Кто рискует – тот не пьет шампанского

Фотография - Кто рискует – тот не пьет шампанского

О том, почему искусство управления государственными деньгами требует крайней осторожности и прагматизма, рассказывает директор - член правления АО "Фонд   национального благосостояния "Самрук-Казына" Кайрат АЙТЕКЕНОВ

213 0

О том, почему искусство управления государственными деньгами требует крайней осторожности и прагматизма, рассказывает директор - член правления АО "Фонд 

 национального благосостояния "Самрук-Казына" Кайрат АЙТЕКЕНОВ


- Кайрат Медыбаевич, в недавнем интервью глава фонда Кайрат Келимбетов очертил круг ваших обязанностей как управление институтами развития и жилищными институтами, а также мониторинг закупок. Это самые болевые точки работы Фонда "Самрук-Казына". Что самое сложное в вашей работе?

- Вы знаете, что институты развития являются инструментами государственной поддержки бизнеса. Ни в коей мере поддержка не может и не должна решать все вопросы ведения бизнеса.

Одни из наиболее трудных моментов работы - это вопросы, связанные с софинансированием проектов. Если финансирование одних проектов одобряется, то по каким-то дается отказ. Часто не получившие финансирование (по вполне определенным критериям) предприниматели сразу начинают искать виноватых и недостатки именно в работе институтов. Здесь есть и непонимание процессов отбора или каких-то критериев, и завышенные ожидания, которые возникают как у предпринимателей, так и представителей государственных органов в отношении институтов развития и жилищных институтов. Любой проект проходит этапы от появления идеи, расчетов, маркетинга, составления бизнес-плана, ТЭО и проч. Ведь даже на этапе выбора партнера происходят сбои, не говоря уже о вопросах - наладки оборудования, куда, как, за сколько продавать еще не выпускаемую продукцию этого завода. Речь же идет о реальном сбыте продукции в течение десяти-двадцати лет.

Да, мы одобрим проект, построим завод, но еще вопрос - будет ли его продукция востребована рынком в ближайшие десять-двадцать лет? Кто ее будет покупать? И за сколько? Самый сложный и главный вопрос - это конкурентоспособность, и к нему надо подходить серьезно. Вместе с тем мы находим конструктивный диалог с бизнесом как в сфере реализации проектов, так и в сфере закупок.

Заводы, фабрики не создаются за пару месяцев. К тому же запуск заводов или других объектов больше зависит от самих инициаторов проектов, а мы только помогаем предпринимателям деньгами или сервисной поддержкой строить эти заводы и объекты.


- Как сказал господин Келимбетов, вы всего лишь пришиваете пуговицы…

- Да, мы отвечаем за качественный финансовый анализ представленной на рассмотрение кредитной заявки, своевременную выдачу денег на проект и обеспечение их целевого использования. Этот круг наших полномочий очень четко определен и всеми документами, и мировой практикой деятельности институтов развития и государственных жилищных институтов.

Да, мы отказываем в финансировании, когда видим, что проект не проработан или заемщик не сможет обеспечить возвратность кредитных средств. Ведь мы оперируем государственными деньгами. Правительство нас поддерживает в принципиальности позиции.


- Вы считаете, что критика в адрес институтов развития не обоснована?

- Мы всегда конструктивно относимся к любой критике в наш адрес. Это нормальное явление. И конечно, институтам развития нужно активней работать по кредитованию стратегически важных отраслей экономики и созданию новых производств. Резервы для повышения эффективности есть. В частности, мы осуществляем это через внедрение системы корпоративного управления в наших институтах, определение кадровой политики, направленной на повышение эффективности работы институтов, определение бюджетной политики и инвестиционной стратегии институтов развития. Также проводится работа по совершенствованию внутренних процедур, чтобы процессы рассмотрения проектов шли быстрее и были понятнее.

Вы знаете, что мы в течение всего этого года проводили в регионах встречи с предпринимателями в рамках дней открытых дверей институтов развития. Во время выезда в регионы разъясняются и решаются проблемные вопросы по реализуемым и новым проектам.


- Каким образом корпоративное управление может повысить эффективность работы институтов развития?

