виде. Наоборот, все страны, которые добились успеха в своем развитии, находили оптимальное сочетание различных стратегий. Вместе с тем, только одна стратегия всегда являлась доминирующей.

Наиболее подходящей стратегией ускоренной модернизации экономики Казахстана является стратегия «традиционной специализации» с опорой на нефтегазовый сектор.

Как показывает мировой опыт, обладание сырьевыми ресурсами зачастую трактуется как «ресурсное проклятье». Согласно этой концепции страны, богатые природными ресурсами, в долгосрочной перспективе демонстрируют более скромные темпы экономического роста по сравнению со странами, не имеющими значительных природных запасов.

Однако, как мне кажется, влияние сырьевого сектора на развитие экономики может быть как положительным, так и отрицательным. Всё зависит от типа связей сырьевого сектора с остальной экономикой. В тех случаях, когда развитие ресурсного сектора на экспорт стимулировало рост отраслей находящихся на нижних этажах производственного цикла, производящих средства производства для отраслей сырьевого сектора, и отраслей на верхних этажах, связанных с переработкой сырья, экономика, основанная на экспорте природных ресурсов, постепенно диверсифицировалась. И наоборот, если связи ресурсного сектора с остальной экономикой были слабыми, диверсификация не происходила. Когда средства производства ввозились из-за границы, возникало лишь анклавное экспортно-сырьевое производство и государство попадало в так называемую ловушку сырьевой зависимости.

Следовательно, «ресурсное проклятие» не неизбежное явление. Оно проявляется только в тех богатых ресурсами странах, которые не могут проводить эффективную политику управления своим богатством.

В этом отношении показателен пример таких стран как Норвегия, Канада, Австралия. Эти страны смогли разумно распорядиться своими сырьевыми ресурсами и обеспечить устойчивое развитие своих экономик.

В ближайшее десятилетие нефтегазовая промышленность останется главным «двигателем» экономического роста. Долгосрочный спрос на нефть и, следовательно, цены на нефть по оценкам большинство экспертов будет только расти.

В этой связи необходима комплексная политика в отношении нефтегазового сектора, которому предстоит решить несколько взаимосвязанных задач:

1) развитие нефтегазовой промышленности

2) переход на производство продукции с более высокой добавленной стоимостью (диверсификация первого типа)

3) содействие в диверсификации второго типа.

Первоочередная задача на пути модернизации экономики – превратить нефтегазовую промышленность из «двигателя экономического роста» во «флагмана экономического развития». Развитие нефтегазовой промышленности предполагает не только наращивание физических объемов добычи сырья, но и превращение нефтегазовой промышленности в высокотехнологичный сектор, занимающий ведущие позиции в экономике страны. Нефтегазовый сектор должен стать образцом для остальной экономики. В нем должны находиться самые лучшие кадры, использоваться новейшие машины и оборудования, применяться самые новейшие технологии, соблюдаться самые высокие экологические стандарты и стандарты техники безопасности, достигаться высокая производительность труда, присутствовать надежная система социальной защищенности работников.

Зарубежные нефтегазовые компании, которые помогают нам осваивать наши месторождения, дают нам прекрасную возможность научиться у них, перенять от них опыт и навыки.

Учитывая базовую структуру национальной экономики, которая опирается на сырьевые ресурсы, можно выделить два типа диверсификации.

Диверсификация первого типа – переход сырьевых производств на более высокий передел, развитие обрабатывающей промышленности на базе сырьевых ресурсов и производство товаров с более высокой добавленной стоимостью.

Например, это переход с экспорта нефти на экспорт продуктов нефтехимии, переход с экспорта железных и цветных металлов на экспорт готовых металлических изделий. Здесь, несомненно, у Казахстана есть явные конкурентные преимущества.

Диверсификация второго типа – развитие новых производств обрабатывающей промышленности, Например, это производство и экспорт автомобилей, бытовой техники, станков и оборудования, одежды и обуви, продуктов питания.

