Кыргызстан: неудачный эксперимент

Фотография - Кыргызстан: неудачный эксперимент

Эксперименты бывают разные – успешные и провальные. К последним можно и отнести и эксперимент под названием "независимый Кыргызстан". Это не оскорбление, а данность. Принимать ее или нет – дело каждого.  

187 0

Эксперименты бывают разные – успешные и провальные. К последним можно и отнести и эксперимент под названием "независимый Кыргызстан". Это не оскорбление, а данность. Принимать ее или нет – дело каждого. Однако, как ни крути, а факты – вещь серьезная. И никуда от них не деться. Как бы печально и обидно это для кого-то ни звучало…

Что такое Кыргызстан? Как получилось, что 19 лет назад, откуда ни возьмись, на карте мира появилось государство с таким названием? Горе-патриоты без раздумий воскликнут, ударяя себя в грудь: у нас – 2200-летняя государственность! Мы – древнейший и величайший народ в Азии! Всевышний и сама судьба не могли обделить нас собственным государством!

Оставим эти восклицания на совести самих горе-патриотов ("горе" - потому что с настоящим патриотизмом подобные выпады не имеют ничего общего) и историков, которые за немаленькую мзду кроили историю в нужном власти направлении. И вспомним, что было здесь, на месте нынешнего Кыргызстана, даже 150 лет назад. Это был конгломерат племен, для которых родоплеменная идентичность стояла на куда более высоком уровне, чем идентичность национальная. Подтверждение тому – непрерывная барымта, войны на истребление, которые вели между собой эти племена (достаточно вспомнить кровавую вражду племен бугу и сарыбагыш, развернувшуюся в середине 19 века). Единого этноса не было и в помине. Его стали искусственно создавать лишь после 1917 года – когда новая власть подарила кыргызам государственность, письменность, литературу, не устную, а письменную историю. По сути, из сырого и разношерстного материала, разрозненных и не связанных друг с другом деталей лепили нечто новое, создавали народ, кыргызский народ.

Не будет преувеличением сказать, что период с 1917 по 1991 годы был расцветом кыргызской государственности, кыргызской нации. Да и, сказать честно, единственное время, когда они существовали на самом деле. Образование, культура, развитая промышленность и сельское хозяйство – все это превратило патриархальный конгломерат родов и племен в высокоразвитую нацию.

Однако хорошее забывается очень быстро. Поверив "премудрым змеям", которые завораживающим, лишающим разум шепотом внушали, что "советская власть – это плохо", жители Кыргызстана легко расстались с ее наследием. Мысль о самостоятельности дурманила, как наркотик. Только всегда ли она во благо – самостоятельность? Только если человек к ней готов. Любой ребенок мечтает стать взрослым, поскорее избавиться от многочисленных "нельзя" и зажить в мире, где все можно. Но готов ли он к этому? Ни в коем разе. Абсолютная свобода – источник многих опасностей и губительных искушений. Тут можно и с ума сойти, и погибнуть. Тем более если вокруг – и воры, и плуты, и развратники. Однако Кыргызстан, представлявший собой такого младенца, не готового к взрослой жизни, смело ринулся в пучину независимости.

Итог печален. Увидеть его не составляет большого труда. Мы вернулись "туда", в до-национальное состояние раздрая и отсутствия государственности, в котором жили до 1917 года. Нам был послан великий и редкий дар. Но мы его выбросили и растоптали, погнавшись за химерой. Красочной, демократической, по-западному лощеной, но… пустой. А теперь пожинаем плоды.

Возвращаясь к нашим горе-патриотам (никуда от них не денешься, они сами достанут – даже если спрячешься!), вспомним их слова, произносимые по поводу и без: полученный после развала Союза суверенитет – огромное счастье для Кыргызстана, подарок судьбы. Так ли это? Мы считаем, что как раз напротив – это горе, неподъемная ноша, которая вот-вот похоронит под собой и страну, и нацию. Дело в том, что столь юный, окончательно несформировавшийся этнос, как кыргызы, мог нормально развиваться лишь в составе большого, имперского образования, как Советский Союз. Нынче модно говорить об "ограничениях самостоятельности", которые имели место в то время. Да, они были. Но это были спасительные, охраняющие ограничения.

