На Рахата Алиева завели очередное уголовное дело, но уже в Германии

Фотография - На Рахата Алиева завели очередное уголовное дело, но уже в Германии

Прокуратура Германии возбудила против Рахата Алиева уголовное дело в связи с подозрением в отмывании денег в этой стране, сообщила адвокат австрийского бюро «Лански, Ганцгер и партнеры» Анна Цайтлингер, прилетевшая в Казахстан вместе со своим старшим партнером Габриэлем Лански, пишет газета «Время». 

210 0

Прокуратура Германии возбудила против Рахата Алиева уголовное дело в связи с подозрением в отмывании денег в этой стране, сообщила адвокат австрийского бюро «Лански, Ганцгер и партнеры» Анна Цайтлингер прилетевшая в Казахстан вместе со своим старшим партнером Габриэлем Лански, пишет газета «Время».

- Анна, в своем прошлом интервью нашей газете Вы выразили большую надежду на то, что Австрия положительно решит вопрос об экстрадиции Алиева в Казахстан. Однако этого не произошло. Почему австрийские власти отказали в экстрадиции?

Анна Цайтлингер: Решение суда представляет собой крайне короткую формулировку, в которой есть ссылка на статью закона, говорящую о возможных опасениях за лицо, об экстрадиции которого идет речь. Нельзя не отметить, что чиновники интерпретируют это решение, сообразуясь с тем, что сейчас говорит г-н Алиев. А он напирает на то, что обвинение в Казахстане ему вынесли заочно. Во-вторых, суд вынес решение, не рассмотрев новые факты, - я имею в виду обнаружение тел топ-менеджеров Нурбанка Жолдаса Тимралиева и Айбара Хасенова. Надо сказать, что Казах­стан информацию о телах банкиров сразу же донес до сведения австрийских властей. Это было сделано 16-17 мая - за месяц до принятия решения об отказе в экстрадиции. Пресс-конференцию об идентификации тел банкиров мы провели 6 июня. Этим же днем по стечению обстоятельств датирован документ, в котором прокуратура Австрии провела оценку ситуации и сделала рекомендацию суду: дескать, есть некоторые сомнения, поэтому все же стоит отклонить запрос об экстрадиции. С нашей точки зрения, австрийская юстиция приняла слишком скорое решение, хотя могла бы учесть новые факты. Но это не уменьшает нашей уверенности в том, что теперь, когда вопрос об экстрадиции больше не стоит и Австрия вынуж­дена начать собственное расследование, факт обнаружения тел будет все же принят во внимание.

- Отказывая в экстрадиции, Австрия беспокоится за безо­пасность Рахата Алиева? Или все же правы те, кто говорит о заинтересованности австрийских властей в оказании Алиеву помощи в бегстве в другую страну? Можно ли согласиться с теми, кто подозревает австрийские органы юстиции в коррупции?

Габриэль Лански: Я придерживаюсь ранее высказанных мною предположений о коррупционной составляющей. Принятие решения об отказе в экстрадиции сопровождалось другими внутриавстрийскими событиями. В частности, речь шла о поведении австрийских властей, которые имели свою точку зрения, как “политически правильнее” было бы разрешить вопрос. Мы были этим крайне возмущены, потому что такое поведение противоречит тому, как должно вести себя правовое государство, рассматривая дело подобного масштаба, требующее объективного, непредвзятого подхода, основанного исключительно на фактах. За свою более чем тридцатилетнюю практику я ни разу не видел, чтобы австрийская юстиция опозорила себя подобным образом!

- Г-н Лански, на следующий день после того, как стало известно об отказе Австрии в экстрадиции Алиева, представитель Генпрокуратуры Казахстана сообщил: они намерены подготовить новый запрос. Какова вероятность того, что новый запрос об экстрадиции не постигнет участь двух предыдущих?

