Денис Кривошеев: У государства есть возможность раздавать деньги казахстанцам

Фотография - Денис Кривошеев: У государства есть возможность раздавать деньги казахстанцам

Фото: today.kz

Небезызвестный журналист объехал регионы Казахстана в составе правительственной делегации.

7105 1

Денис Кривошеев называет себя независимым журналистом. Уверяет, что после турне с премьером менее свободным в своих высказываниях не станет. Личное знакомство с министрами, дескать, не помешает критиковать положение дел в курируемых им сферах. Хотя члены кабмина – отличные ребята, говорит Кривошеев, они знают о проблемах народа и понимают, что чиновники на местах им зачастую втирают очки.

О разгоне "бездельников" из "Самрук-Қазына" и вводе безусловного базового дохода, знакомстве с Ержаном Бабакумаровым, выдуманном Рахимом Ошакбаевым слове "квазигосблогер", эффекте выигранного в лотерею миллиона и многом другом – беседа с Денисом Кривошеевым вышла долгой и на разные темы.

- В одном из последних интервью Вы заявили о необходимости жесткой границы с Россией. Вы предлагаете нам разругаться с Путиным? 

- Никто об этом не говорит. Никто не говорит, что Казахстан сможет выйти из ЕАЭС. Но начать торговаться, как это делает Белоруссия, мы обязаны. Мы в достаточном объеме производим то же самое, что Россия. 

- То есть пятилетки индустриализации в нашей стране не проходят зря?    

- В индустриализации не было необходимости. Все эти годы в Казахстане создаются рабочие места, а людям не нужна работа - им нужна возможность заработать. Деньги, которые государство тратит на акиматы, "Самрук-Қазына" и прочие организации, проще было бы раздавать гражданам в качестве безусловного базового дохода. Таким образом у казахстанцев появилась бы возможность не думать о хлебе, а творить, искать добавленную стоимость; рабочая сила стала бы дешевле. Так можно было бы вообще изменить структуру экономики. 

- Мне кажется, Ваши идеи утопичны. 

- Отнюдь! При вводе базового дохода Казахстан сделает несколько шагов вперед. Государство перестанет тратить деньги на выдумывание рабочих мест, а оно их именно выдумывает. 

Фото -

- Уровень самостоятельности граждан, по-моему, не тот. 

- Неправда. Человек, у которого решен вопрос с хлебом, начинает думать, как ему стать лучше. Это не утопичная идея, это обычная психология. У государства сейчас достаточно денег, чтобы обеспечить базовый доход трудоспособным гражданам, при условии, если оно выгонит бездельников из акиматов и квазигосударственных компаний.   

Фото -

- Каков, на Ваш взгляд, мог бы быть размер безусловного базового дохода?  

- Считаю, что 40-45 тысяч тенге - на уровне средней пенсии. Каждому трудоспособному человеку. Это реальная и небольшая сумма в масштабе средств, условно освобожденных после сокращения отдельных категорий госслужащих и работников квазигосударственного сектора. 

- Вы считаете себя эпатажным персонажем в экспертном сообществе в области экономики? 

- Вообще не имею никакого отношения к кругам экономистов. 

- Но Вы делаете вполне экономические заявления.   

- Я экономический обозреватель. 

- Что значит быть экономическим обозревателем? 

- Я смотрю на происходящее глазами не включенного в денежные потоки человека. Все экономисты так или иначе "приписаны" к кому-то: защищают чьи-то интересы, находятся под чьим-то влиянием (идеологическим или финансовым). Я не нахожусь ни в одной группировке, пытаюсь искать common sense (здравый смысл – Прим. автора) во всем, советуюсь с экономистами, читаю, смотрю, делаю выводы. 

- У Вас, насколько знаю, нет экономического образования. 

- Нет. Мне оно не нужно. У Карла Маркса тоже не было экономического образования. Вообще, что такое наше современное образование? 

Фото -

- Диплом, наверное. 

- Ну и все. Вы сами отвечаете на вопрос. Человек, который заявлял, что, если в Казахстане не провести девальвацию вслед за Россией (в 2014 году), мы потеряем 50 миллионов долларов, - профессиональный экономист, чуть ли не лучший в стране. А мои прогнозы оказались более точными и правильными. (Речь идет об Олжасе Худайбергенове – Прим. автора)   

- Помню ваш спор. 

- И человек не извинился перед обществом. Ведь он убеждал его… 

- Извинения так важны в этом случае? 

- Очень важны. Человек должен признавать свои ошибки, я же свои признаю, если ошибаюсь в прогнозе. Официально. 