- На эффективность работы это влияет прямым образом. Например, менеджмент компании не может пролоббировать какой-нибудь проект без решения кредитных и инвестиционных комитетов, без решения правления и совета директоров, где работают независимые директора. Через совершенствование процедур корпоративного управления мы улучшаем управляемость институтами развития. Внедряются новая система мотивации сотрудников, ключевые показатели, по которым оцениваются руководители институтов развития. Это все очень четкие индикаторы эффективности. Мы активизировали деятельность Советов директоров наших компаний. Сейчас все важные решения принимаются именно СД.

- Да, но был ФУР "Казына". Что тогда мешало внедрить все нужные процедуры?

- "Казына", так же как и "Самрук" в своей сфере, как раз и занялась приведением в порядок всех процедур, разбором портфелей институтов, которые к моменту создания управляющей компании в лице "Казыны" уже были проблемными. Но фонд "Казына" просуществовал всего 2 года. При этом, напомню, уже в конце 2007 года он был привлечен к решению антикризисных задач, что вообще-то не являлось функцией институтов развития. Но акционер (правительство) решил, что вопросы стабилизации сектора недвижимости и реструктуризации некоторых инвестпроектов банков второго уровня должна взять на себя "Казына". И мы взялись за решение этих задач. А потом нас слили с "Самруком" и наделили уже функциями антикризисного оператора.

Сейчас мы возвращаемся к управлению институтами развития с ориентированием их на решение задач по диверсификации, чем курируемый мной блок и занимается.


- В недавнем отчете Счетного комитета говорится, что самым неэффективным из институтов развития стал Инвестиционный фонд Казахстана. Что там происходит?

- В первую очередь фонд "Самрук-Казына" сам заинтересован в полном контроле над дочерними компаниями, поэтому мы приветствуем помощь контролирующих органов в выявлении проблем. В случае с Инвестфондом как раз был неправильно произведен процесс финансирования проектов, о котором мы говорили с вами в начале разговора. Очень много недочетов в проектах, которые повлекли за собой убытки, а в большей части и банкротство.

При этом отмечу: хотя основной портфель ИФК действительно оказался проблемным, но часть из проектов является работающими предприятиями. Сегодня основная задача ИФК - сконцентрироваться на возврате вложенных инвестиций.

Так, в настоящее время осуществлен полный возврат инвестиций фонда в размере 2,55 млрд. тенге, который включает инвестиционный доход в сумме 335 млн. тенге за счет выхода из четырёх инвестиционных проектов: АО "Лисаковский стекольный завод", ЗАО "Южно-киргизский цемент", АО "Kun Renewables" и АО "Казахстанская стекольная компания". Кроме того, с начала 2010 года фонд осуществил частичный выход еще из четырех инвестиционных проектов на общую сумму 599,6 млн. тенге (включая инвестиционный доход 86 млн. тенге): по проектам АО "Гидроизоляция.kz", АО "Мунаймаш", АО "ЮСТАЛ-контракт", АО "Западно-казахстанская корпорация строительных материалов".

Для обеспечения возврата ранее инвестированных средств по отдельным проектам фондом проводится претензионно-исковая работа. В основном это проекты, в которых были нарушены условия реализации или осуществлено нецелевое использование инвестиций фонда. Кроме того, по фактам хищения и нецелевого использования инвестиций фонда по отдельным проектам АО "Булгарконсервпродукт", АО "КазРуно", АО "Уральский завод металлоконструкций и цинкования" и АО "Heaven House" правоохранительными органами возбуждены уголовные дела и ведётся расследование. При этом хочу подчеркнуть, что данные дела возбуждены по обращениям самого ИФК, по итогам проведенного фондом внутреннего аудита.

- Но самому ИФК финансировать новые проекты запрещено?

- Пока не разрешится проблема с действующими инвестиционными проектами, основная задача ИФК - возврат ранее вложенных инвестиций.


- Насколько проблемный портфель у Банка развития Казахстана?

- Доля проблемных проектов в портфеле БРК не превышает 15%. Но и по этим проектам нельзя говорить о том, что средства потрачены впустую. Все проекты БРК вносят вклад в развитие определенных отраслей. В целом за 9 лет существования с участием БРК и его дочерней компании "БРК-Лизинг" введено в эксплуатацию 85 проектов. Все проекты являются либо системными и стратегическими, либо связаны с созданием уникальной продукции, либо с созданием обрабатывающих производств, либо со строительством инфраструктурных объектов. БРК на сегодня в стране является главным финансовым институтом, который финансирует проекты в таких отраслях, как легкая промышленность, машиностроение, химическая промышленность, металлургия. Также в портфеле БРК много проектов, связанных с производством продуктов питания и новых стройматериалов.