Г.Л.: Юриспруденция - не прогноз погоды, и предсказать тот или иной исход событий с большой вероятностью довольно сложно. Тем не менее в ситуации, когда подозрение в совершении убийства практически доказано имеющимися фактами, мы ожидаем, что давление на правовую систему Австрии будет настолько велико, что факты пересилят деньги (если они были уплачены Алиевым органам юстиции). У нас нет доказательств, что Алиев давал взятки, но мы видим крайне странное поведение австрийских властей. Поэтому у нас закрадываются сомнения. Я очень благодарен вашей газете за то, что вы уделяете внимание этой теме. Если вы посмотрите австрийские СМИ, которые писали об отказе в экстрадиции, то убедитесь: ваши коллеги (в Вене. - Р.Б.) отнеслись к этому (к отказу в экстрадиции. - Р.Б.) крайне скептически. Это известие никто не освещал радостно, наоборот - его восприняли как печальный факт. Мы надеемся, что в СМИ удастся создать некий альянс воздействия на общественное мнение, который сможет повлиять на австрийское правосудие… Простите, но я опаздываю на встречу. На ваши дальнейшие вопросы ответит г-жа Цайтлингер.

А.Ц.: Для меня стало шоком известие об обнаружении тел Тимралиева и Хасенова. Ситуация по-человечески крайне печальная. Вне зависимости от того, поступит или нет от Казахстана новый запрос об экстрадиции, нужно понимать: есть закон, в котором говорится о том, что раз мы (Австрия. - Р.Б.) отказали в экстрадиции, то теперь обязаны судить Алиева на своей территории. То есть мы должны самостоятельно провести расследование, предъявить обвинения, допросить свидетелей, изучить материалы дела. Если же поступит новый запрос, то он будет рассматриваться уже в свете новых фактов. Если Австрия начнет собственное расследование, то для потерпевших это тоже хорошо.

- Если я правильно понял, Австрия уже должна была начать свое собственное расследование?

- Совершенно верно. С первого дня после отказа в экстрадиции органы юстиции, согласно закону, должны были начать следствие. И, насколько я знаю, австрийская прокуратура уже инициировала следственные действия. У нас как у представителей потерпевших есть широкий набор полномочий. Мы можем знакомиться с делом в любой момент времени (не как в Казахстане), подавать ходатайства прокурору. Самая главная задача сейчас - добиться заключения подозреваемого (Алиева. - Р.Б.) под стражу. Согласно нашим законам, при наличии подозрения в похищении людей (не говоря уже об убийстве) применяется эта мера пресечения. Тем более что существует опасность побега Алиева и его соучастников. Правоохранительные органы наверняка это прекрасно понимают и постараются не допустить этого.

- Но если Алиев и Ко совершат побег, то Австрия уже не сможет ни предъявить им обвинения, ни судить их?

- Если они покинут Австрию, то, конечно же, субсидиарная юстиция (которая занимается расследованием преступлений, совершенных за рубежом) утратит свои возможности в отношении подозреваемых. Мы беспокоимся о том, что такое может произойти. Этим обеспокоено и все австрийское общество. Как вы знаете, наши депутаты уже сделали запросы в соответствующие органы с требованием дать разъяснения по поводу пособничества австрийских властей в совершении Алиевым побега. Но нужно понимать, что Вадим Кошляк (ближайший подручный Алиева. - Р.Б.) находится сейчас на территории Австрии, ожидая предоставления ему права на убежище. В таком статусе он не располагает действующим видом на жительство в странах Европейского союза и выехать в другую страну не сможет. Поэтому мы рассчитываем, что бежать им не удастся. Если это все же произойдет, нам придется искать и преследовать этих людей в другой стране. Не следует также забывать, что Австрия расследует и еще несколько дел о совершении Кошляком и Алиевым преступлений в отношении других лиц. Имена потерпевших называть я не буду.

- Венский прокурор через месяц уходит на пенсию, на это место назначат нового человека. Как это может повлиять на ситуацию вокруг Алиева?

- Я рассматриваю это как позитивный фактор. Знаете, есть люди с предвзятым отношением к определенным персонам или вещам. И всегда хорошо, когда появляется новый человек - с незамыленным взглядом, у которого есть возможность прочитать все материалы дела и составить объективную картину. Мы были недавно в Германии, где прокуратура расследует уголовное дело против Рахата Алиева и его соучастников по факту отмывания денег. Мы имели возможность посмотреть воочию, как работает “незамыленный глаз” людей, которые не сталкивались с этим делом за последние 4 года.

