Инкогнито из Караганды

Фотография - Инкогнито из Караганды

Фото: stanislavsky.kz

О спектакле "Ревизор" Карагандинского русского драмтеатра имени Станиславского.

1441 0


Театр драмы имени Станиславского из Караганды на гастроли в Алматы привез несколько спектаклей, в том числе две самые свежие премьеры: "Ревизора" и "Стену живых" – оба в постановке приглашенного режиссера Станислава Васильева из Чебоксар.

В алматинских театрах пару сезонов назад случился "ревизоровый" бум – сразу на четырех государственных сценах поставили комедию Гоголя. Вероятно, это можно связать с повышенным вниманием к теме коррупции в стране. "Ревизор" Васильева, между тем, не совсем о взяточничестве.

В первой сцене спектакля за белым столом при двух свечах сидят чиновники уездного города – вся картина выглядит не то как леонардовская вечеря, не то как тайная месса. Это ощущение общности, сообщничества, даже некоторой интимности отношений основных персонажей остается на протяжении всего спектакля. Режиссер рассказывает отличную от гоголевской историю: не столько о мошеннике, сколько о чужаке.

Визуально спектакль выглядит лаконично: авторы сценографии и костюмов используют черно-белую гамму с минимальным вкраплением красного – шаг не слишком оригинальный, но всегда эффектный. Декорации представляют собой несколько прямоугольных арок и картинных рам, в которые в разных сценах "встраиваются" персонажи, как бы подглядывая за происходящим. Это тоже один из многих способов, к которым прибегает режиссер, чтобы показать: внутри изображенного им чиновничьего комьюнити не может быть никаких тайн.

Выписанные драматургом разные характеры персонажей, которые часто в театре дополнительно оттеняются костюмами, интонациями, пластикой, Васильев намеренно нивелирует. Одинаково одетые, синхронно двигающиеся и хором говорящие, его персонажи являют собой единый организм, и приезжающий в город Хлестаков в этом организме – как инородное тело, которое отторгается на уровне физиологии.

Особенно броско это противостояние выглядит в конце первого действия, когда буквально все население уездного города поет засыпающем лже-ревизору колыбельную, убаюкивая его в гигантском гамаке. Сцена приятна и на глаз, и на слух – труппа театра Станиславского необыкновенно музыкальна, и песни актерам удаются прекрасно. Но в этой сцене проявляется и важный недостаток, которым грешит весь спектакль в целом.

Демонстрируя любопытные режиссерские находки, Станислав Васильев, кажется, стремится и перестраховаться: он как будто каждый свой шаг хочет сделать максимально понятным, и в этом доходит до абсурда. Если вводит в спектакль песню, то вместо полутора минут растягивает ее на невыносимые 15. Если хочет сделать намек на тему религии, то в конце концов ляпает жирный мазок, чтобы это наверняка не ушло ни от чьего внимания. В результате выходит, что называется, толсто. К тому же, это затягивает спектакль на два с половиной часа – если бы постановщик не ставил таких тяжеловесных акцентов, действие сократилось бы не менее чем на треть.

Актерская команда спектакля на сцене выглядит крепко и уверенно. 

Очень хорошо у карагандинской труппы со сценической речью – в этом чувствуется отличие от алматинской школы, где постановке голоса, похоже, уделяется гораздо меньше внимания. Весь состав, отыгрывающий жителей уездного города, существует в единой органике, за исключением исполнительницы роли Анны Андреевны – Галины Турчиной, в чьей работе слегка больше гротеска, чем у всех остальных. Впрочем, выглядит это обаятельно, и кажется даже, что это все мужские персонажи отстают от нее, а не она устремляется вперед.

Чуть больше вопросов вызывает работа Павла Кондратьева – Хлестакова. Его персонажа постановщик взялся раскрывать, помимо прочего, через слом четвертой стены в самом начале первого действия. В этих условиях Кондратьев выглядел не слишком уверенно, да и сама по себе сцена с выходом в зал и попытками интерактива сомнительна по своей ценности для спектакля. Однако вполне допустимо, что исполнитель роли Хлестакова на сцене работает в несколько другой стилистике опять же оттого, что режиссер планировал максимально дистанцировать его от прочих персонажей.

Что же в "Ревизоре" действительно не получилось – это работа со светом, особенно в тех сценах, где режиссер использует зеркала. Отражающие поверхности на сцене – всегда большой риск, и в этом случае он стоит спектаклю нескольких визуальных провалов.

Общее впечатление от "Ревизора" Станислава Васильева – более чем приятное. 

Спектакль, сделанный в традиционном ключе, однако содержащий несколько интересных находок и идей, в репертуаре карагандинской драмы может быть настоящим хитом. В конце сентября в Караганду на гастроли приедет "Ревизор" Немецкого театра – неклассический и вызывающий – и у публики будет возможность увидеть разные взгляды режиссеров на легендарную пьесу.




Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!