2555

Как ленинградцы посещали Эрмитаж и ставили спектакли в годы блокады

Ни бомбежки, ни голод, ни гибель людей не могли отнять у блокадников чувство прекрасного.
Фотография - Как ленинградцы посещали Эрмитаж и ставили спектакли в годы блокады Фото: getmuseum.ru

27 января исполняется 75 лет со дня полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Несмотря на эти 900 дней ужаса, город продолжал жить. Жить, не теряя человеческого лица. Интересоваться театральными постановками, восторгаться шедеврами мировой культуры и участвовать в спортивных состязаниях. Журналисты издания "Петербургский дневник" подготовили к годовщине освобождения города-героя материал о жизни в те дни. Портал Today.kz приводит часть лонгрида.

Эрмитаж в годы блокады

Да, война началась 22 июня 1941 года. Но готовиться к ней стали задолго до этого: на всех предприятиях существовал свой мобилизационный план на случай войны. Эрмитаж не был исключением. Подготовка к эвакуации экспонатов началась еще в 1938 году.

Огромную роль сыграл директор музея Иосиф Орбели. Он застал реэвакуацию коллекций Эрмитажа из Москвы в 1920 году и, хорошо помня о том опыте, серьезно подошел к решению вопроса.

Фото -

Фото: http://www.hermitagemuseum.org

В 1930-е годы для Эрмитажа выделили здание Сампсониевского собора. Там готовили ящики (размер под каждый экспонат подгоняли в "индивидуальном режиме" и подбирали упаковочный материал – бумагу, паклю, стружку. Заранее были подготовлены бланки наличия и сохранности экспонатов.

22 июня 1941-го выпало на воскресенье. В главном музее страны это был обычный рабочий день. Эрмитажники отдыхали по понедельникам. Сотрудники пришли на работу, как всегда.

Слухи распространились быстро. Утром объявили, что в полдень выступает нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов. Да, войну ожидали. Но поверить в ее объявление все равно было очень сложно...

"Орбели отправил всех сотрудников домой, чтобы они собрали вещи, – рассказывает заместитель заведующего отделом рукописей и документального фонда Эрмитажа Елена Соломаха. – На следующий день они вернулись в музей и приступили к подготовке первого эшелона с экспонатами".

Это удивительно, но первый эшелон удалось собрать за 7 дней. Это 22 вагона. Это 1 118 000 экспонатов (наиболее ценных).

Во время эвакуации хранители применили один хитрый прием. Рамы, из которых вынимали картины, оставляли на месте. Потом это позволило очень быстро восстановить экспозицию.

Очень интересная история об этом приведена в "Блокадной книге" Даниила Гранина и Алеся Адамовича. Комендант Эрмитажа Павел Губчевский рассказывал, как однажды ему довелось провести экскурсию для солдат перед… пустыми рамами!

"Это была самая удивительная экскурсия в моей жизни, – признавался он. – И пустые рамы, оказывается, впечатляют".

Фото -

Фото: http://www.hermitagemuseum.org

После отправки первого эшелона сразу был собран второй. За ним был готов третий. Но он не ушел: кольцо блокады сомкнулось. Почти все сотрудники музея решили не покидать Ленинград. Жили в заранее подготовленных подвалах Эрмитажа (здесь же были бомбоубежища).

К 1942 году в Эрмитаже работали около 150 человек. В основном женщины. Они выполняли тяжелую работу: заколачивали окна фанерой, таскали мешки с песком, тушили зажигательные снаряды.

Декабрь 1941 года. В Ленинграде введена суточная норма хлеба – 125 граммов. Голод, холод, артобстрелы. Смерть...

Но Эрмитаж продолжал жить. Под конец года тут прошли две научные конференции. Одна из них посвящена 800-летнему юбилею азербайджанского поэта Низами. Специально ради этого события в музей приехали с фронта два востоковеда. Прочитали доклады. И уехали обратно.

Вторая конференция – к 500-летию узбекского поэта Навои. На нее пригласили востоковеда-тюрколога и переводчика Николая Лебедева. Он читал стихи, находясь на грани смерти. После второго заседания, 12 декабря 1941 года, он умер.