- 15% - это много или мало, если сравнивать с коммерческими банками?

- Это небольшая доля. В некоторых банках проблемный портфель превышает 20%. Какие-то проекты оказались проблемными не по системным причинам (например, не из-за неправильной первоначальной оценки возвратности средств), а из-за финансового кризиса. В кризис у бизнеса резко возрастают риски, зачастую инвесторы и партнеры отказываются от участия в проектах. Проблемы возникли почти у всех производителей, особенно несырьевого сектора - снизились объемы продаж, произошло обесценение залогов, а также сложилась нехватка оборотных средств (БРК "оборотку" до недавнего времени по закону не мог кредитовать). Поэтому на сегодня БРК по каждому проблемному проекту определяет антикризисную программу: реструктурирует кредиты, помогает заемщикам находить потребителей, улаживать вопросы с госорганами. Кроме того, БРК на данный момент выходит в правительство с просьбой об оказании господдержки предприятиям, оказавшимся в затруднительном положении.


- Какой из институтов развития, на ваш взгляд, наиболее востребован сегодня и имеет самые продвинутые перспективы?

- Все инструменты, которые предоставляют институты развития для предпринимателей, востребованы. На сегодня ни один из действующих в стране финансовых институтов, кроме институтов развития, а точнее БРК, не предоставляет долгосрочное (до 20 лет) кредитование по индустриальным и инфраструктурным проектам. И долевое финансирование, которое предоставляют ИФК и "Казына Капитал Менеджмент" - это тоже уникальные инструменты институтов развития.

Ведь до кризиса превалирующую долю в финансировании бизнеса занимало банковское кредитование, где практически не было проектов по реальному производству. Сегодня мы предпринимателям разъясняем преимущества долевого финансирования через вхождение в капитал. Этот инструмент имеет очень большие перспективы. Востребованы и услуги по страхованию экспорта и торговому финансированию, которым занимается наш "КазЭкспортГарант". Тем более что стране необходимо развивать экспортоориентированные производства. Востребованными являются программы финансовой и нефинансовой поддержки малого и среднего бизнеса, которыми занимается фонд "Даму". В последние два года этим фондом было реализовано свыше 10 финансовых и 10 нефинансовых программ. Поэтому можно смело сказать, что все инструменты, которые предоставляют институты развития, являются востребованными. Но вопрос в том, как сделать так, чтобы эти инструменты использовались эффективно? В этом направлении как раз и проводится работа управляющего фонда "Самрук-Казына".


- Большинство институтов развития было связано с государственной программой прорывных проектов и "30 корпоративных лидеров". Программы плавно и незаметно почили в бозе, а объекты перешли в следующую программу. Что с ними сегодня?

- Думаю, что это не так. Конечно, по каким-то проектам кризис внес коррективы, но большая часть крупных проектов, которые финансировались через БРК, реализованы как раз в рамках программы "30 корпоративных лидеров". Как я уже говорил, БРК финансирует только крупные проекты, продукция которых занимает весомую (свыше 10%) долю в той или иной отрасли, а также проекты, связанные с выпуском продукции, которая ранее в нашей стране не выпускалась. Например, химическая продукция, металлургическая продукция высокого передела, кабельно-проводниковая продукция, новые для Казахстана виды стройматериалов, новые виды тканей, новые виды продуктов питания. Это проекты, которые выводят отрасль на принципиально новый уровень развития. На сегодня все переходящие или заявленные прорывные проекты рассматриваются в рамках ГПФИИР под руководством Министерства индустрии и новых технологий.


- Еще одна сфера вашей ответственности в фонде - это жилищные институты. На заседаниях правительства вы рапортуете, что проблемы дольщиков и ипотечников "практически решены". А между тем дольщики, скажем, в Алматы то и дело требуют чьей-то отставки. Нестыковка получается. Почему?

