Культурный обмен

Фотография - Культурный обмен

В начале сентября алматинская «лермонтовка» и омский драмтеатр обменялись сценами.

397 0

Журналист Ольга Малышева о главных событиях театрального сезона специально для Today.kz

В начале сентября алматинская «лермонтовка» и омский драмтеатр обменялись сценами. Россияне привезли в Казахстан пять спектаклей, алматинцы покажут в Омске аж восемь, причем семь из них – по два раза.

Омская труппа отыграла последний спектакль в Алматы в минувший понедельник. Для знакомства с современным российским нестоличным театром я выбрала «Игроков» по Гоголю и «Вишневый сад» по Чехову.

Труппу омского драмтеатра называют сильнейшей в России после московских и питерских, а провинциальности в театре не больше, чем в наших южностоличных академических. В отличие от лермонтовского, который приехал в Омск с репертуаром, на треть состоящим из комедий, россияне казахстанцев смешить не торопились. Больше того, в афише театра французской и английской «пикантной» комедии вроде Камолетти и Куни нет совсем: это политика худрука. И аншлагов из-за этого не меньше – и в самом Омске, и на гастролях в Алматы все места были заняты.

«Игроки» по пьесе Николая Гоголя стали единственным спектаклем, показанным на камерной сцене. Описывая постановку, завлит театра из Омска Светлана Вегелей назвала спектакль «мужским». Оказалось, что это наиболее подходящий эпитет: ощущение, что со сцены тянет тестостероном. Малая сцена «лермонтовки» в последние несколько сезонов видела исключительно женские постановки: от комедии «Что хочет женщина» Сергея Попова до «Маленькой камерной пьесы» немецкого театра в постановке Ирины Симоновой, премьера которой прошла на сцене русской драмы под занавес прошлого сезона. Новый сезон, кстати, будет открыт тоже рассказом о тяжелой женской доле – моноспектаклем Ирины Лебсак «Я жду тебя, любимый».

Итак, «Игроки». Четыре главных героя, пять второстепенных. Лица некоторых артистов алматинцам смутно знакомы – если не по прошлым гастролям, то по российским сериалам. В качестве декораций – стол и металлическая «клетка» вокруг всей сцены, картину дополняет живой звук барабанов и экран, куда транслируются фрагменты спектакля. Играют актеры весьма своеобразно, для местной публики непривычно: сдержанно, даже небрежно, от этой манеры веет каким-то привозным шармом. В касте как совсем молодые лица, так и воплощающие опыт, если подглядеть в программку, узнаешь: заняты два заслуженных и два народных артиста. И при этом – никакой косности. Потому что делом правит режиссер.

Постановщик «Игроков» - молодой 36-летний режиссер Юрий Муравицкий, лауреат «Золотой маски» за спектакль «Зажги мой огонь» в московском Театре.doc. Он поставил Гоголя так, как вряд ли бы сделал любой штатный режиссер казахстанских государственных театров. Впрочем, свежий взгляд на классику – всегда большой риск быть непонятым, особенно у публики, привыкшей к патетическим подстрочникам. И если «Игроков» лермонтовская публика более-менее приняла, то с другим авторским взглядом на программную пьесу не вполне согласилась.

вишневый сад

Речь о «Вишневом саде» Евгения Марчелли, постановке, которая номинировалась все на ту же «Золотую маску» (вообще омский театр – частый гость фестиваля). Режиссер, говоря о постановке и вообще о своем взгляде на театральное искусство, заявляет, что не терпит «умильности, сентиментальности, акварельности». Поэтому художник практически отказывается от декораций, костюмеры обряжают актеров в серое, сам Марчелли вымарывает из текста историю любви Ани и Пети, лишает Варю и Любовь Андревну сильных эмоций, зато Лопахина доводит до крайности – крайней непривлекательности. И снова на заднике сцены зрителю показывают видеофрагменты постановки в реальном времени. После четырех актов спектакль заканчивается совершенно на экране, оставляя зрителя с его мыслями тет-а-тет. Однако, подслушав разговоры в фойе, прихожу к выводу мысль у многих осталась только одна – что в постановке «Вишневого сада» худрука «лермонтовки» Рубена Андриасяна Фирса жалко больше. Его, напомню, играет 91-летний народный артист Казахстана Юрий Померанцев, играет настолько блистательно, что все остальные персонажи меркнут. У Марчелли Фирс никого не переиграл, зато не застыл ни один характер. И сам спектакль не кажется кадром исторической хроники – о том, что действие происходит не в современности, напоминает только неактуальная уже чеховская лексика.

Кстати, свой «Вишневый сад» театр Лермонтова на обменные гастроли в Омск не повез. И если публика в русской провинции соответствует тому, что ставят на сцене, это был верный выбор. Алматинский спектакль хоть и легок, но консервативен и скучен. Благо, более увлекательные постановки в театре есть, и встречают лермонтовцев в России, говорят, радушно.



Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?