По объективным причинам в ближайшее десятилетие (а может и в ближайшие двадцать лет) локомотивом экономического роста будет оставаться нефтегазовая промышленность, а ее доля в ВВП будет продолжать расти.

Через аналогичные структурные изменения прошла экономика Норвегии. Если 1970 году в экономике практически отсутствовала нефтегазовая промышленность, то через 10 лет ее доля выросла до 13,45 и в прошлом году составила 26,1%.

Наша задача – это тесная интеграция нефтяного сектора в экономическую систему страны путем формирования устойчивых связей между нефтегазовыми компаниями и остальными отраслями экономики.

Надо признать, нефтегазовый сектор Казахстана в последние годы был как «нефтегазовый анклав». Поэтому необходимо связать нефтегазовый сектор с остальной экономикой и сделать ее опорой политики диверсификации, как первого типа, так и второго типа.

Только в этом случае рост добычи нефти и газа и развитие на этой базе нефтехимической промышленности будет сопровождаться развитием отраслей обрабатывающей промышленности и сектор услуг, обслуживающих нефтегазовую и нефтехимическую промышленность.

Устойчивые связи между нефтегазовым сектором и остальной экономикой позволит сформировать целый ряд отраслей, которые получат возможность развиваться на первоначальном этапе через сервисное облуживание нефтегазового сектора.

В этом и заключается прорывной характер нефтегазового сектора, который должен дать толчок технологическому и инновационному развитию всей экономике Казахстана.

Индустриальная политика неразрывно связана с территориальной политикой. Усиление роли государства в экономической политике предполагает реализацию рациональной и эффективной политики территориального развития, которая должна учитывать большую территорию и низкую плотность населения и быть направлена на развитие городов с большим потенциалом роста и экономической активностью. Территориальная концентрация экономической деятельности может обеспечить мощный импульс для развития близлежащих территорий.

Текущий финансовый кризис необходимо рассматривать как время для новых возможностей в части трансформации и пересмотра политики равномерного развития регионов к точечному подходу развития городов. Приверженность к данному подходу позволит сконцентрироваться на достижении определенных целей.

Успешность данного подхода доказана опытом таких развитых стран как Австралия и Канада, которые обладают схожими с Казахстаном демографическими и географическими признаками.

Для реализации территориальной политики необходимо определить наиболее перспективные города для направления основных усилий на их развитие.

Несомненно, в первую очередь, это касается главного города нашей страны – Астаны. Перенос столицы из Алматы в Астану было дальновидным и мудрым решением Главы государства, которое создало предпосылки для формирования в Казахстане еще одного мегаполиса. Все помнят тот скептицизм, который царил в обществе, и даже скрытое возмущение тех, кто не хотел покидать свои насиженные места в Алматы. Однако вряд ли сейчас кто-нибудь сомневается в правильности исторического решения Президента страны перенести столицу.

Алматы и территории вокруг него уже представляют собой крупную агломерацию - деловой центр страны – «бизнес-хаб».

Огромные запасы нефтегазовых ресурсов на западе Казахстана дают нам возможность сформировать в этом регионе третий мегаполис нашей страны, который будет представлять собой энергетический хаб.

В южном регионе высокая плотность населения создает благоприятные предпосылки для формирования крупных агломераций.

Основными направления развития городов-лидеров должны быть развитие кадрового потенциала, создание благоприятного бизнес-климата, развитие современной социальной и транспортно-логистической инфраструктуры.

Концентрация государственных усилий в территориях с самыми большими конкурентными преимуществами способна переломить негативный тренд развития и с помощью «лидеров» постепенно «вытягивать» остальные регионы.

Успешность ускоренной модернизации экономики Казахстана будет также зависеть от нашей способности мобилизовать необходимые финансовые ресурсы.

Именно те страны, которые имели высокий уровень сбережений и смогли пожертвовать текущим потреблением в пользу долгосрочных инвестиций, смогли успешно совершить рывок в своем развитии.

