Адильхан Ержанов - режиссер и партизан

Фотография - Адильхан Ержанов - режиссер и партизан

Фото: voxpopuli.kz

Самый загадочный автор в казахстанском кино рассказал о себе и своих фильмах.

1569 0

Его фильмы, столь ожидаемые на кинофестивалях, недоступны в широком прокате. В его картинах парадокс и абсурд возводятся в культ, но в то же время рука об руку с ними шествуют романтизм и идеализм. Казалось бы, он сам состоит из противоречий, но на самом деле открыт для общения и стремится, чтобы и остальные взглянули на его ранимый и волшебный  мир, ведь это и наш мир, только показанный им с другой стороны. Даже интервью с ним вышло за границы обычного, вместо него - его мысли и мои ремарки. Итак, поворот на 180 градусов: знакомьтесь - кинорежиссер, сценарист Адильхан Ержанов о себе, о кино и своем новом фильме "Чума в ауле Каратас".

О себе

- Я - не то чтобы атеист, я - антитеист. Мой любимый афоризм - "Бог на стороне больших батальонов" - легко перекладывается на кинематограф. Афоризм принадлежит Наполеону, ирония в том, что его батальоны всегда были меньше вражеских. По сути, настоящий режиссер - это всегда война с реальностью при сильном перевесе противника. А Бог на стороне больших бюджетов. Отсутствие денег - провидение для казахстанского кино. Мало кто это понимает.

О себе он практически не говорит. Родился в Жезказгане и вырос в Алматы. Его инструментом с детства были пластилин и лепка, позже - карандаши и бумага, с помощью которых рождались будущие герои и пространства, конфликты и характеры, ирония к происходящему и его мотивы - борьба и романтика. Уже в этом неимоверном количестве разрисованных тетрадей можно угадать будущих героев фильмов. Карикатура и комикс сослужат свою службу в тот момент, когда в 17 лет он вышлет свою работу на телеканал "Хабар", где проводился конкурс на лучший сценарий на постановку анимационного сериала "Козы Корпеш и Баян Сулу". И  вопреки логике - отсутствию тогда профессионализма или поддержки - победит, а сериал в это непростое время выйдет на экраны.

Фото -

О кино

- Для хорошего фильма нужны всего две вещи - хороший фильм и воображение зрителя. Главные инструменты в кино - не монтаж, не актеры и не сюжет, главные инструменты - это свет и время. В кино нет правил, которые бы исполнялись так же тщательно, как правила в живописи, литературе, хореографии. В кино только одно правило - квадратный экран, но и оно нарушалось в истории.

В искусстве ценится только то, что выходит за рамки морали. Искусство - имморально. Мораль - временное явление, как и мода. Морализаторские произведения обречены выйти из моды вместе со своим поколением. Все догматики от кино раньше или позже станут выглядеть старомодно.

Мои принципы в кино - это этические принципы. Я не могу показать крупный план с говорящим человеком, потому что это для меня бессовестный поступок. Все на экране имеет смысл, каждый сантиметр. Если что-то случайно, это уже не искусство. Неожиданные концовки, перипетии - это удел сюжетов. Настоящая режиссура занимается созданием мира, а не литературы.

Я люблю парадоксы. Если нет парадокса в кадре - нет искусства. Удивление, сочетание несочетаемого, противоборство тьмы и света, сопротивление понятий - это кино.

В КазНАИ имени Т.Жургенова он был лидером группы. Вместе с Сериком Абишевым они с первого курса начинали снимать свои фильмы почти без остановок. "Зомби из космоса" - первая и сразу запоминающаяся по финалу работа. Никто так не сумел сделать и показать из коридоров академии образ отжившего прошлого, в котором герой, несмотря на борьбу, погибает. И вот с этим прошлым два киносолдата-романтика начали свою профессиональную борьбу в кино вопреки всем правилам и давлениям со стороны. Определение  "вопреки" как нельзя кстати. Именно всегда вопреки всем возможностям с самого начала Адильхан доказывал в кино, что он - Адильхан Ержанов. В "Автопортрете", "Каратасе" уже хорошо виден его интерес к войне света и тьмы. Но "Бахытжамал" в студенческое время стала его вершиной, подарив не только черно-белую борьбу, но и замечательные остановки времени с обнажением чувств героев, и вопреки невозможности - мотив веры в то, что "она обязательно вернется".

Фото -

Об авторе в кино

- Самый большой соблазн в режиссуре - обилие возможностей киноязыка. Необходимо сузить их до одного единственного приема - и тогда режиссура появится. Великие картины - не всегда большие. Картина "Мона Лиза" - два фута в высоту. Так и с бюджетами - размер не имеет значения. Со временем все сюжеты забываются. Остается только стиль.

Ценность режиссера - в его философской оригинальности. Сегодня мало быть просто умелым режиссером. Необходимо нести новую философию. Потому так мало новых имен - в философии все меньше и меньше простора для открытий.

