Ергали Мерзадинов: Мы должны исключить не только коррупцию, а вообще совершение преступлений в войсках

Фотография - Ергали Мерзадинов:      Мы  должны исключить не только коррупцию, а вообще  совершение преступлений в войсках

В Алматы под председательством главного военного прокурора Казахстана состоялось внеочередное заседание координационного совета военных органов и уголовного преследования. О решениях, выработанных на совещании, где рассматривался ряд наиболее проблемных вопросов, связанных с правоохранительной деятельностью, и многом другом корреспонденту КазТАГ рассказал главный военный прокурор РК, государственный советник юстиции 3-го класса Ергали Мерзадинов.

241 0

КазТАГ - В Алматы под председательством главного военного прокурора Казахстана состоялось внеочередное заседание координационного совета военных органов и уголовного преследования. О решениях, выработанных на совещании, где рассматривался ряд наиболее проблемных вопросов, связанных с правоохранительной деятельностью, и многом другом корреспонденту КазТАГ рассказал главный военный прокурор РК, государственный советник юстиции 3-го класса Ергали Мерзадинов.

- Чем вызвано внеочередное заседание координационного совета военных органов и уголовного преследования?

- 3 апреля глава государства собирал руководителей правоохранительных органов и потребовал усилить борьбу с преступностью. Особо обратил внимание на борьбу с организованными формами преступности и коррупцией. 22 апреля президент подписал соответствующий указ. Президентом также было сказано, что необходимо на сегодняшний день усилить координирующую роль всех правоохранительных органов в этом направлении. Координация всей правоохранительной деятельности, согласно закону, находится в компетенции прокуратуры, но нужно ее поднять на более высокий уровень, чтобы координация носила конкретный характер. В связи с этим в день подписания указа был проведен еще и координационный совет при генпрокуроре РК, а сегодня состоялось совещание в системе военной прокуратуры. На заседании, куда мы пригласили всех членов координационного совета, был внесен ряд предложений, как усилить взаимодействие и повысить эффективность различных военных органов в борьбе с преступностью.

- В какой степени, по-вашему мнению, военные структуры поражены коррупцией?

- Если говорить вообще о преступности и коррупции в военных структурах, включая вооруженные силы, то она значительно ниже, чем в гражданском обществе. На сегодняшний день зарегистрировано всего 314 преступлений, совершенных военнослужащими, включая коррупционные. Коррупционных выявлено всего 30. Говорить о том, что военные органы в стране поражены этим явлением, статистика не позволяет.

Вместе с тем, поскольку речь идет о военных органах, а это связано с вопросами обороноспособности страны, считаю, что даже единичный факт коррупции должен восприниматься обществом как чрезвычайное происшествие. Именно так я, как главный военный прокурор, поставил вопрос перед своими коллегами на координационном совете. Мы должны исключить не только коррупцию, а вообще факты совершения преступлений в войсках.

По структуре из этих 314 фактов около 43% преступлений совершены на территории воинских частей, остальные – вне службы: в увольнении, дома, на улице (ДТП, хулиганства, изнасилования, кражи). Задача, поставленная мной на совете – исключить факты общеуголовных преступлений в местах дислокации воинских частей и формирований. О какой военной дисциплине можно говорить, если на территории воинской части будут совершаться кражи, хулиганства, причинение телесных повреждений. В конечном итоге, это сказывается на уровне боевой готовности. И какой боевой дух может быть в отряде, взводе, полку, если два бойца или командир и его подчиненный оскорбляют друг друга, плюют в лицо, бьют один другого. Как можно с таким человеком завтра идти на задание. Теперь каждый факт правонарушения и преступления, совершенный на территории воинской части будет являться предметом не только официального, но и служебного расследования, с выявлением всех причин и условий, приведших к этому факту, с постановкой вопроса о персональной ответственности командиров и их заместителей по воспитательной работе. Какой ты командир, если не можешь обеспечить порядок на своей территории?

На состоявшемся совете было предложено завести в воинских частях личные почтовые ящики всех командиров для обращений подчиненных и граждан и должны работать телефоны доверия. Плюс ко всему, я поручил своим сотрудникам, чтобы постоянно анализировали и контролировали этот процесс. Механизм следующий. Возьмем командира N-ской части. На вверенной ему территории правонарушений очень много. Различного характера. Преступления имеют место, а обращений к нему нет. Я сразу делаю вывод, что этот командир не заслуживает доверия своих подчиненных, потому что они знают, что любое к нему обращение кончится притеснением. Если поступает много сообщений, спросим – какие меры принял. Через два-три дня это будет внедрено в войсках.

- Не создаст ли ваш почин благоприятной почвы для сведения личных счетов между военными?

- Не исключено, здесь ведь тоже присутствует человеческий фактор. И об этом шла речь на координационном совете. Однако сообщение сообщению рознь. Не так сложно разобраться, действительно ли человек обращается за помощью или занимается какими-то сплетнями. И тут мы, как надзорный орган, должны принять меры к тем, кто использует в корыстных целях указанные каналы связи, предавая эти факты гласности.