Наиболее существенным источником внутренних сбережений являются сбережения населения. В этом направлении на первый план выходит укрепление доверия населения к финансовой системе, которое является одной из первоочередных задач новой архитектуры финансового сектора страны.

Пенсионные накопления, которые являются «длинными деньгами», могут быть использованы для финансирования долгосрочных инфраструктурных проектов.

Как показывает опыт зарубежных стран, привлечение прямых иностранных инвестиций играет одну из ключевых ролей в модернизации экономики нашей страны. Прямые иностранные инвестиции – это не просто дополнительные притоки финансовых ресурсов, но и новые технологии и инновации, знания и управленческий опыт.

Приток прямых иностранных инвестиций в страну сигнализирует о доверии зарубежных инвесторов к экономической политике государства.

Не могу не сказать несколько слов о той важной роли, которую может сыграть партия в содействии ускоренной модернизации национальной экономики.

Партия «Нур-Отан» является партией лидера нации и, тем самым, оправданно занимает доминирующую позицию в политической системе страны.

Доверие населения к партии и ее лидеру означает общественную поддержку процессов экономической модернизации и позволяет консолидировать усилия нации и сделать рывок в развитии – залог достижения поставленных стратегических целей.

Если на первоначальном этапе одной из задач, поставленных перед партией, был контроль над ходом реализации экономической политики, то со временем Партия «Нур-Отан» стала играть активную роль и начала активно участвовать в формулировании и определении задач государственной экономической политики.

Такая активная позиция партии «Нур-Отан» позволяет ей не только быть опорой лидера нации на политическом поле, но и стать важнейшей надстройкой в новой, посткризисной конфигурации системы государственного управления экономикой.

Другой важнейшей настройкой системы государственного управления экономикой является государственная служба, в хорошем смысле этого слова.

Учитывая важность сильного и эффективного государственного аппарата для устойчивости социально-экономического развития страны и повышения эффективности регулирования экономикой, формирование компактного и профессионального правительства было включено в качестве одного из приоритетов в «Стратегии-2030».

В период кризиса мы много говорим о необходимости пересмотра существующих правил игры. Однако сами правила игры, какие бы хорошие и передовые они не были, без сильного надзора со стороны государства обречены на провал. Способность государства осуществлять надзор над соблюдением правил игры зависит от наличия у него сильного и эффективного бюрократического аппарата. Каждый сегмент экономики страны требует сильного регулятора, который наделен полномочиями определять стратегию развития данного сегмента, и несет ответственность за состояние дел в данном сегменте экономики.

Важное место в системе государственного управления экономикой занимают государственные финансовые и производственные активы.

Как показал мировой финансовый кризис, создание Национального фонда в 2000 году оказалось правильным, дальновидным и мудрым решением Главы государства.

Кризис показал важность наличия у государства резервной подушки «на черный день», чтобы оказать поддержку экономике и обеспечить выполнение государством своих социальных обязательств.

В посткризисный период нам необходимо продолжать наращивать Национальный фонд, сохраняя первоначальную концепцию его функционирования.

В то время как в Национальном фонде сосредоточены финансовые активы государства, в Фонде «Самрук-Казына» сконцентрированы стратегически значимые производственные активы государства.

Слияние Фонда Казына и Холдинга Самрук позволило сконцентрировать в «единый кулак» государственные активы страны и наладить оперативный и прозрачный механизм оказания финансовой помощи экономике.

Хотелось бы отметить, что как антикризисный управляющий Фонд «Самрук-Казына» представляет собой уникальный опыт борьбы с финансовым кризисом. В остальных странах основными борцами с кризисом являются др ведомства.

Кризис рано или поздно закончится. Поэтому Фонд «Самрук-Казына» не только работает в рамках реализации стабилизационной программы в качестве антикризисного управляющего, но и осуществляет подготовку к посткризисному управлению государственными производственными и финансовыми активами.

