Вице-президенты "Казатомпрома" рассказали, как они живут и дают показания

Фотография - Вице-президенты "Казатомпрома" рассказали, как они живут и дают показания

Казахстанский гостелеканал "Хабар" в вечернем выпуске новостей в минувший вторник показал репортаж о том, как живут, дают показания проходящие свидетелями по так называемому "урановому делу" вице-президенты национальной атомной компании "Казатомпром".

287 0

Казахстанский гостелеканал "Хабар" в вечернем выпуске новостей в минувший вторник показал репортаж о том, как живут, дают показания проходящие свидетелями по так называемому "урановому делу" вице-президенты национальной атомной компании "Казатомпром".


"КНБ решил внести ясность в отношении содержания и статуса проходящих по уголовному делу вице-президентов компании "Казатомпром". (...) Малхаз Цоцория, Дмитрий Парфенов, Аскар Касабеков и Ешмурат Пирматов - вице-президенты "Казатомпрома" - в трезвом уме и добром здравии, в чем и смогла убедиться наша съемочная группа", - предварил свой сюжет гостелеканал.


"Никаких казематов, нар и решеток на окнах замечено не было. Да их и не могло бы быть, пояснили нам следователи КНБ. Ведь топ-менеджеры проходят по делу "о криминальном уране" в качестве свидетелей, поэтому их и прячут так тщательно (на одной из конспиративных квартир в рамках программы защиты свидетелей согласно уголовному законодательству. - "ИФ-К"), чтобы защитить от малейшего воздействия со стороны", - сообщил корреспондент "Хабара".


После того, как Комитет национальной безопасности обнародовал видеозаписи показаний топ-менеджеров "Казатомпрома", отметил корреспондент, "в отдельных СМИ появилась информация о якобы давлении спецслужб при получении показаний" вице-президентов нацкомпании. При этом СМИ указывали "на измученный вид свидетелей, похожий на воздействие психотропных веществ", заметил он.


Вот что в этой связи, в частности, сказали на телекамеру "Хабара" вице-президенты "Казатомпрома" (в скобках - пояснения "ИФ-Казахстан").


Д.Парфенов:

"То, что показали (о вице-президентах "Казатомпрома" ранее по телеканалу), насколько я понимаю, это то, что сняли чуть ли не в первый-второй день (после задержания). Понятно, что настроение и общее самочувствие, конечно, наверное, было не очень, а с другой стороны, если говорить о том, что кого-то били или накачивали наркотиками - это вообще, я считаю, это просто спекуляция. То есть не было близко вообще. Это во-первых. А во-вторых, наверное, все-таки качество просто съемки, потому что это любительская камера какая-то маленькая была. Если была бы нормальная камера, как здесь, то и очевидно, что нет никаких синяков под глазами.

По существу я говорю (даю показания) так, как есть, так, как оно было, - правду. Ничего каким-то образом не фальсифицирую ни в ту, ни в другую сторону, это объективно все записывается следствием".


М.Цоцория:

"На меня лично никакого давления - ни морального, ни тем более физического - не было. В принципе, абсолютно все в рамках процессуального законодательства, и это я уже просто говорю как человек, уже который два раза перечитал уголовно-процессуальный кодекс.

Мы живем в отдельном доме гостиничного типа, где каждый из нас живет в отдельной комнате. Это обычная нормальная комната, есть отдельный санузел, с ванной, с горячей водой, холодильник, кондиционер, телевизор: читаем, смотрим видео. Абсолютно нормальные условия. (...) Питание трехразовое, нормальное, каждый день заходит врач, в принципе следит за физическим состоянием, за психологическим состоянием. Отношения персонала абсолютно корректные, дружелюбные".


Е.Пирматов:

"На меня никто не давит, допустим, именно вот так говори или вот так делай. Почему я должен так говорить, если на самом деле оно так не окажется завтра? (...) Что я знаю, столько и рассказываю, я считаю, это моя помощь (следствию)".


А.Касабеков:

"Давления никакого не оказывают. Более того, вот как Дима говорил, я тоже удивлен, как бы сказать, педантичностью или выполнением норм закона органами следствия, то есть каждая процедура - как положено. Показаний нас никто не заставляет давать каких-то, то есть говоришь - говоришь, нет - так нет. Тем более там никаких физических мер воздействия".


По информации "Хабара", у каждого из вице-президентов "Казатомпрома" "есть свой адвокат, с которым они могут встречаться в любое время, а узнав о том, что к ним не допускают родственников, все как один удивились".


Д.Парфенов:

"Меня немного удивляет, что мои родственники могут это в принципе говорить, потому что я встречался со своей мамой, со своей женой. Они видят в принципе, что я в нормальном состоянии, они мне передают каждый раз при встрече какие-то посылки, мы с ними разговариваем - о жизни, о родне нашей".


А.Касабеков:

"И жена, и сестра моя приезжали. Вот 4 раза жена, 2 раза сестра уже приезжала, смотрели, то есть никаких проблем нет.


Как известно, "урановое дело", возбужденное в мае КНБ Казахстана в отношении руководства "Казатомпрома", прежде всего, - экс-главы нацкомпании Мухтара Джакишева, вызвало большой общественный резонанс в республике и за ее пределами. М.Джакишев обвиняется в злоупотреблении должностными полномочиями, хищении государственных средств в особо крупном размере, нанесении ущерба урановой отрасли Казахстана.

 



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!