Мурат Ауэзов не верит Ванге и в Таможенный Союз

Фотография - Мурат Ауэзов не верит Ванге и в Таможенный Союз

В Национальной библиотеке Республики Казахстан с журналистами встретился Мурат Мухтарович Ауэзов, культуролог, государственный и общественный деятель. Он поделился своим мнением о насущных и актуальных проблемах Казахстана, дал свою оценку духовному и культурному облику современного общества.

229 0

В Национальной библиотеке Республики Казахстан с журналистами встретился Мурат Мухтарович Ауэзов, культуролог, государственный и общественный деятель. Он поделился своим мнением о насущных и актуальных проблемах Казахстана, дал свою оценку духовному и культурному облику современного общества.

- Мурат Мухтарович, у нас в стране существует ФИИР - форсированное индустриальное инновационное развитие. Целью этого развития является создание фабрик, заводов. Почему бы не придумать такую программу, которая бы нас поддерживала духовно, например, ФИКР - форсированное интеллектуально-культурное развитие?

- Я думаю, ответ очевиден. Творчество – это не госполитика. Никакие императивы администрации не смогут привести к рождению великого художественного произведения. Мы не можем каким-либо образом заставить человека, просто идущего по улице, сиюминутно найди вдохновение, поставить перед собой высокую цель. Наша задача – говорить способным ребятам о том, что они сами и их творчество нужны стране.

Мы можем бесконечно проводить такие компании, как «Культурное наследие», но для этого нужно высочайшее искусство. Ведь духовность может отпрянуть от нас, если мы попытаемся управлять ею.

- А как на счет строительства домов культуры, открытия библиотек, об издании доступных для широких масс населения книг?

- Я всю жизнь дружил с людьми, которые были необыкновенно одарены, и эти люди не нуждались в том, чтобы покупать подешевке книги. У них была душевная потребность в самосовершенствовании. Сейчас все стало намного проще. Есть интернет, различные поисковые системы. Если человек тянется к искусству, он обязательно найдет то, что ему нужно. А ведя его за руку, мы ничего не добьемся.

- Каково ваше отношение к тому, что чиновники, политики, акимы издают свои книги?

- Новоявленных графоманов довольно много не только среди политиков. Написать и выпустить свою книгу может любой, имеющий на это деньги. Но, на мой взгляд, эти дряблые книги с дурным вкусом нисколько не разрушают нашу культуру, от них нет ни пользы, ни вреда.

- Как вы относитесь к политической позиции Солженицына, который отрицал государственность Казахстана?

- В молодые годы я читал такие произведения Солженицына, как «Один день Ивана Денисовича», «Матренин двор», которые взрывали общественное сознание. Но после «Архипелага» и «Красной колесницы» я заметил, что из его творчества что-то стало уходить. Он постепенно переставал быть писателем и становился идеологом. Война, лагеря, ссылка в Казахстан – многие обстоятельства его биографии наложили отпечаток на его сознание, обусловили политизированность в его произведениях. Для меня он перестал быть человеком большого исторического масштаба после того, как в его произведениях появилась идея о том, что Россия может быть сильной только в качестве империи.

- На ваш взгляд, как сегодня в обществе, особенно молодежью, может быть воспринято раскрытие голода 30-х годов?

- Моя позиция в этом вопросе неизменна. В 1975 году я выступал на пленуме союза писателей. Я говорил, что на этой литературе казахского народа можно поставить крест. Она умалчивает о самых трагичных событиях нашей истории. Я приводил страшные цифры потерь при коллективизации и индустриализации. Во время моей речи стояла гробовая тишина. Но потом Смагул Ерубаев публично говорил, что решимость написать «Одинокую юрту» у него появилась именно в этом году. Умалчивая, делая вид, будто ничего не было, мы даем энергию преступлению повторяться бесконечное количество раз. Поэтому точный, честный анализ того времени необходим нам.

- Что вы думаете по поводу уровня и системы казахстанского образования?

- К сожалению, при бесконечной смене министров, когда каждый несет свою концепцию, нельзя серьезно говорить о какой-либо системе. В нашем случае я вижу необходимость в самообразовании. Собеседники, книги, соратники будут помогать учащимся в этом. В изобилии сегодняшних источников информации и знаний, каждый в состоянии найти, что читать и у кого учиться.

- Есть мнение, что студенты, получившие образование в Китае, поддерживают прокитайскую ориентацию?

- Я не раз сам был в Китае и могу с уверенностью сказать, что цели кого-либо перевоспитывать у китайцев нет. У этого государства множество своих нерешенных проблем. Я считаю, что наши студенты, обучаясь в Китае, должны вбирать, впитывать в себя все полезное и позитивное, что там есть. В великой поэзии, философии, диалектике заключается магия Китая, к этому и тянутся студенты. Но и мы не бессильны перед этим явлением. Нужно ориентировать нашу молодежь на патриотизм, на верность родине и тогда у наших студентов не будет прокитайских настроений.

- Возможно ли создать центр изучения Китая в Казахстане?

- Это не сложно решаемая проблема. Здесь нужна политическая воля. Я считаю, что наши власти опасаются, что подобные действия могут быть неправильно поняты со стороны Китая. Чтобы все это аккумулировать у нас, нужен знающий Китай и понимающий фундаментальные интересы Казахстана человек, который встанет во главе наберет команду, и в этом центре мы будем изучать своего соседа, историю, философию, экономику и текущую политику.

- Как вы относитесь к Таможенному союзу?

- Я не экономист по образованию, поэтому не могу судить о финансовых выгодах Казахстана. Меня настораживает то, что таможенный союз отлучает нас от фундаментально важной реальности, которой является Центральная Азия. Перспектива нашего дальнейшего развития как независимого государства теснейшим образом должна быть связана с уйгурами, таджиками, туркменами и т.д. Таможенный союз нас от этого уводит. Поэтому я не ярый сторонник Таможенного союза

- Верите ли вы, что после возврата головы Кенесары в Казахстан, наша страна будет процветать, как предсказала Ванга?

- Я бы не увязывал ничего с пророчествами Ванги, потому что даже если череп вернется это вовсе не гарантия процветания Казахстана. Я думаю, нужно проделать большие поисковые работы, чтобы найти не только череп Кенесары, но и его историческую волю борьбы за эту землю. Я бы безусловно поддержал эту идею в качестве духовной акции, проявления гражданского сознания. Потому что такие личности не имеют право не быть достойно захороненными.


Теги:

ауэзов

Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!