Уроки отчуждения

Фотография - Уроки отчуждения

Кадр из фильма

В казахстанском прокате стартовала картина "Раненый ангел" Эмира Байгазина.

1461 0

На минувшей неделе в отечественном прокате стартовала картина "Раненый ангел" Эмира Байгазина, которая наряду с картиной "Чума в ауле Каратас" по праву считалась одним из самых интригующих авторских кинопроектов Казахстана в 2016 году.

Действие картины разворачивается в первой половине 90-х годов в Богом забытой казахстанской провинции и разбито на четыре не пересекающиеся между собой новеллы, героями которых становятся четверо непохожих друг на друга подростка.

Как и все казахстанские режиссеры с претензией на величие, Эмир Байгазин снимает кино не просто так, а сразу трилогиями (или, если угодно, триптихами). Другой вопрос, что претензии Байгазина вполне оправданы, в отличие от претензий его соратников. Своей дебютной картиной режиссер-вундеркинд добился того, что до него пытались сделать десятки его коллег – вошел в конкурсную программу фестиваля класса "А" и даже получил награду за лучшую операторскую работу. И поэтому вполне логично, что ожидания от следующего проекта Байгазина были несколько завышены. Увы, эти ожидания оправдались лишь частично.

В своей второй картине Байгазин снова доказал, что лавры самобытного художника, владеющего уникальной визуальной стилистикой и киноязыком, он носит заслуженно. С технической и художественной точки зрения, "Раненый ангел" исполнен безупречно. Остроумные метафоры и аллюзии, тяга к минимализму в сочетании со скрупулезностью и перфекционизмом в вопросах построения кадра и выстраивания мизансцен демонстрируют зрелость Байгазина как режиссера.

Тем не менее с прискорбием приходится признать, что так называемую "проверку вторым фильмом" Байгазин не прошел. Ключевой минус "Раненого ангела" заключается в том, что, несмотря на общую тематику и стилистику, четыре новеллы не складываются в единое целое. Библейская высокопарность в названии каждой новеллы и сопровождающие их интертитры неочевидно отсылают нас к "Декалогу" Кшиштофа Кеслевского, однако если у польского мастера на раскрытие сюжета к каждому эпизоду уходило около часа, то повествование в "Раненом ангеле" оказывается довольно скупым и в какой-то степени слишком прямолинейным для авторского кино.

Также нельзя не отметить и особую отчужденность, причем как автора от героев, так и героев от окружающего общества, которые, видимо, должны были стать особенностью режиссерского почерка, но оставляют неоднозначные впечатления. Экзистенциальный кризис каждого героя постановщик фиксирует хладнокровно и отстраненно без попыток нагнетать обстановку при помощи ложного саспенса или музыкального сопровождения. В какой-то степени это оправданно, но в то же время создается ощущение дискомфорта, которое не проходит вплоть до кульминационной сцены.

Если отбросить все библейские, философские и художественные отсылки и посмотреть на "Раненого ангела" с обывательской точки зрения, то, вполне вероятно, что для каждого отдельного зрителя события, показанные в фильме, будут иметь свою собственную трактовку. С одной стороны, это экзистенциальная драма о бессмысленности человеческих ценностей (взаимоотношения с семьей, деньги, мечты о будущем, искусство и наука здесь полностью нивелируются). С другой – это истории о ничем неоправданной жестокости патриархального мира, в котором мальчики-подростки ("раненые ангелы") с неокрепшей психикой не находят смысла для дальнейшего существования и замыкаются внутри себя. С третьей – это вполне может быть историко-социальное полотно о потерянном поколении детей, чье детство прошло в эпоху перемен и для которых свет погас как в прямом, так и в переносном смысле.





Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!