Усилия управляющего холдинга должны быть направлены на стратегически значимые отрасли национальной экономики. Национальные компании должны стать национальными чемпионами. Формирование национальных чемпионов, которые не только будут играть роль «флагманов» национальной экономики, но будут способны составить достойную конкуренцию аналогичным компаниями на внутреннем и зарубежном рынках. Тенденции развития мировой экономики показывают, что мощь государства определяется наличием у него крупных национальных чемпионов.

Таким образом, мы видим, что казахстанская экономическая модель в стратегическом плане доказала свою конкурентоспособность, но это не снимает вопросов тактического характера, которые неоднократно озвучивал в своих президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, но на многие из которых пока что наша управленческая элита не сумела дать полного и точного ответа: как соотнести интересы государства и бизнес элиты? Возможно ли побудить банкиров, крупных предпринимателей мыслить по-государственному, в логике, определяемой задачами страны, а не конкретных бизнес-проектов.

Это вопросы нравственности и, можно сказать, патриотизма в политике и экономике, которые часто отдвигаются на второй план перед возможностями получения сверхприбыли.

Но, если внимательно вчитаться в базовые положения «Стратегии 2030», то мы увидим, что «процветание, стабильность и безопасность» гарантированны каждому казахстанцу, а не только тем, кто оказался более успешным в бизнесе.

Теперь, определяя перспективы развития Казахстана в посткризисную эпоху, мы должны задать себе риторический вопрос – что нужно сделать для того, чтобы добиться гармонии интересов власти, общества, крупного бизнеса, не усиливая чрезмерный государственный контроль, не лишая рыночную экономику ее сути – свободной конкуренции.

Попытаемся дать ответ на этот вопрос, опираясь на логику, обозначенную в последних статьях нашего президента. Ключ к решению глобальных задач, стоящих перед страной в системном улучшении качества человеческого капитала. Именно эта цель, в конечном счете, должна определить наши приоритеты в экономической политике. Это и есть ядро новых подходов, определяющих развитие нашего общества в посткризисную эпоху.

Теперь, когда перед Казахстаном стоит задача выхода на более высокий уровень развития в условиях перехода к новой архитектуре мировой экономики, политики и финансов, мы вновь обращаемся к вопросу о влиянии лидерского фактора на скорость, динамику, успешность реагирования на современные реалии и глобальные тренды.

Мы видим, что именно концептуальные работы Нурсултана Назарбаева "Ключи от кризиса" и "Пятый путь" формируют новую повестку дня не только для Казахстана, но и на уровне глобальных геополитических и геоэкономических трендов. В этом смысле, казахстанский лидер является не только своего рода национальным брендом, с которым для многих за рубежом ассоциируется независимый Казахстан, но и политиком, от мнения которого, от сформулированной стратегии действий зависит будущее теперь уже не одной страны, а всей мировой архитектуры, формирующейся в посткризисную эпоху.

И, если в середине 90-х годов Казахстан формировал "стратегию 2030" перед нами стоял вопрос определения будущего проекта "Казахстан", то теперь мы видим, что границы наших возможностей значительно расширились и к нашему опыту обращается все большее число стран, перенимающих достижения в сфере экономики, политики, казахстанской модели межэтнического и межконфессионального согласия. Мы сформировали самобытную и, в то же время, обладающую целым рядом универсальных черт национальную модель развития. И основой для достижения этой задачи, безусловно, стал фактор национального лидера.

В целом мне бы хотелось отметить, что залогом успеха процесса ускоренной модернизация экономики является не только критическое осмысление пройденных этапов, но и четкая нацеленность на будущее, консолидация усилий и постоянное движение вперед. Самоуспокоение и эйфория как показывает международный опыт, к хорошему никогда не приводило.

Подытоживая выступление, хотел вывести формулу успешного посткризисного развития страны:

Национальный лидер, сильное государство и диверсифицированная, конкурентоспособная экономика – являются основополагающими элементами будущего прогресса страны.


 


Теги:

доклад

Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!