Искусство как актив

Фотография - Искусство как актив

Жибек Караманова. Фото из личного архива

I Международная арт-бизнес конференция "КЕРЕМЕТ. Искусство как актив" пройдет 9 сентября в Алматы.

5480 0

Какая самая дорогая картина находится у нас в стране? Какую картину следует купить на аукционе Christie's в Лондоне с тем, чтобы с выгодой продать ее в Казахстане? Какую картину нужно купить у нас и за сколько продать ее на Западе? На эти вопросы и множество сопутствующих призвана ответить уникальная конференция, организованная юридической фирмой KEREMET Holding при поддержке Министерства культуры и спорта РК, Государственного музея искусств имени Абылхана Кастеева и Национального музея Республики Казахстан, передает Today.kz.

"Наш действительно уникальный международный проект призван стать площадкой для обсуждения принципиальных вопросов в арт-бизнесе с целью налаживания контактов между музеями, галереями и коллекционерами, между художниками и арт-дилерами, между коллекционерами и юридическими, финансовыми консультантами, решения проблем между специалистами в области страхования перевозок арт-объектов и банками, между аукционными домами и участниками арт-рынка", - рассказала основатель юридической фирмы KEREMET Holding и проекта KEREMET Art, организатор I Международной арт-бизнес конференции КЕRЕМЕТ Жибек Караманова.

Фото -

По ее словам, главный импульс конференции – и это ее сверхзадача – расширить понимание инвестиционной привлекательности арт-рынка для молодого бизнеса государства. Конференция заинтересовала аукционные дома Christie’s, Sotheby’s, различного уровня музеи, галереи, художников, арт-консультантов, кураторов крупнейших в мире корпоративных арт-коллекций, банки, международные страховые и оценочные компании, юридических и финансовых консультантов из Великобритании, России, Швейцарии, Люксембург, Германии, ОАЭ поучаствовать в процессе формирования казахстанского арт-рынка. На приглашение принять в ней участие откликнулись более 100 профессионалов со всего мира.

– Скажите, что послужило толчком для организации конференции, какой-то факт? Чей-то совет? Какое-то событие у нас, которое должно произойти в будущем?

– С арт-рынком, если нынешние отношения в области создания и оборота арт-объектов в Казахстане можно назвать полноценным арт-рынком, я столкнулась совершенно случайно. Признаться, раньше искусством я интересовалась исключительно потому, что сама являюсь поклонником и любителем искусства, не более. Около двух лет назад в рамках одного моего проекта DiningSmart я, как юрист активно сотрудничала с кафе и ресторанами. Ко мне стали обращаться близкие мне люди и знакомые с простой просьбой рассказать, что висит на стенах в различных заведениях, офисах в различных зарубежных городах, и заодно присмотреть что-нибудь для них самих.

Фото -

У меня племянница хороший художник, но она совершенно не знает, как продавать свои работы. Может, как-то можно помочь продать ее работы, думала я, и чувствовала, что могу помочь. И тут один иностранец, также художник, обращается ко мне с настойчивой просьбой помочь ему с организацией выставки у нас, в Казахстане, и более того – свести его с конкретными клиентами и даже продавать его работы. Я была сильно удивлена таким предложением, так как абсолютно не имела опыта в этом деле. Однако он настоял, сказав, что чувствует, что у меня должно получиться. С ним поработать не вышло из-за моей загруженности на основной работе, но я начала понимать, что мне интересна такая деятельность.

Я всерьез начала присматриваться, как работает арт-рынок за рубежом. Потому что у нас мне пришлось столкнуться с довольно серьезными вопросами, начиная с ввоза и вывоза картин. Увидела пробелы в законодательства и поняла, что у нас каждый в сфере искусства варится в собственном соку, без понимания реалий международного рынка, а не только рынка в сфере искусства, люди в целом не понимают юридических и финансовых вопросов. Очень многие жалуются, что поскольку "арт-рынка у нас нет", так и спроса нет, "тем более что кризис на дворе". В общем, никто не хочет возиться с искусством. Я юрист, я люблю конкретику. Если чего-то нет, то из воздуха появиться это не может, нужно создавать. А значит нужно работать. Так родилась идея.

Фото -

Естественно, первым делом следует организовать встречу главных персонажей арт-рынка и начинать нужно с бизнес-конференции, посчитала я. И, знаете, таких мероприятий по изучению искусства как выгодного бизнеса, оказывается, не было не только в Казахстане, но и вообще в СНГ. Вот почему проведение Международной арт-бизнес конференции – именно в таком формате – считаю актуальным и своевременным первым шагом. Ведь арт-бизнес – это совсем не продажа картин на арбатах или в арт-салонах.

Арт-бизнес – это, в первую очередь, продвижение создателей художественных ценностей на художественный рынок, наполнение рынка. И следом уже идут дела галерей, с вопросами арт-менеджмента внутри самих галерей, финансирование выставок, популяризация нашего казахстанского искусства как главного объекта интереса со стороны иностранных торговцев. Параллельно встают вопросы определения рейтинга местных художников, и начинаются движения на всех участках того, что называется рынком искусств. И тут выходят на первый план самостоятельные игроки арт- рынка: дилеры, юристы, арт-консультанты, оценщики, страховые компании, и, конечно же, коллекционеры. И чтобы им преуспеть на рынке, нужно в нем разбираться: куда вкладывать инвестиции, как оценить стоимость арт-объектов, как минимизировать риски и так далее.

Фото -

–  Что мешает проведению художественных аукционов в Казахстане с точки зрения юриста?