Как писал Борис Пиотровский, в годы блокады выживали не те, у кого оставались запасы еды, а те, кто занимался своим любимым делом. Те, кто поднимал себя каждое утро и заставлял себя идти во имя своей цели.

В 1942-1943 годах в Эрмитаже оставалось несколько десятков сотрудников, музей был законсервирован. Самые стойкие поддерживали его жизнедеятельность. Например, разбирали завалы после попадания снарядов...

В годы блокады в Эрмитаж попало 18 снарядов. Один из первых пробил знаменитый портик с Атлантами. А авиабомба попала в крышу и ножом прошла через все этажи.

"Серьезно пострадали Гербовый зал и Галерея Растрелли", – констатирует заместитель заведующего отделом рукописей и документального фонда Эрмитажа, показывая на схему попадания вражеских бомб (все было очень скрупулезно изучено и подсчитано специальной городской комиссией по ущербу, причиненному Эрмитажу во время Великой Отечественной войны).

В 1946 году директор Эрмитажа Иосиф Орбели выступал свидетелем на Нюрнбергском процессе. Он предположил, что фашисты бомбили музей целенаправленно.

В блокаду погибли 52 сотрудника Эрмитажа. Это человеческие потери. Культурные тоже были: из музея бесследно исчез шедевр Антониса Ван Дейка "Святой Себастьян".

 "Спустя 35 лет после войны мы опросили для книги 200 человек блокадников. Каждый раз я допытывался: "Почему вы остались живы, если вы провели здесь всю блокаду?" Часто оказывалось, что спасались те, кто спасал других – стоял в очередях, добывал дрова, ухаживал, жертвовал коркой хлеба, кусочком сахара… Не всегда, но часто. Сострадание и милосердие – это типичные чувства блокадной жизни. Конечно, и спасатели умирали, но поражало меня то, как им помогала душа не расчеловечиваться. Как люди, кто остался в городе и не принимал участия в военных действиях, смогли остаться людьми", – из выступления Даниила Гранина в Бундестаге 27 января 2014 года.

Спорт в блокадном Ленинграде

Сочетание слов "спорт" и "блокада" по сей день вызывает у многих удивление, хотя многие знают, что в осажденном Ленинграде работали театры и библиотеки, проводились концерты и киносеансы, издавалась художественная литература. Спорт во время блокады был средством поднятия морального духа жителей и повышения физической подготовки защитников города. Спорт доказывал стране, что город трех революций жив, что он сражается.

Еще до прорыва блокады, 6 января 1943 года в Ленинграде был организован военно-спортивный праздник школьников, в котором приняли участие три тысячи ребят. Сборные районов города соревновались в ходьбе на лыжах, умении ползать по-пластунски, преодолении барьеров, перевозке пулеметов, транспортировке раненых на волокушах. Были проведены соревнования конькобежцев и показательный матч по хоккею с мячом, впрочем, тогда это уточнение было излишним, в хоккей с шайбой в СССР начали играть позже. В заключение фронтовики продемонстрировали учащимся штурм укрепления.

Фото -

Фото: Эстафета, 1942 год

31 января 1943 года на стадионе имени Ленина прошел большой спортивный день – состоялись два матча по хоккею. В соревнованиях конькобежцев победили динамовец Павел Терехов и Лидия Чернова, представлявшая спортивное общество "Зенит", она после войны сменила фамилию и получила известность как Селихова, стала рекордсменкой и чемпионкой мира. В этот же день прошли военизированные лыжные соревнования, в которых участвовали 18 команд Всеобуча.

14 февраля стало первым днем комсомольско-молодежного лыжного кросса. А в мае был проведен профсоюзно-комсомольский кросс с участием команд спортивных обществ "Зенит", "Спартак", "Буревестник", бойцов ПВО, учащихся ремесленных училищ. Открытие летнего спортивного сезона состоялось на стадионе имени Ленина. После парада, в котором участвовали более 600 физкультурников, прошли футбольные, баскетбольные и волейбольные матчи, эстафеты, массовые забеги на 1000 метров для мужчин и 500 для женщин. 5 июня был открыт городской спортивно-молодежный клуб. 18 июля в Ленинграде отпраздновали Всесоюзный день физкультурника.