Вот родители, не разрешающие ребенку тянуть в рот всякую "каку" - ограничивают ли они его свободу? Ограничивают. Или не позволяющие ему играть в мяч на проезжей части – ограничивают? Конечно! Но без этих ограничений ребенку просто не выжить. Он еще не дорос до того, чтобы понимать, "что такое хорошо, что такое плохо". Зато родители ребенка и кормят, и одевают, и воспитывают. Это же делал и Советский Союз. А в 1991 году делать перестал. Ребенок оказался полностью самостоятельным и мог делать все, что душе угодно. Только к чему это привело? Ни к чему хорошему.

У республики был шанс повзрослеть очень быстро. Как сделала это, к примеру, Беларусь. Там тоже был разрыв хозяйственных связей – тот самый фактор, который у нас приводят в качестве главного аргумента того, "почему мы обеднели". Но смогли и связи восстановить, и уже давно превысить уровень 1991 года и в промышленности, и в сельском хозяйстве. А мы как упали в яму – так и выбраться не можем. А все потому, что тогда, в начале 1990-х, подпали под дурное влияние пришедшего со стороны дяденьки. Родителей, которые могли бы подсказать, что с чужими дяденьками нужно быть осмотрительным и осторожным, уже не было. Да и стали бы мы слушать советы! Это же "ограничение самостоятельности"! Мы же взрослые и сами все лучше всех знаем! В результате дяденька этот оказался мошенник и вор. Наобещал златые горы, а итоге оставил нас без одежды и еды. Из дома унес все, что только можно. Одни пустые двери с окнами зияют. Да в итоге мы ему еще и должны остались. До сей поры проценты выплачиваем. "Профукали" благоустроенный и крепкий дом. Живем в развалинах, да и те – в закладе. Уйдя от одной "несвободы", пришли в другую. Только вот та, ограничивая в несущественных мелочах, давала нам очень многое – и экономику, и культуру, и вес на мировой арене, а нынешняя отнимает последний кусок, делает нас разменной монетой в геополитической игре. "Несвобода" ребенка в семье и несвобода раба на руднике – это, знаете ли, вещи разные.

Так что это сладкое слово "государственность" стало мифом еще тогда – в начале 1990-х. Поймите, что не бывает государственности без нормальной экономики, без четкого понимания – чего мы хотим, куда мы движемся, в условиях, когда любой шаг контролируется из-за бугра, когда благосостояние граждан и долгосрочные интересы государства приносятся в жертву "дружбе" с западными воротилами. Распад государства становится вопросом времени, но он неизбежен. Мы продали нашу государственность за тридцать сребреников. Которые, как водится, ушли в карманы власть предержащих. Взамен мы получили нищую страну и распад нации. Не скрепленные общими целями развития страны, люди стали замыкаться в своих отдельных группах. Вот вам и возрождение трайбализма и родоплеменного деления! Это ли развитие государственности? Нет, это ее разложение.

Кстати. Слово "государственность" все эти годы было любимым словом доморощенных идеологов, продажных политиканов и многих деятелей культуры, оказавшихся, к сожалению, не на высоте. Для этого выстраивались теории – одна фантастичнее другой – о многотысячелетней истории народа, о величии нации, обогатившей человечество и колесом, и прирученной лошадью (было и такое!). Только вот забыли (или просто не хотели вспоминать), что суть государственности заключается совсем в другом. Показатель развития – не в том, у кого история (или что еще там) длиннее, а в благосостоянии народа, его образованности и культуре. Буквально помешавшись на первом (другого слова, ей богу, не подобрать), наплевали на второе.

