Земля родит

Фотография - Земля родит

Фото из открытых источников

"Земля" Диденко – это экстремальное, радикальное проявление современного театра.

1391 0

Петербургский режиссер Максим Диденко поставил спектакль "Земля", по одноименному фильму украинского советского режиссера Александра Довженко, снятому 85 лет назад.

В математике есть такой термин – точка экстремума. Это точка, в которой функция достигает наибольшего или наименьшего значения. Спектакль "Земля" Максима Диденко на Новой сцене Александринского театра стал точкой экстремума санкт-петербургского майского шоукейса – минимумом и максимумом одновременно.

Экстремум, экстремальный – у этих слов одна этимология: на латыни extremus – крайний, конечный. "Земля" Диденко – это экстремальное, радикальное проявление современного театра, это спектакль, затрагивающий одновременно самое высокое и самое низменное в человеческом существовании.

Фото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сцена

"Земля", что у Довженко, что у Диденко – произведения гораздо более обширные, чем сюжет, заложенный в их основу. В фильме 1930-го года рассказывается история молодого коммуниста Василя, который на новом тракторе перепахивает межу между колхозной и частной землей, за что платится жизнью.

Обе "Земли" скорее о круговороте жизни в самой вульгарной его демонстрации: умирая, все уходит в землю, земля рождает новую жизнь. И если у Довженко (время было такое) в фильме новое пришло на смену старому, то у Диденко в спектакле оно не только пришло, но уже и подготовилось снова уйти. Теперь все меньше надежд на перемены, есть лишь констатация цикличности. Киноведы считают: своим фильмом Довженко хотел показать, что так, как было, не будет никогда. Диденко же, кажется, напротив, утверждает: так было и так всегда будет.

Диденко воспроизводит на сцене довженсковскую "Землю" практически покадрово, но переводит каждый эпизод на собственный язык. Немое кино, как и практически немой спектакль, сопровождается лишь репликами на экране и музыкой. В театральной версии противостояние новой и старой формаций режиссер показывает как баскетбольный матч: красная команда соревнуется с синей, но постепенно цвета перестают иметь значение, а в один из моментов, разбавившись белым, вовсе складываясь в триколор современного российского флага.

В "Земле" Диденко много физиологии, обнаженного тела, реалистичных латексных масок. Это вкупе с обширной темой религии уводит спектакль в жуткий мистицизм. В нем "Бога нема", но есть сцены, ассоциирующиеся и с восхождением на Голгофу, и с распятьем, и с воскресеньем, и новым пришествием. Другое дело, что визуальный ряд спектакля совсем не соотносится со священным писанием, он нарисован как будто кистями сюрреалистов. Единственное стопроцентно реальное, что есть в театральной версии - это сама земля. Натуральная земля, которую актеры лопатами выгребают из-под снятых со сцены досок. Они взрыхляют ее собственными телами, вываливаются с ног до головы, попутно обсыпая зрителей.

Фото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сцена

Чтобы создавать на сцене такую историю (особенно в формате физического театра), команде нужна не только громадная сила духа, но и вполне логично – сила тела. Форма, в которой находятся актеры, по-настоящему восхищает: каждый из них способен на акробатические трюки и выдерживает более чем двухчасовой спектакль без антракта в состоянии натянутой струны. Они красивы какой-то первобытной красотой и вызывают чувство, стоящее где-то на грани между вожделением и иррациональным ужасом.

Фото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сцена

Музыку к спектаклю написал ведущий композитор современного русского театра, постоянный соавтор Максима Диденко Иван Кушнир. Как и Лев Ревуцкий, композитор фильма "Земля", Кушнир сработал в унисон с постановщиком: несмотря на объединяющую оба произведения витальность, у Довженко, благодаря музыке, настрой возносящий, энергонаполняющий, у Диденко же – оглушающий, обездвиживающий.

Фото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сценаФото - Фото: vkontakte/@Александринский театр и Новая сцена

"Земля" Александра Довженко, регулярно входящая во всевозможные списки лучших фильмов всех времен, в свое время была революцией в поиске киноязыка и до сих пор остается объектом для исследований. "Земля" Максима Диденко, также направленная на поиск нового языка в театре, уже была номинирована на несколько престижных театральных премий, в том числе на "Золотую маску" в категории "Эксперимент".

"Эксперимент" - это достаточно точное определение для спектакля "Земля". Тем более что есть четкое ощущение, что этот эксперимент из тех, что способен стать классикой. Как и его кинематографический предшественник.




Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!