Южане — дезинформированы, силовики — дезориентированы

Фотография - Южане — дезинформированы, силовики — дезориентированы

Силовики и члены ВП уже не раз заявляли, что обстановка на юге республики находится под контролем. Между тем жители Ошской и Джалал-Абадской областей молят о помощи, утверждая, что их методично истребляют. Бишкекчане собирают гуманитарную помощь: продукты, медикаменты, одежду… 

485 0

Силовики и члены ВП уже не раз заявляли, что обстановка на юге республики находится под контролем. Между тем жители Ошской и Джалал-Абадской областей молят о помощи, утверждая, что их методично истребляют. Бишкекчане собирают гуманитарную помощь: продукты, медикаменты, одежду… Коллектив нашей редакции тоже не остался в стороне, решив внести свою лепту в дело помощи южанам, не имеющим доступа к информации: в понедельник был отпечатан специальный выпуск «МК», который предполагалось бесплатно раздавать жителям пострадавших регионов — вместе с продуктовой и медицинской помощью.

Горе-мыслители

Эта идея пришла мне в голову, когда я приехал к зданию МИД, где команда Эдиля Байсалова собирала продукты питания для отправки в Ош. Почти одновременно со мной к Байсалову подошли две благообразные женщины, назвавшиеся «энпэошницами», и стали требовать от Эдиля решения вопроса о прекращении бойни на юге.

— Я делаю все, что в моих силах. Может, и вы что-нибудь предложите? — спросил Эдиль.

Кажется, именно этого вопроса ждали стоявшие неподалеку молодые люди.

— Отправьте нас на юг, мы поможем! — Бил себя в грудь парень в черной футболке. — Мы знаем, что делать.

— Эти узбеки сами виноваты, — заголосила одна представительница НПО. — Конфликт в Оше назревал давно. Они (узбеки. – У.Б.) заняли все доходные места, а кыргызы работали только официантами и полотерами…

Я узнал в этой женщине одну из гражданских активисток. Странно, но раньше я не считал ее националисткой…

— Почему СДПК не введет войска в Кыргызстан? — Топнула ножкой вторая «энпэошница».

— Может быть, вы имеете в виду ОДКБ? — спросил Эдиль. — СДПК — это всего лишь партия.

— Ой, а я что сказала? — покрутила головой женщина. — Ну да, почему ОДКБ не введет?..

— Я расскажу, как все происходило, — выступил вперед молодой человек, назвавшийся студентом Ошского госуниверситета. — Я вчера приехал из Оша (беседа проходила 13 июня. — У.Б.). Узбеки врывались в общежития к нашим девушкам и делали с ними что хотели…

— Дай мне телефоны этих девушек, — попросил Эдиль. — Можешь не называть их имен, пусть все будет инкогнито, но я должен проверить твои слова.

— Тебе недостаточно моего слова? — взъерепенился студент.

— Да! Ты его слушай, он не соврет! — стал наседать на Эдиля другой парень, с тюбетейкой на голове. — Мне тоже знакомый друга моего брата рассказывал, как узбеки бесчинствуют...

— Эдиль, ты не знаешь, что творят на юге узбеки. Они истребляют кыргызов! Отправь нас, мы поможем решить ситуацию!

— С чего вы взяли, что во всем виноваты только узбеки? — спросил я. — И чем вы поможете? Пойдете громить узбеков? Будете мстить?

— Как ты смеешь такое говорить? — парни, минуту назад донимавшие Байсалова, переключилась на меня. — Ты, наверное, провокатор. Кыргызы — самый терпеливый народ! Чтобы нас довести, надо сильно постараться.

— А мне хватило трех вопросов, чтобы у вас глаза налились кровью…

Глаза молодых людей и впрямь пылали ненавистью, ноздри раздувались. Казалось, они готовы были разорвать меня на месте. Наблюдая за ними, я пришел к мысли, что всему виной нехватка информации. Ведь знакомые узбеки точно так же кричали мне в телефонную трубку, что их идут убивать кыргызы… Все мои попытки объяснить им, что национальность — только «прикрытие» для бандитов, были тщетными.

Слухам — нет!

Сотрудники редакции, посовещавшись, решили сделать специальный номер газеты — для ошан и джалалабадцев, чтобы объяснить им простую и страшную истину: трагедию развязали подонки, а другие люди — узбеки и кыргызы — просто стали марионетками в их руках.

В воскресенье я созвонился с Кубатбеком Байболовым и договорился об информационной поддержке его нелегкой работы.

— Людям не хватает объективной информации, — сказал я. — Ни одно СМИ на юге не работает, народ обменивается слухами, которые один страшнее другого.

Байболов согласился. Мы начали подготовку.

В понедельник утром были отпечатаны 15 тысяч экземпляров газеты для отправки на юг. И тут произошло нечто странное — Кубатбек Байболов перестал отвечать на звонки. Я звонил ему каждые полчаса, но в трубке раздавались длинные гудки, которые заканчивались неизменным «абонент не может ответить в данный момент». Я подумал, что он где-нибудь забыл свой телефон, однако номер периодически был занят…

И тут я вспомнил, что комендантом Оша назначен Омурбек Суваналиев. Позвонил ему, объяснил суть дела. Омурбек Исакович одобрил идею о распространении газет, и мы договорились, что его люди встретят меня с грузом в аэропорту.

Потом представители Avia traffic company согласились помочь с доставкой почти четырехсот килограммов газет — только не в Ош, а в Джалал-Абад.