Вместе с тем без активности в борьбе с преступностью и коррупцией самих граждан, в том числе и военнослужащих, о чем отметил в своем указе президент, тоже нельзя. Не секрет, побороть преступность и коррупцию лишь силами правоохранительных органов практически невозможно. Общество должно само отторгать эти явления. Как говорит президент, нужно сделать так, чтобы человеку не было выгодно платить, чтобы получить, а лучше пойти и получить…

Но насколько общество это правильно понимает? Сегодня ведь бытует мнение, что государство начало поощрять доносительство. Разве не говорит это о том, как извращенно воспринимает активность в борьбе с преступностью, в том числе и с коррупцией, некоторая часть нашего населения? Я с этим явлением всегда борюсь и считаю, что необходимо среди людей проводить разъяснительную работу.

Непосредственно проблему коррупции мы рассматривали на совете параллельно с вопросами по социальным правам военнослужащих. Сегодня в условиях экономического кризиса эти проблемы особенно остро обсуждаются в обществе. Пример, военнослужащий по закону должен получить жилье, но не может получить, потому что в минобороны этого жилья вроде бы нет. А нет, якобы, по причине нехватки средств у государства. Но, в то же время, общественность узнает о расследовании уголовных дел, связанных с миллиардными хищениями этих же госсредств. Такое положение не будет укреплять авторитет власти, в данном случае нашего оборонного ведомства.

- Кстати, в какой стадии расследования находятся уголовное дело, связанное с нарушениями при распределении жилья офицерам, недавно протестовавших по этому поводу?

- Процесс расследования идет. Должен сказать, что там было свыше 50 решений судов. На сегодняшний день из них осталось не исполненными 21. Руководство вооруженных сил с пониманием относится к этой проблеме. Насколько мне известно, уже запланировано, как выйти из создавшегося положения. Я не могу сказать, что они умышленно уклоняются от обеспечения жильем этих военнослужащих. Вообще это касается службы минобороны по расквартированию войск.

- Кого-то из виновных привлекли к уголовной ответственности?

- Пока обвинение никому не предъявлено. Думаю, в ближайшее время проблема обеспечения жильем военнослужащих решится положительно, и все вопросы будут сняты. Во всяком случае, в документе минобороны, полученном на днях военной прокуратурой, предлагаются реальные пути решения жилищных проблем.

- Как продвигается расследование по делу вице-министра обороны Маерманова?

- Расследование, которое проводит КНБ, еще продолжается. Надзор за его ходом осуществляет генпрокуратура в лице главной военной прокуратуры. Однако в интересах следствия ничего конкретно ответить не могу.

- Вы лично сторонник того, чтобы выявленные военной прокуратурой правонарушения и преступления становились достоянием общественности?

- В принципе, да, если это не ограничивается законом. С другой стороны, на чем заострил внимание генпрокурор на координационном совете, сегодня в погоне за «жареными» фактами мы иногда начинаем бежать «впереди паровоза». В конце концов, нельзя бездоказательно обвинить человека в совершении преступления. Если в его отношении возбуждено уголовное дело, это еще не значит, что он преступник. К этому надо очень взвешенно подходить, потому что, может, человека сегодня обвиняют в хищении, а завтра выяснится, что он лишь злоупотреблял служебным положением. Только суд может дать окончательную оценку.

Но вместе с тем, я считаю, что та информация, которая не повредит ни обществу, ни следствию, должна становиться достоянием гласности. Это снимает многие вопросы, всякие догадки, домыслы и кривотолки.

- На ваш взгляд, в чем вы видите причины коррупции в военной среде?

- Они разные. Некоторые совершают коррупционные преступления, чтобы стать богаче. Они и так довольно богатые люди, но хотят быть еще богаче, – аппетит, как говорится, приходит во время еды. Другие занимаются мздоимством и поборами, чтобы прокормить себя и семью.

В масштабах государства причины и явления, приводящие к коррупции, могут в какой-то степени устраняться принятием тех или иных законов. Сегодня, как известно, речь идет о вопросах распространения коррупции в сфере госзакупок. По линии минобороны есть предложения координационного совета, чтобы существовал оборонный заказ. Определить в стране 5-6 предприятий, которые его будут его выполнять. Это касается и обеспечения обмундированием, и военной техникой, о чем сказал на съезде партии «Нур-Отан» глава государства.

- Неужели с этого коммерческого поля уйдут посредники?

- Должны уйти. В определенной степени это уменьшит уровень коррупции, присутствующей в сфере госзакупок.

- Если военным увеличат зарплаты и вернут льготы, что они не станут заниматься коррупцией?

- В какой-то степени и это сыграет положительную роль. Не исключено, что в среднем и низшем звеньях она себя постепенно изживет. Человек, который за выполненную работу получает от государства хорошую заработную плату, при сегодняшней экономической ситуации уже не позарится на какие-то, извините, копейки, так как будет знать, что может потерять все, что уже имеет. Если говорить о проблемах так называемой «большой» коррупции, то здесь, прежде всего, должны работать рыночные условия, например, развиваться биржевые закупки. В то же время и контроль должен быть со стороны государства.

И еще - там, где есть предпосылки к коррупции, нужно, где это возможно, исключать человеческий фактор.



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!