Фото -

Фото: Архив

Спортивные состязания проходили и в других городах, и туда обязательно ездили с выступлениями ленинградцы. Организатор спорта Александр Иссурин, много лет возглавлявший городскую федерацию легкой атлетики, вспоминал:

"Нас буквально забрасывали вопросами. Всех интересовало, как живет город-фронт, город-герой Ленинград. Когда я регистрировал свою группу в комендантском управлении, как требовали законы того военного времени, военный комендант города, узнав, что прибыла команда спортсменов из блокированного Ленинграда, тут же отдал приказание выдать нам талоны на получение дополнительного питания. Слов нет, как нас обрадовали и внимание, и дополнительный паек!".

Театр - как островок радости

Театр музыкальной комедии – единственный коллектив, который работал в Ленинграде с первого дня войны все 900 дней блокады. Миссия, которая выпала на его долю, беспрецедентна в истории не только оперетты, но и всего мирового театра. В первые месяцы войны ленинградские театры были эвакуированы вглубь страны. И только Театр музыкальной комедии был оставлен в городе. Он не просто помогал людям хоть ненадолго отвлечься от холода, голода и обстрелов. Он давал уверенность в своих силах и убеждал в неизбежности Победы.

Артисты Театра музкомедии не только репетировали и давали спектакли. Параллельно они овладевали винтовкой и оказывали первую помощь, тушили зажигательные бомбы и давали концерты в госпиталях. Спектакли прерывались только на время бомбежек, а потом продолжались снова. Актеры продолжали действие с оборванной реплики, как будто спектакль и не прерывался.

В архивных документах есть сводки зрительской посещаемости: на дневных спектаклях средняя цифра 80 процентов, а на вечерних – 57  процентов. И это только потому, что темнело рано, а уличного освещения не было. Легендарный завлит Музкомедии Марина Годлевская, которая в блокаду была ребенком, рассказывала, что зимой температура в театре доходила до минус 8 градусов.

"Представляете: люди в зале сидят в ушанках, в ватниках, в тулупах, а на сцене веселятся женщины в декольтированных платьях и мужчины в легких костюмах. Есть фотографии, запечатлевшие, например, наших артистов, стоявших за кулисами в шубах. Перед выходом они шубы скидывали и выбегали на сцену со словами: "Ах, как тут жарко!". Это был настоящий подвиг артистов, конечно, не подвиг фронтовых бойцов, но подвиг бойцов театрального фронта. Умирали артисты на сцене и в оркестровой яме, умирали зрители от голода, от переутомления и слабости. Что говорить: в театре был организован морг!" – Марина Годлевская.

Фото -

Фото: Театр музкомедии

Даже в самые трагические дни в Музкомедии устраивали утренники для детей. Один них – общегородская школьная елка – состоялся 6 января 1942 года. Энергетики дали в театр дополнительный свет и отопление. Кронштадт поделился продовольствием, педагоги принесли теплые вещи и школьные принадлежности, а с переднего края фронта привезли огромную елку. Театр показал спектакль "Свадьба в Малиновке".

За время блокады театр выпустил 15 премьер, в их числе две военные оперетты – "Лесная быль" и "Раскинулось море широко", на премьеру которой пришел почти весь состав Балтийского флота. Билеты на спектакль вручали вместе с орденами. Занавес открывался зимой 1941-1942 даже в те дни, когда в городе умирали за сутки до 40 тысяч его защитников и граждан. Это был вызов врагу, невероятное сопротивление и стойкость. В объявленном репертуаре не было ни одной замены. Если артист не приходил на спектакль, это, как правило, означало его смерть.

Блокадники говорят, что Театр музыкальной комедии был едва ли не единственным островком радости. Оперетта хоть ненадолго помогала забыть об ужасах войны.

Чтобы посмотреть спектакли Театра музыкальной комедии, люди занимали очередь за билетами с пяти часов утра. В зале были постоянные аншлаги.

Фото -

Фото: Театр музкомедии

После того как здание Театра музкомедии на Ракова, 13, пострадало от бомбежки, спектакли стали давать в Александринском театре, труппа которого была эвакуирована. Всего спектакли посетили за это время 1 300 000 человек.

291 человек числился в самом начале блокады в труппе Ленинградского театра музыкальной комедии. Его героико-трагическая история беспримерна: 64 человека погибли – 56 от голода и восемь на фронте.

Загрузка...