- Сейчас Вы говорите, что реальный курс доллара – 420 тенге. Если вдруг Ваши аргументы подтвердятся, как тому же премьер-министру объяснить это рядовому казахстанцу? Вы же понимаете, что это острый социальный вопрос. 

- В СССР нельзя было говорить, что у онкобольного рак, выдумывали диагнозы. С чего начинается попытка вылечить человека? С признания факта. Можно долго выдумывать реальность, рисовать себя центром Вселенной, но реальность такова: Казахстан - мизерная экономика, сопоставимая с экономикой штата Индиана (если память не подводит меня). Мы должны осознать свое место, а не вести себя, как неразумные люди, выигравшие в лотерею миллион долларов. Тратим, тратим деньги… Все наши "инновации" – пустышки, это никакие не инновации, это простая модификация. 

Фото -

- У Вас есть возможность доводить свою позицию до премьера? Правительство вообще знает о реальных проблемах народа, не живет ли оно в параллельной реальности? 

- Никто в параллельной реальности там не живет. Все всё прекрасно знают. Но ведь все начинается с человека. С одной стороны, Байбек правильно сказал: для улучшения условий в городе строят новые арыки, а люди их загаживают. Мы же загаживаем, не доносим мусор до урны. Если у общества нет потребности в чистоте, то ничего не будет. Никто не может заставить человека не выкидывать мусор в арыки. Никто. Отсюда все начинается. Они (члены правительства – Прим. автора) прекрасно понимают все. Они вынуждены создавать рабочие места, чтобы люди, которые не хотят думать, хоть как-то начали. 

- То есть, по-вашему, большая часть ответственности на обществе, нежели на кабмине?   

- Конечно. Когда в 2003 году я говорил, что нас убьет ипотека, мне не поверили. Если каждый из нас понимал бы, сколько он реально стоит... Водитель в нефтесервисной компании, получавший две тысячи долларов, взял кредит на 15 лет. Нельзя думать, что ты все 15 лет будешь получать такие деньги, не имея ничего, кроме водительского удостоверения. Извините. Есть понятие "планирование жизни".   

- Из Ваших слов следует, что правительство – некий заложник обстоятельств. 

- Да. По-другому мы не понимаем. Нас успокаивают словами "пятилетка", "диверсификация" - "лепешками" о светлом будущем закидывают. Между тем не за горами перспектива мыть туалеты в богатых странах. Правительство - заложник. 

Фото -

- Как относитесь к тому, что Вас называют квазигосблогером? 

- Я не квазигосблогер. 

- Что за понятие такое? 

- Да это Рахим Ошакбаев придумал, когда министр Даурен Абаев встречался с блогерами. Есть "квазигоспредприятие", а Ошакбаев создал хештэг "квазигосблогер". Так он и разошелся по Сети.  Это все, конечно, смешно. Но меня оскорбляет звание блогера. 

- Почему? 

- Я профессиональный журналист. Это моя профессия, моя работа, моя жизнь. Я несу ответственность за каждое свое слово. И надо отличать блогеров от журналистов. 

- Как Вы попали на борт самолета премьера? 

- Очень просто. В стране не так много независимых журналистов. На одном из PR-форумов я познакомился с Ержаном Бабакумаровым, после написал ему по email, что назрело много вопросов к премьер-министру: об экономической политике, планах, что мы делаем, куда идем.  Отправил 10 вопросов, которые я хотел бы задать Кариму Масимову в интервью. Премьер согласился, но с оговоркой: "Пусть он поездит со мной по стране, посмотрит, поймет мою работу, что я делаю в этих поездках. Потом отвечу на вопросы - сядем спокойно, поговорим". Насколько я понял, премьер-министр иногда читает то, что я пишу, ему интересно мое мнение, как мне сказали. 

- Вы успеваете вникать в детали? Поездки, насколько мы это видим, проходят "галопом по Европам". 

- Конечно, успеваю. Премьера обстоятельно готовят к каждому визиту: предоставляют все сведения о предприятиях, куда он едет, экономические выкладки и так далее. В самолете проводят брифинг. У меня тоже есть эти папки, цифры. 

-  Много цифр не для печати? 

- Ни одной. Все открыто. По этим брифингам собираю информацию, которая будет систематизирована и отражена в отдельных материалах про все регионы. 

- Часто просят: "Денис, об этом не пиши"? 

- Нет, ни разу. Нет такого. 

- Интервью с премьер-министром будет телевизионное или печатное? 

- Печатное. Сейчас я думаю над форматом. 