- Генпрокуратура Казахстана не сообщала об уголовном деле против Алиева в Германии...

- Тем не менее это так. Через Германию Алиев проводил большие объемы финансовых средств. Что радует - так это трезвое отношение немецких коллег: если было совершено преступление, если мы это обнаружили и для нас это очевидно - значит, мы должны это преследовать.

- Есть ли хоть какая-то вероятность того, что Тимралиев и Хасенов живы?

- Нет. Я абсолютно убеждена в объективности экспертизы ДНК, которая была сделана. Я знаю, что все пробы были взяты экспертами с трупов собственноручно. Это не какие-то присланные образцы, чтобы можно было подозревать подлог. Тем более работу проводили серьезные эксперты. Речь идет об их репутации, по сути - о репутации всего института экспертизы в Федеративной Респуб­лике Германия. Такие люди не опустятся до подлога. Я считаю: тех, кто занимается распространением слухов о том, что банкиры живы, нельзя называть людьми. Это вопиющее неуважение к горю Армангуль Капашевойи Шолпан Хасеновой (вдов Жолдаса Тимралиева и Айбара Хасенова. - Р.Б.). Если у казахстанских правоохранительных органов была бы возможность найти тела раньше, то я не вижу смысла столько времени держать этот жуткий козырь в запасе.

- 22 июня в Twitter Алиев написал следующее: “Жестокость Кошляка мне никогда не нравилась. Но я никогда не предполагал, что он может оказаться убийцей. Все мы иногда ошибаемся в людях”. Алиев намекает следствию на действительного убийцу или просто пытается “перевести стрелки”?

- Больше похоже на второе. Я уверена, что в дальнейшем он будет рассказывать какие-то другие версии. Мы не поленились и в течение последнего месяца сравнили все высказывания Алиева - как в казахстанской, так и в австрийской прессе - с того момента, как началась вся эта история. Сначала он говорил, что они (банкиры. - Р.Б.) живы, затем - что он знает, где они находятся, потом - что не знает, где они. А в последнем интервью австрийскому журналу “Профиль” он заявил, что, оказывается, в Лондоне есть некий свидетель, который знает, что банкиры в 2008 году еще были живы. Этот “свидетель” всплыл впервые. Мы уже привыкли к тому, что этот человек (Алиев. - Р.Б.) каждый раз выдает новые истории - как фокусник, вытаскивающий из цилиндра все новых и новых кроликов. То, что он на этот раз выступил с обвинениями в адрес Кошляка, - немного странно. Никто не требовал от него этого. Возможно, Алиев пытается просто сместить интерес австрийской юстиции в сторону Кошляка.

- Неизвестный “лондонский свидетель” - кто он?

- Можно предположить, что Мухтар Аблязов. Аблязов часто выступал в защиту Алиева - и наоборот. Тем более всем известно: у Аблязова тоже не слишком хорошие взаимоотношения с казахстанскими властями. А в целом это в духе Рахата Алиева: мол, у меня есть свидетель, но я не скажу, кто он, - я своих не сдаю. А может быть, история со свидетелем - очередной “кролик” Рахата Алиева. Если же этот свидетель действительно существует, то мы будем ходатайствовать о его допросе.

Вена может их достать!

В редакцию газеты «Время» пришло письмо от Анны Цайтлингер:

В дополнение к тому, что мы вам рассказали, мне хотелось бы подчеркнуть, что все сообщники Алиева на сегодняшний день находятся и официально прописаны в Австрии. В приложении направляю вам в подтверждение своих слов актуальные выписки из реестра по месту прописки от сегодняшнего дня в отношении этих лиц… Мы убеждены, что все они находятся в досягаемости для австрийского правосудия - на территории Австрии, и сам Алиев, очевидно, находится на территории Австрии достаточное время для того, чтобы австрийский суд признал свою юрисдикцию в отношении его. На сегодняшний день это обнадеживает с точки зрения уголовного преследования”.



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!