- Мы отчитываемся по своим проектам, за которые отвечаем. Подчеркну, что все проекты в Алматы и Астане достраиваются по трем схемам. Во-первых, по линии нашего Фонда (через БВУ, Фонд недвижимости и ФСА). Во-вторых, через специально созданные проектные компании при акиматах, а также, в-третьих, на средства самих застройщиков. Мы отвечаем только за первую часть объектов. И могу заверить, что практически все объекты, по которым мы начали финансирование, строятся и идут по графику. К 2012 году мы завершаем работу по большинству из 90 объектам, за которые отвечаем.

Дольщики, которые бастуют, не относятся к нашим объектам. Как правило, это те объекты, по которым пока еще не определены механизмы финансирования. Но эти механизмы определяем не мы, поэтому и не можем отвечать на требования этих дольщиков.

- Но ведь есть объекты, по которым фонд сначала был определен ответственным, а потом вдруг выясняется, что "Самрук-Казына" отказался от поддержки того или иного объекта. Почему?

- Есть несколько таких объектов. Например, мы сначала должны были финансировать достройку ЖК "Премьера" в Алматы или блок "F" ЖК "Гранд Астана" в столице, но потом выяснилось, что проект убыточный, т.е. невозвратный. А мы не можем рисковать государственными деньгами, т.к. вы же помните, что мы оперируем деньгами Национального фонда. Есть ходячее выражение, что кто не рискует – тот не пьет шампанского. Авантюрный девиз. В реальной жизни шампанское достается, как правило , тому, кто зря не рискует. Поэтому проекты, по которым возвратность не гарантирована, мы не финансируем. Как раз для того, чтобы не допустить потери этих денег. Хотя некоторым дольщикам это может не нравиться, и они всячески пытаются через СМИ или городские власти, НПО потребовать от нас финансирования того или иного объекта, куда ими вложены деньги. Но если объект вызывает вопросы, мы же не можем рисковать. Это уже вопрос к акиматам и правоохранительным органам.


 - Непонятно и с ипотечниками. Одни говорят, что программа реструктуризации ипотечных кредитов завершилась, другие - что она продолжается. Кому верить? 

- На самом деле в прошлом году через фонд "Самрук-Казына" была реализована программа рефинансирования ипотечных займов за счет 120 млрд. тенге, выделенных из Нацфонда. Данная программа позволила рефинансировать кредиты 31400 ипотечников, которым проценты были снижены до 9 или 11%. Вы помните, что рефинансирование проводилось через 12 банков. В целом программа завершена. Однако мы решили за счет высвобождаемых средств - то есть тех денег, которые рефинансировавшие свои кредиты граждане возвращают в банки - продолжить рефинансирование для тех, кто не попал в первую очередь. Банки будут рефинансировать кредиты тех ипотечников, чьи заявления были рассмотрены и одобрены в прошлом году, но на которых "не хватило средств". Мы совместно с банками-партнерами подсчитали, что в рамках высвобождаемых средств, будут рефинансированы еще около 2500 ипотечных кредитов. Для этого мы внесли соответствующий проект постановления правительства.

- То есть те, кто сейчас берет кредиты, не могут рассчитывать на рефинансирование?

- Нет. Если только банки не будут запускать собственные программы.

- Вы думаете, наши банкиры способны на такие благородные поступки?

- У нескольких банков, в частности ККБ, HSBC Kazakhstan, в прошлом году начаты такие свои программы. Но об этом надо узнавать в самих банках.

- Что слышно о проблемных объектах - "Премьера", "Лесная поляна", "Хан-Тенгри"?Их когда-нибудь достроят?

- По "Премьере" и "Лесной поляне" уже найдено решение. Мы предоставили финансовую помощь на начало строительства ЖК "Премьера". Но в дальнейшем этот объект будет завершен из средств проектной компании при акимате Алматинской области. Для этого из республиканского бюджета в 2011 году акимату выделяются специальные средства.

Четвертую и десятую очереди "Лесной поляны" будут финансировать за счет средств фонда через АТФ банк, т.к. он открыл кредитную линию для данного объекта. К 2012 году мы планируем завершить объекты.

В ЖК "Хан-Тенгри" у нас обязательство достроить вторую очередь - проблем с финансированием здесь нет, дом должен быть достроен до 2011 года.


- Программа арендного жилья, о которой так активно говорили весь прошлый и нынешний годы, вроде бы стартовала, но застопорилась? Когда снова можно будет сдавать документы? И были ли учтены ошибки и недоработки прошлого распределения квартир?

