У нас в стране господствует великий уят – Айсулу Азимбаева о молчащих женщинах

Фотография - У нас в стране господствует великий уят – Айсулу Азимбаева о молчащих женщинах

Фото: © Алибек Махметов

Актриса рассказала о своей надежде на то, что наше общество укрепится и скажет твердое "нет" сексуальным домогательствам.

4059 0

Не только по городам Казахстана, но и по России, Армении, Беларуси и Кыргызстану развешаны постеры вышедшего в прокат фильма "Она" с парящей под водой хрупкой и утонченной девушкой в легком платье. Это Айсулу Азимбаева – главная героиня необычного, отошедшего от канонов и клише казахстанской фильмографии произведения. Именно с ней корреспондент Today.kz решил встретиться и узнать, что такое магия кино, в каких случаях казахстанские актеры работают бесплатно, почему нашей страной правит "великий уят" и откажется ли Айсулу Азимбаева общаться с подругой, только потому что она - токал. 

Фото -

- Режиссер фильма "Она" Акан Сатаев рассказывал, что идея фильма появилась у вас. Расскажите, откуда она возникла и как прошел процесс ее превращения  в полноценную кинокартину?

- На момент, когда мы с Аканом говорили об идее, это было два года назад, и тогда очень многие из нас, моих друзей, коллег говорили очень много об одиночестве. Об одиночестве в наше время, об одиночестве в нашем возрасте, и, видимо, на фоне всего этого родилась идея снять фильм про это. Главная героиня фильма – женщина. Но я уверена, что эта история универсальна, просто мне легче было говорить от лица женщин. Меня очень радует, что в Казахстане есть история про женщину, о женщине. Не все, что есть в фильме, придумала я. Акан очень точно видел художественную составляющую. Концепт, может быть, где-то был мой, но сюжетную линию мы разрабатывали с ним вдвоем, плюс наш сценарист Тимур Жаксылыков, который ее структурировал. Моей задачей было придумать идею. Она очень понравилась Акану, и мы начали работать над ней. Она была интересна и для операторов, и для гримеров. Они могли с помощью своего мастерства создать атмосферу одиночества. Я думаю, что так сложились обстоятельства, что мы все вместе сделали эту картину такой, какая она есть.

- Ваша героиня и ее дочь одни во всем мегаполисе. Как вы добились того, чтобы Алматы опустел?

- Ну, мы просто снимали это в то время, когда никого не было. Мы просили проходящих людей не заходить в кадр, когда были съемки. Но

"в этом и есть магия кино".

Смысл об этом рассказывать? Потому что, если бы зритель точно знал, как делается кино, он бы никогда не верил бы в историю. 

- Как нашли Настю - девочку, исполнившую роль дочери вашей героини?

- Есть киношкола для детей, называется "Сталкер". Там постоянно обучают и кастингуют детей. Настя проходила обучение там, и через эту школу мы нашли ее, попробовали на роль. Я думаю, это было точное попадание, любовь с первого взгляда. Акан показал мне ее и сказал: "Это точно она". 

Фото -

- Почему на ваш фильм обратила внимание кинокомпания 20th Century Fox?

- Потому, что у картины достаточно хороший фестивальный потенциал. Я разговаривала с представителями 20th Century Fox в Москве, и они сказали, что им действительно очень интересно поработать с казахстанским продуктом и вывести его на рынок России. Я не знаю всей коммерческой составляющей этого вопроса, но если кино хорошее, новое, интересное для зарубежного зрителя, то почему бы его не показать, если оно соответствует каким-то критериям подбора именно этой компании? Ну а для нас, я думаю, это была большая удача, что они согласились нам помочь прокатывать этот фильм не только в Казахстане, но и в России, Армении, Беларуси и Кыргызстане.

- Вы ходили в кино на "Она" со своими друзьями и подписчиками в Алматы. Сегодня вы планируете сделать это и в Астане. Почему вы это делаете?

 "Это не акт тщеславия - пойти со своими подписчиками в кино и посмотреть, как ты им нравишься. Я считаю, что если ты сделал что-то хорошее, то почему бы не поделиться этим творчеством с другими?"

- Каковы средние гонорары казахстанских актеров?

- Я не знаю примерные цифры гонораров казахстанских звезд, потому что не считаю правильным спрашивать о заработной плате своих коллег. Каждый оценивает себя настолько, насколько оценивает. Я знаю, сколько мне нужно денег, чтобы вести праздную жизнь, путешествовать и, в принципе, себе ни в чем не отказывать, но при этом я никогда не прошу слишком многого. Для меня работать всегда намного важнее. То есть я не хотела бы отказываться от каких-то проектов только потому, что они не могут мне заплатить. Есть проекты, в которых я, и не только я, но и многие казахстанские звезды большой величины, работают бесплатно, абсолютно бесплатно, только потому что им это интересно. Потому что некая цеховая солидарность того, что если человек действительно талантлив, но у него, к сожалению, нет возможности накопить бешеные деньги, чтобы снять тот или иной проект, то почему бы не поработать бесплатно? И здесь не вопрос того, что "око за око", "я тебе помогу, а ты мне", а потому, что в итоге с каждого проекта выигрывают и режиссер, и продюсер, и актер. Другой вопрос, когда продюсер на этом делает деньги, а актриса и режиссер - нет. Тогда сомнительно, будет ли человек работать бесплатно.