Промышленность? Развалена! Сельское хозяйство? Растащено и деградирует! Культура? Практически уничтожена, ее место заняла "индустрия развлечений", направленная на удовлетворение самых низменных, животных инстинктов. Образование? Старение кадров, нищенские зарплаты, губительные эксперименты вроде внедрения тестирований и Болонской системы, раскол на образование для богатых и образование для всех остальных. В итоге мы получили то, что получили. Народ перестал быть народом, превратившись в скопище малообразованных, бескультурных индивидов. Красивое и крепкое здание распалось на песчинки. Зато каждая мнит себя вселенной, требуя немедленного богатства, машин и красивых "телок".

Кто в этом виноват? Только ли власть? Только ли Бакиев с Акаевым? На них нынче сваливают все беды и все грехи. Они виноваты. Спору нет. Но не более, чем виноваты все мы – и особенно интеллигенция. Она молчала, когда индустриальная страна превращалась в полуколонию и сырьевой придаток – и молчали все мы. Она молчала, когда культура и образование оказались в положении "бедных родственников" - и все мы молчали. Когда и Акаев, и Бакиев сосредоточивали в своих руках огромную власть, используемую опять-таки для дальнейшего уничтожения страны – кто поднял голос против? Единицы! Остальные молчали, боясь, "как бы чего не вышло". И верили, послушно идя, куда велят пастухи.

И вот Бакиев свергнут. Опять заговорили о "героическом народе", изгнавшем тирана. Только о героизме можно было бы говорить лишь тогда, когда, свергнув плохую, воровитую власть, народ добился бы прихода честной, созидательной власти. А кто пришел? Скопище честолюбивых политиканов, которые либо пришли ради обогащения, либо, если и радеют за страну, то находятся во власти химер, иллюзий, невоплотимых на практике. Да и народ ли свергал Бакиева? Сомневаемся. Да, были среди них искренние, движимые ненавистью к режиму. Но их было меньшинство. А остальные – это обыкновенная шпана, тот самый "песок". К "Белому дому" их тогда привели не светлые идеалы, а желание нажиться и "весело провести время". Взяв его, они затем "взяли" магазины и земли в Маевке.

Народа в Кыргызстане нет. Это печальный, но факт. Одной из основ (первая – народ, вторая - власть) наше государство лишено. Но существует ли вторая основа? Здесь дело обстоит еще хуже. Временное правительство – это не власть, а ее бледная копия. Раздираемая противоречиями и амбициями лидеров, она сразу после 7 апреля занялась не восстановлением страны и разработкой программы ее развития, а переделом сфер влияния, стало столбить себе должности и министерства. Ну а трагические Ошские события и вовсе показали, что в действительности представляет собой новая власть. Она не выполняет первейшую и главнейшую функцию – защиту безопасности своих граждан. Не может и не хочет выполнять. Как всегда, вину за трагедию на юге возложили на внешние силы – в т.ч. на окружение бывшего президента. Допустим, так оно и было. Но позвольте – у любого государства и у любой власти были и есть враги, стремящиеся расшатать обстановку, свергнуть тот или иной режим. Вопрос не в этом. Вопрос – в том, способны ли власть и государство к самозащите? В нашем случае оказалось, что нет. Что, не было известно о готовящихся беспорядках? Ведь сами же ссылаетесь на телефонные разговоры Максима и Жаныша! Почему не предотвратили? Почему с таким опозданием стали реагировать?

Реакция – отдельная тема. Важнейшие рычаги власти – армия и правоохранительные органы – показали полную несостоятельность. Они фактически безучастно наблюдали за кровавым конфликтом, не вмешиваясь, а зачастую и выступая в качестве пособников (а как иначе расценить то, что толпа беспрепятственно захватывает у военных оружие и даже боевые машины?!). Временное правительство идет на отчаянные шаги – штампует один за одним декреты о стрельбе на поражение, о наказании в случае неподчинения приказам и т.д. Это, скажете, нормально? Является ли полноценным государство, которое не может защитить своих граждан?