- Программа арендного жилья стартовала, но не заглохла. Мы изначально поясняли, что ввод квартир будет осуществляться по мере ввода жилья в строй. Как только дома построят и будут подписаны все документы о приеме дома в эксплуатацию, что будет свидетельством качественно проведенных строительных работ, будет через СМИ объявлено о начале приема заявок. В столице ожидается до конца года ввод еще трех объектов. В Алматы объекты начнут сдаваться в следующем году, а значит, и программа арендного жилья стартует только в следующем году.

Вы помните, как было при выводе на рынок аренды квартир в жилых комплексах "Ак жайык" и "Аль Арка" в Астане - механизм будет в целом такой же. Возникшие ранее вопросы тоже нашли свое отражение: мы учитываем предложения и замечания и госорганов, и НПО при совершенствовании этой программы.

Кроме того, основной целью программы арендного жилья является обеспечение возврата средств, вложенных в завершение строительства недостроенных в кризис объектов, так как это средства Национального фонда. Как застройщики, получившие, по сути, кредит от Нацфонда (через "Самрук-Казыну"), могут его вернуть? Только продав свободные (то есть те, которые не были выкуплены дольщиками) квартиры после достройки объектов. Поэтому государство предложило программу арендного жилья, смысл которой в том, что государство в лице фонда "Самрук-Казына" забирает свободные квартиры в счет кредита, а затем сдает их в аренду, тем самым обеспечивая возвратность средств. Поэтому арендное жилье через "Самрук-Казыну" недешевое. То есть основными потребителями квартир по арендной программе являются люди со стабильным заработком выше среднего уровня.

- Обещали, что арендные квартиры будут доступны бюджетникам - врачам и учителям в первую очередь?

- Не забывайте, что помимо нашей арендной программы есть такие программы акиматов городов Астана и Алматы. Там квартиры доступны для бюджетников, так как арендная плата исходит не из себестоимости квартир, а из социальных показателей.

- Президент страны поручил правоохранительным органам проверить эффективность работы национальных холдингов - не в ваш ли огород камень?

- Деятельность национальных холдингов всегда находится под пристальным вниманием как государства, так и общественных организаций. Мы постоянно совершенствуем систему контроля в наших подотчетных компаниях. Данное поручение президента конечно же касается и институтов развития, и жилищных институтов, т.к. они получали большие финансовые ресурсы от государства и Нацфонда. Понятно, что вопрос эффективности и целевого использования этих средств всегда будет в центре внимания общества.

Сам фонд как раз и создан для того, чтобы обеспечивать эффективность использования государственных активов. С этой целью нами были подписаны меморандумы о сотрудничестве со Счетным комитетом, о предоставлении информации в сфере закупок финансовой полиции. Мы активно сотрудничаем с Государственной комиссией по контролю за использованием средств Национального фонда. И сами ратуем за прозрачность использования всех средств.


- Кайрат Медыбаевич, вы также курируете вопросы закупок и казахстанского содержания. Что делается в этом направлении?

- Если вкратце, то для достижения большей прозрачности и эффективности процедур закупок компаний группы АО "ФНБ "Самрук-Казына", а также увеличения доли казахстанского содержания в закупках нами осуществляются контроль закупок, маркетинг цен закупаемых товаров, работ и услуг.

Создана корпоративная система мониторинга казахстанского содержания через интерактивную карту, которая в режиме реального времени обеспечивает доступ к данным об основных показателях мониторинга казахстанского содержания в закупках по фонду в целом и по его отдельным организациям.

В рамках реализации отраслевых программ увеличения казахстанского содержания между компаниями фонда и отечественными предприятиями заключаются меморандумы и договоры, в том числе долгосрочные, до 5 лет.

Кроме того, сформирован и постоянно обновляется реестр отечественных товаропроизводителей фонда. На сегодняшний день в нем насчитывается более 700 организаций. Еженедельно поступает порядка 15 - 20 заявок на включение в реестр.

Для поддержки отечественных товаропроизводителей правилами закупок установлен преференциальный режим в отношении закупа отечественной продукции. Вся информация по закупкам открытая и размещена на сайтах фонда и дочерних компаний.


- И что скрывается за этим непонятным названием "преференциальный режим"?