"Такое надувательство я не люблю". 

Но когда это ради творчества, ради практики, то почему бы и нет.

- Вы делились с журналистами списком своих любимых книг. Находите ли время на чтение книг сейчас?

- Я читаю книги только во время отдыха. Потому что считаю, что это сознательный процесс и

"нет ничего хуже, чем прочесть книгу и забыть, о чем она".

Придется ее второй раз перечитывать. Это так же, как в школьные годы, когда заставляли читать Достоевского, Пушкина, Гоголя, Горького. Ты отрывками помнишь, про что там, это заложило какие-то основы литературного вкуса либо понимания  литературы, но, перечитав это в 30 лет, конечно, Достоевский звучит намного ярче. Я обожаю покупать книги в букинистических лавках, с запахом времени, может быть, даже с заметками предыдущего хозяина, но когда путешествую, вожу с собой электронную книгу. Не слушаю аудиокниги. Я считаю, что это очень нечестно - слушать книги в записи. Потому что все равно я думаю, что когда мы читаем, наша воображалка работает совершенно иначе, чем когда мы слушаем. Как часто вы вникаете в смысл песни, когда вы ее слушаете? 

Фото -

- Как вы воспринимаете положительные отзывы о своем творчестве на вашей страничке в Instagram? Вдохновляют ли они вас, вознаграждают ваши усилия?

- Они определенно подбадривают меня, как-то тешат мое самолюбие, но в Instagram я стараюсь быть не слишком падкой на такие отзывы. Потому что мне постоянно кажется, что я не сделала максимум для того, чтобы меня так нахваливать. Конечно, оно работает. Все люди любят, когда говорят приятные вещи, но когда чувствуешь, что не заслуживаешь этого, что могла бы сделать лучше, больше, а люди говорят, что это великолепно, то ты думаешь

"Это неправда! Это неправда, не врите мне!"

Это недоверие к отзывам только из-за собственной неуверенности, но если был проект, о котором только положительные отзывы, то я начинаю сознавать, что все, что я делаю, видимо, не просто так. Я очень долго не могла понять, почему я этим занимаюсь. Зачем я, грубо говоря, торгую своим лицом? Чтобы думать, что я такая красивая, талантливая? Через какое-то время это надоедает. Ты пытаешься найти смысл во всем этом. Но когда люди выражают мне свою благодарность за то, что мы сделали тот или иной проект, или сыграли ту или иную постановку, или сняли кино, то начинаешь задумываться, что, видимо, в этом есть какой-то смысл.

- А как относитесь к негативным комментариям?

- Отрицательные комментарии бывают объективные, бывают необъективные. Бывают комментарии, которые обижают, и я не позволяю такому приходить в свою жизнь. Я не маленькая девочка, которая готова есть все это, потому что кто-то считает, что таким образом он имеет право выражать свое уникальное мнение. В первую очередь, это невоспитанность. Знаете, бывают режиссеры двух типов: которые ругают за то, что ты не сделал так, как надо, а бывают, которые хвалят и говорят: "Но вот здесь можно сделать получше". Я отношусь к тем людям, которые лучше работают, когда их хвалят, нежели когда их критикуют.

- Не могу не заметить ваши стрижки, смены образов, постоянные путешествия, желание открывать и пробовать новое. Вы экспериментатор по натуре?

- Я думаю, пока молодая, надо перепробовать все. Мне очень нравятся фотографии, где у меня странная прическа, где я не выгляжу, как женщина, потому что, мне кажется, я успею выглядеть как женщина в свои 35, 40, 50 лет, даже через два года. Но пока такое состояние – ходить в трениках с короткой стрижкой – да ради Бога. Я считаю, что жизнь коротка и удивительна. Нельзя засиживаться на одном месте, нужно постоянно искать что-то новое – города, стиль, жанры, способы. 

Фото -

- Каждому творческому человеку нужен источник вдохновения. Что служит для вас этим источником?

- Путешествия. Бывает, в Интернете попадаются некоторые ролики про страны Юго-Восточной Азии, и я вспоминаю запах карри, погоду, и мне опять хочется туда. Меня очень сильно вдохновляют горы. Есть какая-то бешеная страсть постоянно подниматься. Какое-то рвение, вот как летят птицы на юг зимой, миграционный инстинкт, наверное. Ну и танцы, само по себе. Я не могу спокойно смотреть крутые танцевальные постановки от современной хореографии до балета, потому что я думаю

 "Айсулу, как бесцельно ты тратишь свою жизнь! Иди в зал, тренируйся, учись, пока твои суставы позволяют!"