Да, новая власть является эфемерной, не владеющей ситуацией. Но все ли дело в ней? Нет. После страшных событий на юге стало видно, как незрел сам "титульный" этнос. Есть исключения, есть здравомыслящие его представители, но большинство представителей кыргызской нации до сих пор так и не осознали огромную ответственность, лежащую на них. Ответственность за судьбы страны, за многонациональное ее население. Тут любая ошибка чревата страшными последствиями. Но таких ошибок за последнее время совершено очень много. Тут и раздуваемые слухи о том, что "виноваты узбеки", "они первые начали!". Даже если и так – причем здесь сотни тысяч невинных? Женщин, стариков, детей – погибших и бежавших… В чем они виноваты? Тут и вакханалия с раздачей гуманитарной помощи, которая "отчего-то" попадает только представителям одной нации, а не тем, кто больше всего пострадал… Не говоря уже о ее разворовывании и перепродаже по высоким ценам. Только ли власть в этом виновата? Не пора ли и самой "титульной" нации задуматься – а нет ли и ее вины в том, что страна находится в такой яме?

Кстати, о гуманитарной помощи. Кто-то говорит о том, что ее массовый сбор после ошских событий – показатель сплоченности народа. Мы бы с выводами не спешили. Есть люди, которые помогают безвозмездно, без саморекламы. Низкий им поклон. Однако, как грибы после дождя, повылазили десятки партий, компаний и политиканов. На свои "акции милосердия" они зовут журналистов, пиаря себя где только можно. Нормально ли это? Все мировые религии строго-настрого велят: совершай милосердие так, чтобы никто об этом не узнал, гордыня – враг милосердию. "Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми, что¬бы они видели вас. Когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы про¬славляли их люди. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть ле¬вая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне", - говорит Евангелие. Помнят ли про это наши политики и бизнесмены? Нет, про это забыли. Доходит до абсурда. Знакомые на телевидении рассказывают: позвонили с одной фирмы и говорят: "Будем собирать гуманитарную помощь. Приедете снимать? Что? Пока не можете сказать? Не знаете? Ну так мы и проводить ничего не будем, если вы не приедете!".

Это говорит о тяжелой болезни общества. Об эгоизме, отсутствии бескорыстия. Конечно, не только это. Здесь и поразительный сон разума ("новая власть лучше старой, она-то обязательно сделает жизнь лучше" - почему? С чего так решили?), и глупенький оптимизм ("что бы вы ни говорили – все будет отлично, мы станем процветающей и великой страной!" - на каком основании такая уверенность?), и нежелание хоть что-нибудь сделать для того, чтобы оптимизм воплотился в жизнь – пассивное "ничегонеделание", уверенность, что "все само собой уладится". Не уладится. Почти 20 лет занимались самоуспокоением, верили то власти, то оппозиции, не желая хоть немного подумать самим. Дозанимались!

Если говорить напрямик, государства у нас уже нет. Нет власти, нет армии, нет милиции. Нет сплачивающей идеи и общей цели. Нет народа. Есть дети – разгулявшаяся вольница, воспитанная на боевиках и правиле "кто сильнее, тот и прав". Есть отцы - слепые отцы, как волшебную мантру, повторяющие красивые, но пустые слова про "2200 лет государственности", "демократию" и "свободу", и допустившие скатывание страны в пропасть, до сих пор так и не понявшие элементарных вещей. А еще есть большие и сильные страны, которым совсем не нужен сильный Кыргызстан, и которые заинтересованы в продолжающемся хаосе и анархии.

Те, кто прозрел, кто мог бы строить государство, есть. Но их очень мало. Они не вынесут на своих плечах такую тяжелую ношу. Да уже, наверное, и поздно. Упустили, прозевали, сглупили… Эксперимент оказался неудачным. Что ж, есть польза и от неудачных экспериментов. Они обогащают нас опытом. Так что остается надеяться, что хоть кто-то поучится на наших ошибках. Мы, судя по всему, так ничему и не научились. За что и платим. Распадом государства и потерей государственности.

 


Теги:

Киргизия

Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!