Эрик Ибраев: «Сейчас мне стыдно, но я знаю, что делать дальше»

Фотография - Эрик Ибраев: «Сейчас мне стыдно, но я знаю, что делать дальше»

Казахстанский кинорежиссер, продюсер и сценарист киргизского происхождения Эрик Ибраев говорит, что знает, какое кино нужно снимать в стране, чтобы об отечественном кинематографе начали говорить на Западе.

511 0

Казахстанский кинорежиссер, продюсер и сценарист киргизского происхождения Эрик Ибраев говорит, что знает, какое кино нужно снимать в стране, чтобы об отечественном кинематографе начали говорить на Западе.

Когда создателя картины «Письма издалека» пригласили на интервью для портала Today.Kz, он политкорректно попросил повременить с беседой – до тех пор, пока не его родине, в Кыргызстане, не стабилизируется ситуация. И уже во время встречи разговор начал именно с очередной революции в Бишкеке.

- Я считаю, что недовольства и революция – это путь страны к свободе. Я восхищаюсь теми людьми, которые хотят жить лучше. Другой вопрос – они, возможно, просто не видят другого пути, кроме насилия. Народу просто надоело! Все сыты по горло! Возможно, Кыргызстан ждут большие перемены… Вот об этом надо снимать кино.

- А на «Казахфильме» уверены, что современные фильмы должны отражать обычную жизнь обычных людей…

- Если думать так, то стране не видать ни Оскара, ни призов на кинофестивалях. Кино не должно упираться в национальный колорит или разговоры внутри одной только страны. У кинофестивалей класса «А» каждый год меняется концепция, и, следуя этой концепции, жюри отбирает фильмы. Например, в этом году на Берлинале самой острой темой стал финансовый кризис. Поэтому казахстанский фильм сможет попасть на кинофестивали только в том случае, если он будет рассказывать о ситуации, которая была бы идентична ситуациям в мире.

- Разве тема человеческих отношений не актуальна для всего мира?

- Я имею в виду немного другое. Если вновь снять фильм о жизни казахской семьи в степи, то вряд ли этим можно удивить жюри. Но если дать герою определенный философский путь, который приводит его в степь – возможно, это сможет повлиять на умы. Нужно рассуждать, блуждать в потемках человеческой души, искания которой не меняются уже долгие годы. Философия, которая присутствует в сюжете, должна отражать жизнь всего человечества. Только Казахстан – слишком молодая страна, слишком озабоченная своей внутренней ситуацией, чтобы делать ставку на обстановку в мире.

- Если вспомнить «Письма издалека», кажется, что вы сами себе противоречите.

- Признаюсь, что мне стыдно за этот фильм. Мое первое детище вышло слишком уродливым – где-то не доиграли актеры, где-то не постарался режиссер. Если бы я снимал этот фильм на свои собственные деньги и не нес бы ответственности по контрактам, я бы без зазрения совести задушил бы его после «родов», после того, как я увидел его «лицо». Но именно «Письма издалека» открыли мне глаза, упорядочили и сформировали мои мысли.

- После выхода фильма прошло достаточно времени, чтобы подвести коммерческие итоги. Получился ли бизнес, о котором вы говорили на презентации картины?

- Мы продали почти 15 000 копий. Это неплохой показатель, вообще-то. Правда, проценты от этих продаж, которые получили мы, не слишком велики. Да и слава после выходы фильма пришла какая-то сомнительная.

- Как первый опыт в полнометражном кино научил вас «работать над ошибками»?

- Я понял, что сейчас многие, как и я, когда создавал «Письма издалека», не понимают, чем занимаются. Они только подозревают, что такое кино. А кино сейчас - это больше, чем просто искусство. Оно полноценно сформировалось, чтоб выражать духовный уровень человечества. Но кто этим пользуется? Посмотрите на современных кинодеятелей, почитайте их интервью, попробуйте вникнуть в их творчество. Какую духовность, какую пользу они несут? Что они снимают? О ком они говорят? Какие истории они рассказывают? Откуда у них берется мысль снимать «такое» кино? Где они черпают вдохновение?

- То есть вы поддерживаете парламентариев, которые открыто называют казахстанское кино насмешкой над духовностью?

- Депутаты – это не пророки, и не им судить о том, плохое кино или хорошее. Судить должны кинокритики. Только они почему-то молчат. А если и говорят, то тихо, сидя на кухне. Но лишь здоровая критика сможет убедить киношников заниматься более полезными делами.

- Полезными – это какими?

- Теми, что сейчас называют «возрождением казахстанского кино». Меня вообще удивляет эта фраза. Где оно, возрождение? Покажите нам, кто отец, кто мать, где, в конце концов, сам ребенок? Масштабная реклама «Келин», «Лавэ», «Обратной стороны», «Прыжка афалины», «Рывка» - это еще не возрождение, а преобладание количества над качеством. Если так продолжать, зритель скоро устанет, разочаруется. Потому что его каждый новый фильм не удивляет ни качеством сюжета, ни качеством постановок, и тем более ни качеством духовности.

- Есть замечательная фраза: «критикуешь - предлагай». Лично вы считаете, что готовы удивлять зрителя?

- У меня есть проекты, которые ориентированы как на массового, так и на интеллектуального зрителя. Если говорить о фестивальном кино, то проект, который я хочу реализовать в самое ближайшее время, будет насыщен философией, близкой к взглядам Ницше. Пророк здесь не я, а он – Ницше, он был в какой-то мере провидцем, который предвидел нынешнюю ситуацию. Ориентироваться необходимо на тех, кто действительно имеет авторитет.



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!