Автор строит свою онтологию. Онтология автора - единственное ценное, что есть в кино. Все споры об особенностях языка кино - пустые. Все сходятся на том, что монтаж и есть единственное, что его отличает. Монтажные склейки - для меня слишком легкий способ вести повествование. Нет ничего проще вставить кадр и объяснить зрителю, что думает автор. Но сложнее спрятать автора, а монтаж так или иначе автора раскрывает. Причем очень грубо.

Однако монтаж есть и в литературе, и в живописи, и даже в театре. Смена декораций, смена световых акцентов - чем не монтаж? На самом деле нет разницы между кино и всеми остальными видами нарративных искусств. Язык автора один для всех жанров. Есть мир - есть автор. Формула языка проста: философия, выраженная в форме, равна языку.

Киноязык - это его конек, его  почти музыкальный киноинструмент. Настолько "Риэлтор", "Строители", "Хозяева", "Чума в ауле Каратас" ритмически играют с помощью его исконных средств кино в построении формы фильма,  словно из детства -  те же лепка пространства и графика героев. К понятию формы - здесь у него свое особое мнение. Форма - это не просто визуальный ряд, это синтез авторской мысли (философии) через собственную оригинальную изобразительную подачу - лепка пространства. Форма - это смысловой и изобразительный мир режиссера Ержанова, который он строит с каждым новым фильмом сложнее и уходя глубже из социальной реальности в гротескные дебри человеческих страхов и романтического стремления противостоять им.

Фото -

О собственном стиле

- Когда доходит до вопроса, что означает все, что я снял, мне хочется убить себя или спрашивающего. Потому что я не знаю того человека, который снимал. Когда я снимаю, я не являюсь собой - снимает кто-то другой, кого я совершенно не знаю.

Мне важно наполнить все содержание своим смыслом. Кто-то зовет это условностью, символами, а для меня это просто реалии того мира, который существует в произведении. Карикатурный реализм - это перевод реальности на язык экспрессионизма. Только в более грубых мазках. По сути, любое искусство - перевод реальности.

В мире есть одно незыблемое правило - абсурд. Он есть в движении космических тел, он есть в наших мыслях. Все подчиняется закону абсурда, и человек обречен с ним бороться. Три кита моих фильмов - свет, тьма, абсурд. Природа не имеет смысла,  и все, что остается человеку - бороться с ней, будучи обреченным.

Мне интересны только обреченные герои. Я не могу показывать что-то тихо. Каждый кадр должен кричать. Но этот крик должен быть скрытым. Мне интересна только настоящая жизнь, но мне неинтересна форма настоящей жизни.

Если что-то можно описать - это не является тем, что окажется интересным на экране. Если вещь невозможно объяснить, если в ней есть феномен парадокса, то ей самое место на экране. В карикатуре есть парадокс. Я говорю о моей карикатуре, в которой нет смеха и иронии. Моя карикатура - это искажение реальности для усиления чувства страха от безысходности жизни. Моя карикатура более печальна.

Движение в кадре непременно. Не движение кадра, а именно в кадре. Жизнь - бесконечное броуновское и цикличное движение без какой-либо определенной траектории, и изображение мое выражает эту онтологию жизни. Все смешно и печально одновременно, мой карикатурный реализм об этом. Партизанское кино - не цель, а средство. Цель - собственный жанр.

В истории чума оказалась настолько сильным явлением, что давно вышла за границы проблемы и болезни, стала архетипом в различных видах искусства. Например, в литературных средневековых произведениях - это побег от реальности, у Эгара По - синоним неотвратимости рока, у Альбера Камю - олицетворение фашизма. Чума - та болезнь, которая перестала быть болезнью, и Адильхан в своем новом фильме весьма условно говорит о болезни, скорее, преподносит ее как нарыв человеческого бессознательного, закованного в броню догматизма.

Фото -

По фильму "Чума в ауле Каратас"

- Форма в фильме продиктована временем. Экспрессионизм - это искаженные формы реального мира. Проблема в том, что реальный мир сегодня искажен настолько - что экспрессионизм при всей его утрированности - самое честное, что можно предложить. Условность в фильме - правила игры. Если реальности нет, то можно выдумать какую угодно реальность - иными словами, только та действительность в кино настоящая, которая выдерживает целостность правил, выдуманных автором.

"Чума в ауле Каратас" - это фрески. Каждый план я задумывал как фреску с ее эстетикой простоты. Сюжет здесь также полезен, как вспомогательные надписи на гравюрах. В принципе, их можно не читать. Вне сознания человека нет искусства. Потому абсолютизировать искусство нельзя - какой человек, такое и искусство.  Какая эпоха, такая и планка.

И удел в кино Адильхана Ержанова, как и главного героя "Чумы в ауле Каратас", как, впрочем, и любимого героя режиссера - Дона Кихота, бороться без страха и упрека с помощью своего смелого киноязыка с мрачными тенями ветряных лестниц нашего абсурдного и карикатурного времени. И, в свое время спустившись в его лабиринт, понимаю - обратной дороги нет.




Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!