В Германии вводится режим жесткой экономии

Фотография - В Германии вводится режим жесткой экономии

Правительственная программа бюджетной экономии - это продолжение перехода Германии от общества всеобщего благоденствия к обществу равных возможностей, считает обозреватель Deutsche Welle Никита Жолквер. 

183 0

Правительственная программа бюджетной экономии - это продолжение перехода Германии от общества всеобщего благоденствия к обществу равных возможностей, считает обозреватель Deutsche Welle Никита Жолквер.

Когда канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) и ее заместитель Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle) представляли на пресс-конференции в Берлине правительственную программу экономии, то очень старались произвести впечатление социально озабоченных государственных деятелей. В первую очередь они долго и подробно говорили о жертвах, прописанных деловым кругам ФРГ.

Без пули в лоб

Это и отмена налоговых льгот для особенно энергоемких производств, и дополнительные отчисления в бюджет крупнейших энергетических компаний в обмен на возможность до поры до времени не отключать их чрезвычайно прибыльные атомные электростанции, и сборы со всех авиакомпаний, самолеты которых пользуются немецкими аэропортами. По два миллиарда евро в год правительство рассчитывает вытряхивать из финансовых воротил с помощью специального нового налога на все биржевые операции.

Но немецкие деловые круги не стали пускать себе пулю в лоб от отчаяния. Жертвы терпимые, тем более что их значительную часть можно переложить на плечи конечных потребителей. "Атомные" отчисления, например, можно компенсировать повышением тарифов на электричество, а авиа-сборы - увеличением цен на билеты на 10-15 евро.

К теще на блины

В отличие от крупных бизнесменов немецким безработным нечем компенсировать финансовые потери, которые прописаны им. Живущие на государственное вспомоществование более не будут получать родительское пособие (300 евро), отменяются временная доплата безработным со стажем более года, взносы за них в пенсионный фонд, финансовая помощь на оплату и отопление жилья. Кроме того, целый ряд услуг, предоставляемых федеральным агентством занятости, например, оплата курсов переквалификации или проезда в другой город на собеседование к потенциальному работодателю, будут лишены статуса гарантированных законом. То есть безработный теряет право на такую услугу, решение отдается на откуп персональному менеджеру агентства. Ему решать, стоит ли тратить бюджетные деньги на этого конкретного соискателя государственной услуги.

Все это больно, очень больно. У безработного каждый евро на счету. Но и у работающих в низкооплачиваемой сфере - тоже. Разница же в реальных доходах, в той сумме, которой располагает, скажем, работающая продавщицей и неработающая мать-одиночка, минимальная.

Стимул работать

Немецкое правительство совершенно сознательно решило эту разницу увеличить, повысив тем самым стимул искать и находить работу, пусть даже не совсем отвечающую по содержанию и оплате представлениям безработного. Именно поэтому в программе экономии нет ни одной меры, напрямую затрагивающей финансовые интересы людей работающих - ни повышения подоходного налога, ни увеличения НДС, ни отмены налоговых льгот за ночную смену и в выходные дни, ни ликвидации дотаций на проезд к месту работы. Не стало правительство - вопреки широким требованиям - повышать даже верхнюю ставку налогообложения, которую платят люди состоятельные. И правильно сделало. Ведь верхнюю ставку платят со своих доходов и большинство предпринимателей средней руки, коих в Германии 90 процентов, то есть именно те, которые и тянут экономическую лямку. Душить их налогами - рубить сук, на котором сидишь.

Да, немецким безработным не позавидуешь. Им придется еще туже затянуть пояса. Но и такую систему социальных гарантий, как в Германии, надо еще поискать. В какой еще стране мира половина всех государственных расходов - это расходы на социальные нужды, бюджет одного единственного министерства - труда и социальных дел?

На протяжении многих десятилетий Германия жила явно не по средствам. По двум причинам. Во-первых, надо было выдерживать политическую конкуренцию с миром социализма, с его дутой и, как оказалось, недолговечной социальной защищенностью. А во-вторых, немецкие политики, чтобы быть избранными или переизбранными во власть, из раза в раз совершали социальный подкуп избирателей за счет средств грядущих поколений. И вот теперь - ускоренный кризисом еврозоны - настал черед того поколения, которому приходится расплачиваться.

Рыба и удочка

Первым заметил, что деньги в тумбочке постепенно кончаются, еще предшественник Ангелы Меркель на посту канцлера Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder). Он своей "Агендой 2010" осуществил первый этап болезненных социальных реформ. Теперь наступает второй. Возможно, не последний. В итоге Германии придется окончательно распрощаться с обществом всеобщего благоденствия, ведущего к социальному иждивенчеству, и перейти к обществу равных возможностей.

Именно такая цель, кстати, и сформулирована в сопроводительном политическом меморандуме к правительственной таблице предстоящих сокращений: "Наша цель - добиться того, чтобы все люди в нашей стране имели шансы на благосостояние". Для этого, в частности, правительство решило не экономить на инвестициях в систему образования, в науку и исследования.

Принцип это хорошо известный: лучше не кормить голодного рыбой, а дать ему удочку и научить рыбачить. 



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!