– В Казахстане уже был опыт создания аукционных домов, инициированный частными галереями, и сейчас даже существует аукционный дом. Но аукционы предметами искусства у нас пока не столь популярны. Прежде всего, следует понимать, что для аукциона обязательна открытая платежеспособность участников. Многие известные в мире аукционы даже берут задаток от стартовой суммы сделки, чтобы исключить участие праздно любопытствующих. Иногда принимаются даже банковские гарантии.

В Казахстане аукционы непопулярны по нескольким серьезным причинам. Во-первых, довольно сложно контролировать участника, который сначала зарегистрировался на аукцион, а затем просто не явился на торги. Еще, большинство участников аукциона в Казахстане не желают афишировать себя. А для любой сделки необходимо публичное закрепление купли-продажи. Во-вторых, непрозрачна и сама деятельность, и доходы аукционных домов. Если о продажах мировых аукционов знают все кому не лень, так как там все прозрачно, открыто, никто не боится там потерять репутацию, то у нас после аукционов мало кто может узнать, какие работы были проданы, по каким ценам, какие вещи не продались, хотя о них говорят, что они продались. Ну и очень важный вопрос – участие иностранцев на аукционных торгах в Казахстане. Здесь с иностранным покупателем вступает в конфликт наше законодательство о культурных ценностях. Это – достаточно непростая проблема.

Фото -

– Президент России Владимир Путин однажды сказал, что не будут создаваться условия в налоговом законодательстве для поощрения меценатства из-за того, что такая ситуация в первую очередь приведет к коррупционным схемам, не имеющим отношения к меценатству. В чем причина такого ответа: несовершенство налогового законодательства в странах бывшего СССР? Или в менталитете крупного бизнеса? Или в целом "еще не время"?

– При желании к коррупционным схемам можно подвести любую деятельность. Коррупция возникает там, где сложно с открытым выбором, отсутствует конкуренция, тут соблазны нечестно заработать велики. И это не только в отношениях с государством или в области тендерных закупок, или на таможне. Касательно налоговых поощрений в Казахстане – здесь немного другая ситуация, чем в России.

В настоящий момент в нашей стране действует Закон "О благотворительности" от 16 ноября 2015 года, в которой четко описываются вопросы благотворительной, меценатской и филантропической деятельности, а в статье 133 Налогового кодекса РК есть возможность уменьшить налогооблагаемый доход на такой вид расходов как благотворительная помощь, до трех процентов. Конечно, это не огромная цифра, однако все равно очень радует, что потихоньку государство стало рассматривать данный вопрос на законодательном уровне. Между тем законодательство требует еще проработки и других связанных законодательных актов для эффективной работы такого поощрительного механизма.

Фото -

Другой вопрос, что в стране благотворительной или меценатской деятельностью занимаются максимум один процент компаний, несмотря на достаточное количество обеспеченных людей в стране. Для стимулирования меценатства, помимо таких дополнительных законодательных инициатив, как гармонизация всех законодательных актов, исключение противоречий с подзаконными актами, необходима и работа с самими потенциальными меценатами. Ведь Меценатство с большой буквы – это осознанная поддержка талантов в науке, искусстве, спорте, в культуре государства вообще.

– Мы такая страна, что у нас в культуре и искусстве все делается хорошо только в случае, если сверху будет спущен указ с дальнейшей финансовой поддержкой. Как Вы считаете, наступило ли такое время, когда такой указ свыше должен "материализоваться"?

- Я думаю, в целом любая инструкция, приказ или указ выпускаются только, если это кому-то надо. Наша задача как юристов с помощью этой конференции и последующих инициатив показать, что, во-первых, развивать рынок все равно придется, потому что не развивать никак нельзя, это выгодно всем и в первую очередь государству. Давно пора было создавать и развивать арт-рынок по образцу развитых стран. С точки зрения имиджа государства, наличие работающего арт-рынка – наипривлекательнейший повод для инвестиций в целом в экономику. Не говоря уже о том, что инвестиции в художника  – это вклад в культуру страны, в его гражданина. Публичная инвестиция в художественную личность  – это совершенно другой уровень восприятия страны в мире (многие уже понимают, что не нефть есть главная имиджевая сторона государства, а достижения профессионалов в культуре, в искусства). И потом, работающий арт-рынок, его поддержка государством, есть свидетельство высокого уровня гуманитарного развития самого государства. Это свидетельство работающего законодательства в Казахстане.

– Кого из известных Вам коллекционеров Вы могли бы назвать в качестве примера подвижничества?

– Конечно же, это классические коллекционеры, которые завещали даровать личную, собственную коллекцию городу, в котором они жили. Павел Михайлович Третьяков, Сергей Иванович Щукин или Никита Лобанов- Ростовский  – это коллекционеры, которые искали и выкупали произведения искусства с целью вернуть и даровать новое искусство, утраченное искусство Родине, своему государству. Широко известен пример бизнесмена Вексельберга, он еще до начала аукциона на Sotheby’s выкупил всю выставлявшуюся на торги коллекцию яиц Фаберже исключительно, чтобы подарить их своей стране. Безусловным примером для подражания являются коллекционеры, которые находят самородки из числа молодых художников и ведут их творчество до определенных высот арт-рынка. Такой коллекционер, собиратель уже есть меценат. Именно меценатами закладываются традиции, как развивать искусство. Положение мецената, коллекционера в государстве как ничто иное мотивирует талантливого молодого художника на подвиг во имя искусства.



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!