Что сказал покойник

Фотография - Что сказал покойник

Фото из открытых источников

Рецензия на спектакль "ЯГамлет" Немецкого театра.

2722 1


Погулять по видавшим виды коридорам здания Дома писателей, сделать mirror look в зеркале с написанной красным фразой "быть или не быть" и потыкать пальцем в бутафорские, но выглядящие, как реальные, кишки – вот малая часть перечня странных вещей, доступных зрителю спектакля "ЯГамлет" Немецкого театра.

Инсценировку трагедии шекспировского принца датского создал и воплотил британский режиссер Джефф Черч, чей приезд в Алматы случился в рамках проекта Shakespeare Lives. Постановщик переписал классический текст как детективную историю и слепил из нее театральный квест продолжительностью больше трех часов.

"ЯГамлет" начинается, когда зрители (а их должно быть порядка пятидесяти человек, но на первых показах было больше) оказываются на месте убийства. Мертвы Клавдий, Гертруда, Полоний, Лаэрт, Офелия. Следствие начинает поиски принца Гамлета, который подозревается в убийствах. По первоначальной задумке Черча, Гамлетом в спектакле должен был почувствовать себя каждый зритель. По факту же – заглавный персонаж в спектакле все же появляется, просто он не закреплен специально ни за кем из актеров.

Сам спектакль состоит из нескольких крупных блоков: условные "расследование", "следственный эксперимент", "вскрытие". И только финальный, театральный, сыгранный на сцене, даже в чем-то морализаторский эпизод напоминает – все случившееся ранее было спектаклем, а не игрой "найди выход из комнаты".

"ЯГамлет" Черча по большей части – аттракцион, entertainment, жвачка. В Лондоне, говорит режиссер, молодую публику в традиционный театр калачом не заманишь, поэтому появляются спектакли-квесты, формат "сайт специфик" и всевозможные интерактивные взаимодействия вплоть до дополненной реальности. Но для того, чтобы алматинский спектакль приравнялся к абсолютному гедонизму, этому самому спектаклю не хватает структуры.

Все три первых показа автор "ЯГамлета" экспериментировал с продолжительностью "квестовых" фрагментов и их временным соотношением со "сценическими". Но в спектакле все равно остается множество не всегда объяснимых ни умом, ни сердцем пауз (их количество превышает заявленное число антрактов), которые интерес к действию не то что не подогревают, а успевают остудить.

Отдуваться за неровный, а местами вялый темпоритм спектакля приходится актерской команде, и в этом случае в каждом акте свои звезды. В эпизоде у Черча, представляющем собой следственный эксперимент, а по форме – ту часть оригинального "Гамлета", где принц просит бродячую труппу сыграть пьесу "Убийство Гонзаго", солирует Александр Дар. Он в роли манерного артиста, играющего не менее манерного Полония, на сцене такой же яркий, как его самая яркая в спектакле красная шляпа. Тонкий и ироничный, он отвечает за "высокую" юмористическую составляющую спектакля.

К "низкому" (а то и черному) юмору причастны в спектакле Розенкранц и Гильденстерн в исполнении Оксаны Тяменко и Родиона Янцена. Их звездный час наступает под конец спектакля, на третьем часу действия (если эпизоды, где зрителям приходится наблюдать за действием стоя, останутся длинными, тут и не каждый дотерпит, откровенно говоря), но это стоит того, чтобы дождаться. Розенкранц и Гильденстерн по Черчу – это судебно-медицинские эксперты, которые по останкам главных героев разбираются в причинах их смерти. Зрелище выходит жутковатое, но забавное.

Остальные персонажи, в особенности ключевые – Офелия (Ксения Мукштадт), Клавдий (Дмитрий Хольцманн), Гертруда (Галина Табала) и Лаэрт (Антон Дукравец) – истинно трагические. В финале спектакля, закончив весь модный интерактивный стафф, они таки поднимаются на сцену, чтобы поставить назидательную точку. Режиссер задумывал "ЯГАмлета" еще и как наставление для морально неустойчивых преимущественно молодых людей и планировал говорить со зрителем через постановку о преодолении депрессии и профилактике суицида.

Но по большому счету попыткой решения серьезных ментальных проблем "ЯГамлет" не выглядит. Зато, благодаря художникам-постановщикам Юлии Левицкой, Эльдару Шибанову и Диасу Шибанову, профессионалам из мира кино и асам пластического грима, в нем ощущается атмосфера то ли детективного триллера, то ли слэшера. Тут и кровавые следы, и выставленные напоказ "улики", и отвратительно натуралистичные части мертвых тел. Ценители жанра, а особенно визуалы среди них, останутся в восторге.

"ЯГамлет" как окончательный продукт кажется раскроенным по верным лекалам, но сшитым при этом шиворот-навыворот. В нем вроде есть и круто замешанная интрига, и умопомрачительное художественное оформление, и четкая актерская работа, и понятная история, и гениальная классика в основе, и благие порывы постановщика. Но спектакль, который был создан, чтобы развлекать и учить, местами просто утомляет. Все оттого, что с ним, похоже, не закончили: его бы домять, дожать, долепить.

Вот только Джефф Черч уже вернулся в Лондон.




Загрузка...

Комментарии (1)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!


Батыр 13 сент. 2016

Посмотрев "ЯГамлет" не удержался, чтобы не написать собственное впечатление об увиденном. Откровенно слабая постановка. Это провал! Весь спектакль отдавал профессионализмом на студенческим уровне. Все что было видно - так это желание режиссёра сотворить интерактивную постановку, где сцена и зрительский зал, актёры и зрители смешаны. Но этого явно не достаточно для успеха! Сюжет откровенно скомкан, содержание отдает рванностью сюжета, работа актёрской труппы не слаженна. По мне так данная постановка не несёт в себе тонкости, элегантности и сокровенности. Так общие задумки и ляпы. Печально, что аудитории прививается со сцены безвкусие и бездарность. С такой сильной, блестящей актёрской труппой можно и нужно творить Чудеса. Но увы... Произошла профанация. Профанация под заграничным соусом английского разлива.

Ответить