- Вам по-прежнему нравятся Джонни Депп и Сергей Полунин?

- Да, но они все стареют. Я очень вдохновляюсь людьми божественного дара. Это Майкл Джексон, Фредди Меркьюри, Элвис Пресли, Фрэнк Синатра. Те люди, которые были не хорошими бизнесменами, а которые были художниками и творцами в чистом виде. Либо люди, которые умеют менять что-то внутри себя, это тоже огромный дар - Далай Лама, Махатма Ганди, Нельсон Мандела. Люди, которые меняли историю. Когда я о них читаю, у меня что-то внутри очень сильно трогает.

- А если говорить о таких людях в нашей стране?

- Сара Жиенкулова – тот человек, который вывел казахский танец на уровень классической, академической хореографии. Аюханов - тоже важное лицо казахстанского балета. Они были первыми бесстрашными. Последнее время я очень горжусь нашими молодыми пацанами - режиссерами, которые начинают работать в России. Ребятам плюс-минус 30, а они уже совершенно другие. Мыслят другими категориями, для них нет рамок, границ страны, мира, ментальности. Они просто хороши в том, что они делают. Они могут быть на пульсе времени и этим покоряют вершины. И я думаю: "Как круто", и это абсолютно не зависть. Потому что я знаю, что они лучше меня, только потому, что они думают по-другому. 

Фото -

- Вы же знаете о ситуации с секс-скандалами в Голливуде. Актуальны ли они для нашей страны?

- У нас такое тоже происходит сплошь и рядом, но кто признается?

"У нас в стране господствует великий уят. Если завтра женщина выйдет и скажет, мол, до меня домогались, ей скажут: "Сама дура".

Общество еще не готово, чтобы встать и, грубо говоря, уволить тех троих-четверых человек, которые, в принципе, и есть во всей индустрии. Неважно, в какой – кино, театр, шоу-бизнес, эстрада. Я не знаю, как с этим бороться. Это страшно, но если наше общество не готово принимать какие-то вещи, то, говоря уже о таком, пока не готова бороться. Есть сильные женщины, которые восстают против этого и говорят: "Я не позволю со мной так обращаться". И мне кажется, это даже не вопрос женщин, это вопрос людей, который попадают в этот механизм. Им говорят: "Либо ты работаешь, как мы сказали, либо ты никто". И, конечно, это несвобода, которую люди выбирают ради славы. Но у каждого свой путь. Я надеюсь, что когда-нибудь наша индустрия настолько укрепится, что мы не будем позволять себе так неуважительно относиться друг к другу.

- Вас лично это не касалось?

- Мне очень повезло работать с женщинами. И я знаю, в чем разница работы с женщиной и с мужчиной. Мне нечего бояться, потому что у меня другие цели во всем этом. У меня всегда был выбор сказать: "Нет, я так не хочу". И я его делала, если нужно было. Я не думала в контексте себя об этом. Я просто знаю, что я очень много работаю.

"А если ты много работаешь, то тебя хотят как профессионала, а не как женское тело".

Фото -

- Как вы относитесь к токал?

"Я считаю, что если женщины готовы создавать для себя красивую жизнь своим телом – это называется проституция".

Мужчинами, которые позволяют женщинам выбирать этот путь, движет какая-то ненасытность, что тоже неправильно. Не знаю, кто виноват: девочки, потому что они себя так ведут и не знают, как еще устроить свою жизнь, либо мужчины. Но это у нас есть. Я не могу судить этих людей и уже не в той позиции, в которой буду говорить: "Я с тобой не буду общаться, потому что ты – токал, любовница, содержанка". Каждый выбирает свое сам.

- А если вам достается такая роль, в которой вы должны сыграть девушку, принципы которой противоречат вашим, что вы с этим делаете?

- В актерстве есть такая штука, когда тебе нужно обязательно нести свою позицию. Можно играть отрицательную роль, но с позиции того, что ты это не принимаешь. И это всегда видно. Зритель это очень чувствует. Ну и вообще в последнее время говорить контекстами "Вам так надо жить, это правильно, это нет" нельзя. Мы просто показываем историю, а зритель сам ищет в этом смысл для себя.

- У вас есть творческие планы, идеи на грядущий год?

- Мой план – нет никаких планов. Прошлый год я весь работала, в этом году я пожинаю плоды. Теперь стало грустно, скучно.

Я тот человек, который любит сам процесс больше, чем результат.

Я больше люблю сниматься в кино, чем смотреть его. Мне больше нравится играть в спектакле, чем вспоминать, какой он был крутой. Мне больше нравится ходить по горам, чем вспоминать горы. На следующий год я не хочу ничего задумывать, потому что я знаю, что жизнь сама расставляет все по местам, и чтобы не разочаровываться, лучше ничего не ожидать, просто плыть по течению. 

Фото -



Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?