- Согласно правилам закупок фонда, отечественные товаропроизводители освобождены от предоставления обеспечения тендерной заявки и договора закупок. При сопоставлении тендерных заявок они могут рассчитывать на условную скидку в размере до 20%. Предусмотрено также условное снижение цены для потенциальных поставщиков работ и услуг, обязующихся обеспечить казахстанское содержание в работе, услуге (до 10%). Кроме того, при заключении договора с отечественным производителем закупаемого товара в обязательном порядке предусматривается предоплата в размере не менее 30% от суммы договора.


- А чем конкретно мониторинг или маркетинг процесса закупок может сделать сами закупки прозрачнее и честнее?

- Приведу пример. В соответствии с нормами правил закупок осуществляется определение для компаний фонда ценовых диапазонов по товарам, по лотам, стоимость которых равна или превышает 75 млн. тенге. Данный диапазон определяет границы бюджета закупок, свыше которых компании не могут осуществить закупку.

За прошедший период 2010 года отклонение среднерыночных цен от бюджетных составило порядка 4%, что свидетельствует об улучшении ситуации в маркетинге и приближении бюджетных цен к реальным рыночным (для сравнения: в прошлом году эта цифра составляла 8,4%).

То есть реально маркетинг цен позволяет более эффективно расходовать используемые деньги и делать это прозрачно.


- Насколько объективны ваши данные при проведении маркетинга цен?

- Объективны. Но чтобы сделать процесс еще более понятным, нами разрабатывается он-лайн-портал "Маркетинг в закупках товаров, работ и услуг организаций АО "ФНБ Самрук-Казына", который будет выгоден не только организациям группы фонда, но и поставщикам, т.к. они смогут получать информацию для планирования о закупках всех организаций холдинга в одном месте.

Только один пример: сейчас поставщику, чтобы найти требуемую ему закупку холдинга, нужно просмотреть порядка 260 сайтов организаций, на которых размещены планы их закупок, и это только те организации, которые руководствуются правилами закупок фонда. На нашем портале вся эта информация собирается на едином информационном ресурсе и будет регулярно обновляться.

Пользуясь случаем, хотелось бы призвать производителей и поставщиков принять активное участие в создании портала, предоставляя данные как о самих производителях/поставщиках (так называемое "досье поставщика"), так и о ценах на производимые ими товары, выполняемые работы, оказываемые услуги. Все это послужит как достижению большей открытости в закупках организаций группы фонда, так и честному и справедливому ценообразованию на закупаемые товары, работы, услуги, повысит конкурентоспособность производителей/поставщиков.


- А какие меры принимаются при выявлении нарушений правил закупок?

- При выявлении нарушений в адрес организатора закупок направляются поручения об устранении нарушений с обязательным оповещением фонда о результатах исполнения. Из поступивших по состоянию на 1 октября текущего года 144 обращений потенциальных поставщиков рассмотрено 135. По 58 из них выявлены нарушения, по 40 доводы не подтвердились, по 23 даны ответы разъяснительного характера, 14 направлены в другие органы по принадлежности.

Для сравнения: за весь 2009 год по 72 обращениям были выявлены нарушения, по 54 - доводы заявителей не подтвердились.

Заметный рост обращений потенциальных поставщиков (126 за весь 2009 год по сравнению с 144 только за 9 месяцев 2010 года) свидетельствует о повышении доверия бизнеса к фонду в части объективного рассмотрения поступивших обращений.


- Могли бы вы назвать конкретные цифры в части освоения бюджета плана закупок по организациям группы фонда?

Планируемый объем закупок по организациям группы "Самрук-Казына" на 2010 год составляет 3,27 трлн. тенге. Общая сумма заключенных договоров составила 2,534 трлн. тенге, или 77% освоения годового бюджета планов.

Уже заключено договоров: на закуп товаров - на сумму 1 трлн. 157 млрд. 663 млн. тенге, работ - 626 млрд. 987 млн. тенге, услуг - 750 млрд. 224 млн. тенге. Сумма договоров, заключенных с резидентами РК, - 2 трлн. 91 млрд. тенге, что составляет 82% от общей суммы заключенных договоров на текущий момент.

Доля казахстанского содержания в закупках группы фонда составляет в среднем 53%. 


Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!