- Это Вы решаете, не Ержан Бабакумаров? 

- Это все мои решения, меня никто не контролирует. 

- Не верится. 

- Я Вам клянусь. Никто не ограничивает меня ни в чем. Я ем, пью то же самое, что премьер и министры, езжу в машине, следующей сразу за авто с Масимовым; имею свободный доступ ко всем членам правительства. Общаемся, обсуждаем важные вопросы. Канат Бозумбаев, например, - невероятно интересный собеседник. Женис Касымбек - открытый человек, у меня сложилось очень хорошее впечатление и о нем, и о наших с ним разговорах. Поверьте мне, все эти разговоры - в пользу людей. Я поднимаю волнующие казахстанцев вопросы, показываю, что мне пишут люди. 

Фото - Фото: today.kz

- Подружившись с министрами, не станете менее независимым журналистом? 

- В чем моя зависимость будет? В том, что я теперь лично с ними знаком? Я знаком с Байбеком, но по сей день продолжаю твердить: городу необходимы перемены - и не такие, какими их видит специалист в культуре и протоколе. Город – это не партия, это живой организм. И быть уверенным в том, что понимаешь, как работает механизм, - это большая ошибка. Я знаю много высокопоставленных чиновников, которые признают: "Я не понимаю, как это работает". 

- Байбек не бьет себя в грудь, называясь великим градоначальником. 

- Ну как? Он же никого не слушает. Ему говорят, что нельзя вводить платные парковки, пока не решен вопрос с въездом в город. Он их вводит. Таких примеров много. У него свой взгляд на все. Я не отношусь к акиму Алматы предвзято. Я безумно люблю этот город. 

- Вы не коренной алматинец, да? 

- Ну и что, я 15 лет тут живу. Болею за Алматы и знаю, как сделать его лучше. Но нас не слушают. В Общественном совете не те люди. 

- Может, дело в том, что Вас не пригласили туда? 

- Меня хорошо слышно и без членства в Общественном совете, правда? Я достаточно громко говорю. 

- Вы же понимаете, что теперь каждое Ваше слово отдельным людям будет казаться месседжем от Карима Масимова? Понимаете ответственность за посты в соцсетях, интервью СМИ?     

- Еще раз повторяю: я не приближенный Масимова. Чай не пью с ним, беседы не веду, нахожусь на приличной дистанции.    

Фото -

- Как Вы попали на Первый канал Казахстана? 

- Это еще один вопрос, который всех мучает, да? Мне кажется, что я неплохой журналист. Часто давал интервью корреспондентам этого канала в качестве экономического обозревателя, потом меня стали приглашать на ток-шоу, там всегда удавалось зажигать аудиторию. После появилась идея о сотрудничестве. И мои поездки с премьером оказались хорошим поводом выйти в эфир со своей рубрикой "Светлая полоса". Пытаюсь искать позитив в негативе. 

- Тексты сами пишете? Александр Замыслов редактирует? 

- Конечно. Это логично. Он смотрит мои тексты, но не сильно редактирует. 

- Вы говорите, что являетесь независимым журналистом, ни к какой редакции не привязаны. Гонорары, по опыту нашего сотрудничества знаю, не получаете. На что живете? 

- Я консультирую по PR, достаточно хорошо в этом разбираюсь. Оказываю услуги компаниям в кризисных ситуациях.   

- История с мировым соглашением между "Казкоммерцбанком" и Гузяль Байдалиновой – один из кейсов? 

- Нет. Это была моя жизненная позиция. Я изложил ее, Кенес Ракишев согласился. Он сам позвонил мне, сказал об этом, сообщил, что готов пойти на уступки. 

Фото - Фото: today.kz

- Считаете ли иск Султанбека Сыздыкова заказом против Вас? 

- Не могу никак оценивать это. Судебный процесс еще идет. Я знаю всю подноготную: кто, что, почему, зачем. 

- Так все-таки считаете? 

- Я не буду говорить этого. Считаю, что Сыздыков должен был осознавать все риски, которые возникали перед ним при обращении в суд. Я говорил правду, и решение Генеральной прокуратуры подтверждает это. Сейчас возлагаем большие надежды на Нацбюро, начавшее дополнительное расследование. Даже если апелляционная коллегия не отменит приговор, то мы пойдем в Верховный суд.   




Загрузка...

Комментарии (1)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!


Алекс 14 нояб. 2016

Вот как назвать человека сказавшего, что Казахстан не нуждается в индустриализации? Похоже очередной малограмотный аульный колхозник дорвавшийся до власти. Вот вам от куда начинается развал экономики.

Ответить