Упразднение антикоррупционного ведомства в РК прокомментировали эксперты

Казахстан
8144
Очередное упразднение - поиск лучшей системы госуправления или вуалирование слова "коррупция"? Рассуждают политолог и общественник.

В Казахстане в очередной раз упразднили антикоррупционное ведомство. 11 декабря было создано Министерство по делам государственной службы, в структуре которого образовано Национальное бюро по противодействию коррупции. Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции просуществовало более года. Оно, напомним, появилось после упразднения финансовой полиции и расформирования Агентства по делам госслужбы в августе 2014-го. Мнением и наблюдениями относительно ведомства, призванного бороться с коррупцией, с корреспондентом Today.kz поделились политолог Максим Казначеев и общественный деятель Галым Байтук. 


Ситуативное решение или логика трансформации? 

Максим Казначеев, руководитель сектора внутренней политики Института политических решений: "Объединение Агентства по делам государственной службы и Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовая полиция - Прим. автора) оказалось недостаточно продуманным и обоснованным шагом, как и прогнозировалось экспертным сообществом сразу же. Все-таки специфика работы по этим двум направлениям существенно отличается. Была сделана попытка объединения заведомо не объединяемых частей. Все это привело к тому, что руководитель ведомства не смог одинаково эффективно работать по всему спектру своих сегментов ответственности.

При Кайрате Кожамжарове в ведомстве противодействие коррупции превалировало над функцией управления госслужащими (комплектования госаппарата на принципах меритократии)".

Галым Байтук, президент общественного фонда "Республика–Регион–Развитие": "Все банально. У нас почти все делается под персоны. В этой ситуации очень похоже, что человек в должности заместителя вырос для уровня руководителя - и у кого-то (или даже у него самого) возникло желание попробовать "одиночное плавание".

Донаков, теперь уже экс-заместитель главы АП, как раз занимался кадровыми вопросами. Действительно, никогда не был первым руководителем, долгожитель из замов... Не пора ли поруководить? Карт-бланш дан". 


Поиск лучшей модели госуправления?

Максим Казначеев: "Сейчас, в условиях разворачивающегося кризиса, Акорда пытается придать новый импульс бюрократической машине, вывести ее в новый режим работы. Формирование профессионального госаппарата заявлено в качестве одного из направлений институциональных реформ – потому и предприняты шаги по созданию Министерства по делам госслужбы".

Галым Байтук: "...создали некое "министерство человеческих ресурсов". Была карьерная система, потом ввели корпус "А" и корпус "Б" (и они оказались не очень хороши), теперь разрабатываем новую карьерную модель госуправления. Выглядит как чехарда, но назовем это поиском наилучшей модели. Системности здесь я никакой не вижу". 


Куда исчезла "коррупция"?

Максим Казначеев: "Антикоррупционная деятельность вновь выведена в отдельную сферу ответственности, как и во времена существования финансовой полиции. Текущий статус подчинения Национального бюро по противодействию коррупции новому министерству мне представляется формальным и временным. Статус единого антикоррупционного центра должен предполагать прямое подчинение Президенту и независимость от других госструктур. И то, что назначать и освобождать от должности председателя Нацбюро будет исключительно Глава государства, это подтверждает".

Галым Байтук: "Мне импонирует слово "бюро". Оно вызывает ассоциации с Центральным разведывательным управлением (ЦРУ), Федеральным бюро расследований (ФБР). Вот и у нас появилось свое бюро! Кстати, еще вызывает ассоциацию с хабом Байменова (председатель Управляющего комитета Регионального хаба в сфере государственной службы – Прим. автора). Что за хаб такой, думают многие - у обычного человека ассоциации только с аэропортом. Теперь у нас бюро. Успокаивает, что его руководитель по-прежнему напрямую назначается Президентом. Думаю, ему самостоятельность оставили. Может быть, в административных делах подрезали. Но по крайней мере, борьба с коррупцией сохраняется.

Наверное, пытаются завуалировать слово "коррупция". Перед зарубежными державами сохраняем "красивую мину": "Как это у нас с коррупцией борется целое ведомство? Что, у нас коррупция развита? Ой, нет, давайте назовем благородно - "Министерство по делам госслужбы", а борьбу будем вести по умолчанию". 

Согласны ли вы с тем, что в Алматы нужно ввести платный въезд?
34 %

Да. Это улучшит ситуацию с пробками в центре

13 %

Нет. Это только лишний повод содрать деньги с людей

5 %

Да. Но если только въезд будет бесплатным для тех, кто живет вне города, а работает в нем

20 %

Нет. Это нарушение моего права на свободу передвижения

28 %

Оставлю свой вариант в комментариях

Комментарии

{{ comment.comment_author }}

{{comment.datetime}}

{{comment.text}} Ответить

{{ comment.comment_author }}

{{comment.datetime}}

{{comment.text}} Ответить

{{ bodies[news_open].title }}

{{ bodies[news_open].rubric }}
{{ bodies[news_open].views_count }}
{{ bodies[news_open].preview }}
Согласны ли вы с тем, что в Алматы нужно ввести платный въезд?
34 %

Да. Это улучшит ситуацию с пробками в центре

13 %

Нет. Это только лишний повод содрать деньги с людей

5 %

Да. Но если только въезд будет бесплатным для тех, кто живет вне города, а работает в нем

20 %

Нет. Это нарушение моего права на свободу передвижения

28 %

Оставлю свой вариант в комментариях

Комментарии

{{ comment.comment_author }}

{{comment.datetime}}

{{comment.text}} Ответить

{{ comment.comment_author }}

{{comment.datetime}}

{{comment.text}} Ответить