Скороспелые лейтенанты

На юг я вылетел в компании новоиспеченных сотрудников милиции — выпускников Академии МВД. Выяснилось, что за несколько часов до вылета им досрочно присвоили звания лейтенантов, дали в руки автоматы — и отправили в Джалал-Абад.

Перед вылетом я в очередной раз попытался дозвониться до Байболова, но он по-прежнему не отвечал. Мне удалось найти телефон заместителя министра ВД Мелиса Турганбаева, который находился в Джалал-Абаде. Он согласился с тем, что людям нужна информационная поддержка, и пообещал прислать кого-нибудь за мной и газетами в аэропорт.

В седьмом часу вечера самолет сел в аэропорту Джалал-Абада. Командир сборной бригады милиционеров дал команду помочь разгрузить газеты. Посмотрев номер, он отметил, что именно такой информации не хватает людям. В аэропорту уже находилось две сотни курсантов Академии МВД и школы милиции, которые битый час изнывали на жаре. Некоторые парни забрались на растущие рядом вишни и набирали ягоды в каски. Остальные маялись от скуки и искали где бы приткнуться.

А мне в это время звонили родные и знакомые из Сузака и Джалал-Абада, срывающимися от ужаса голосами рассказывали о стрельбе на соседних улицах, спрашивали, когда прибудет милиция. Я пытался их успокоить, уверял, что возле меня находится почти батальон милиционеров, которые вскоре начнут наводить порядок.

Сообщив Турганбаеву, что газеты доставлены, я решил посмотреть последнюю информацию в Интернете. Зашел в сторожку, открыл ноутбук. Окружившие меня молодые лейтенанты, разинув рты, слушали новости, которые я зачитывал вслух.

— Курманбек Бакиев намерен дать брифинг в Минске…

— А что такое брифинг? — спросил один из лейтенантов. Я окинул взглядом других и понял, что им это слово тоже не знакомо. Но объяснить его не успел: в сторожку вошел какой-то курсант.

— Это ручной или станковый пулемет? — спросил он у коллег.

Те в ответ только пожали плечами.

— Это РПК — ручной пулемет Калашникова, — подсказал я. Глянул на часы и понял, что мы сидим уже больше трех часов. — Что-то никто не едет ни за вами, ни за газетами.

Выйдя из сторожки, я увидел, что милиционеры растащили пачки газет, устроив из них импровизированные матрацы.

— Ребята, вы же их порвете!

— Не бойтесь, не испортим, — послышались отдельные возгласы.

«Ты зачем приехал?»

Несколько молодых милицейских «академиков», усевшись на корточки, заряжали автоматы.

— А почему в мой магазин патроны не входят? — удивлялся один, вертя автоматным рожком.

У других парней тоже ничего не получалось.

— Дай гляну. — Я взял магазин. — Так он же для патронов калибра 5,45, а эти патроны калибра 7,62…

— Вот, блин, как это я не заметил?! — лейтенант почесал затылок.

В это время раздалась команда строиться.

Уже стемнело, когда за милиционерами приехал транспорт. На вопрос, куда они направляются, ребята ответили, что едут в местную войсковую часть. Я остался на аэродроме один. Ветер разносил по полю разорванные газеты — была испорчена почти треть тиража...

Подошел сторож, помог мне собрать уцелевшие газеты. Я потихоньку начал ругать себя за то, что ввязался в эту авантюру с информационной помощью. Еще раз позвонил Турганбаеву, спросил, скоро ли приедет обещанный транспорт. Вопрос-ответ полковника меня ошарашил:

— А ты вообще к кому и зачем ехал?

— Так я же прилетел, чтобы вам помогать! Неужели вы этого не понимаете?! Я же местный, многих здесь знаю, меня знают...

— А-а, ну, ладно… Мы пришлем машину за тобой и газетами. Жди.

Я прождал еще пару часов. Нашел телефон Камчыбека Ташиева. Позвонил ему и объяснил ситуацию.

— Я бы тебе с удовольствием помог, — сказал экс-глава МЧС, — но уже начался комендантский час. Я просто не в состоянии что-либо сделать. Если подождешь до утра, заберу и тебя, и газеты.

Перспектива ночевки в аэропорту меня не обрадовала. Договорившись с Ташиевым, что оставлю газеты, которые заберут и раздадут населению его ребята, я стал думать, как выбраться.

Позвонил Турганбаеву.

— Мелис Токтомамбетович, два часа уже прошли. В конце концов, помогите хотя бы добраться до родного села. А до дома я уж как-нибудь сам...

— Да-да, машина уже выехала, скоро приедет…

Время близилось к полуночи. Самостоятельно выехать из аэропорта я не мог, оставалось только ждать.

Машина все-таки приехал. Мы погрузили в нее часть газет. Автоматчики отказались подбросить меня до села, заявив, что это не их территория. Я опять позвонил Турганбаеву, передал трубку старшему группы милиционеров. Замминистра велел ему помочь мне, и он как бы согласился. Как бы — потому что на деле стражи порядка отказались решать мои проблемы. В итоге мне все равно пришлось ночевать в сторожке аэропорта.

Я писал этот материал и уже во всю ругал себя за идею помочь Временному правительству с информационным обеспечением южан. Я понял, что силовики заняты какими-то только им известными делами. Только полная неорганизованность и несогласованность действий могла привести к тому, что батальон вооруженных милиционеров несколько часов «коптился» в аэропорту, пока в округе орудовали банды погромщиков.

Я решил дождаться утра, позвать на помощь друзей из Сузака и с ними заняться распространением газеты среди местных жителей. Я окончательно убедился в том, что верить Временному правительству может только не уважающий себя человек.

 


Теги:

Киргизия

Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!