ПравоХОРОНИТЕЛЬНЫЕ органы

Фотография - ПравоХОРОНИТЕЛЬНЫЕ органы

В Кыргызстане в Джалал-Абадской области  милиционеры сводят счеты с активистом, уличавшим их в садизме. 

280 0

Милиционеры сводят счеты с активистом, уличавшим их в садизме.

"В Базар-Коргонском районном отделе внутренних дел продолжают применять пытки…" — эти строки из моей статьи пятилетней давности не утратили актуальности и по сию пору. А правозащитник Азимжан Аскаров, который тогда рассказывал мне о методах "выбивания" показаний у задержанных, сегодня сам стал жертвой милицейских пыток. Чем же он насолил так называемым правоохранителям?

Сухощавый, небольшого роста, шестидесятилетний Азимжан Аскаров был как кость в горле у сотрудников органов правопорядка Базар-Коргонского района Джалал-Абадской области. К нему обращались многие местные жители, пострадавшие от милицейского произвола. Он приводил в ярость работников прокуратуры и милиции тем, что предавал огласке лично "раскопанные" факты издевательств.

Когда Аскаров регистрировал свою организацию в областном управлении юстиции, начальник последнего отказывался производить регистрацию, требуя убрать из названия слово "право". В конце концов адвокат не выдержал: "Да как хотите, так пусть и называется! Пусть будет хоть "Воздух"..." Так и появилась правозащитная организация "Воздух", которая помогла многим людям. Мне довелось принимать личное участие в независимых расследованиях Аскарова. О некоторых из них я и расскажу.

РОДЫ ПОД ДУЛОМ АВТОМАТА

Этот случай имел место в 2005 году. 23-летняя Зулхумор Тохтаназарова, подозреваемая в краже "бэушных" одеял и полотенец общей стоимостью 7–8 долларов, содержалась в ИВС Базар-Коргонского РОВД несколько месяцев. Похотливые милиционеры заставляли девушку "обслуживать" их, а также запирали ее в камере с арестованными мужчинами — за определенную плату со стороны последних.

Зулхумор забеременела. Роды начались на седьмом месяце, и милиционеры были вынуждены отвезти девушку в больницу. В роддоме ее приковали наручниками к кровати, а рядом встали два вооруженных оперативника… Дочь Зулхумор умерла на следующий день после родов, и стражи порядка, обрадованные тем, что больше не нужно торчать в больнице, привезли подследственную обратно в камеру изолятора.

Правоохранители согласились изменить Тохтаназаровой меру пресечения на подписку о невыезде лишь после того, как Азимжан Аскаров предал эту историю огласке. Пытаясь помочь арестованной, он обращался в самые разные инстанции — вплоть до международных организаций. Естественно, руководству Базар-Коргонского РОВД не понравилось пристальное внимание со стороны правозащитных структур, и Зулхумор попытались устранить. Аскаров рассказал, что после освобождения девушку и ее мать чуть не сбила машина — трагедии удалось избежать лишь по счастливой случайности.

Адвокат обратился к районному прокурору с требованием провести разбирательство по факту задержания Зулхумор Тохтаназаровой. Но на судебном заседании судья поставил девушку перед выбором — она получила условный срок взамен на молчание об издевательствах милиционеров.

МРУТ КАК МУХИ

В ноябре того же 2005 года Азимжан Аскаров поднял вопрос об участившихся случаях смерти задержанных в Базар-Коргонском РОВД: за пять лет здесь скончались пять человек. Согласно официальной версии, люди умирали по разным причинам: кто — от инфаркта, кто — от самоповешения на нижнем белье…

Обратившийся в правозащитную организацию "Воздух" житель села Арсланбап Моминжан Кадиров рассказал, что 2 октября 2005 года его забрали из дома сотрудники правопорядка. Привезли в сельский опорный пункт милиции, где, заставив раздеться, начали избивать и требовали признаться в убийстве односельчанина.

Это был лишь один из множества случаев, о которых в свое время рассказывал Азимжан Аскаров. Еще пять лет назад правозащитник отмечал, что наиболее распространенным способом пыток в ОВД Базар-Коргонского района являются избиения подозреваемых на протяжении длительного времени. "Сотрудники милиции бьют задержанных кулаками, ногами, дубинками или другими предметами по голове, спине, ногам и пяткам", — говорил Аскаров. Неудивительно, что у него были все поводы сомневаться в естественной смерти одних задержанных и добровольном уходе из жизни других.

ПАЦИЕНТ СКОРЕЕ ЖИВ, ЧЕМ МЕРТВ

История о том, как "жертва преступления" появилась в зале суда, аккурат когда обвиняемые признавались в ее убийстве, могла бы стать сюжетом для голливудского триллера. В середине марта 2007 года в подвале бывшего районного дома культуры милиционеры обнаружили полуразложившийся труп неизвестной женщины. Оперативники опросили жителей близлежащих домов и по показаниям кого-то из них пришли к выводу, что убитая — некто Майрам Заирова, временно проживавшая у Яркинай Мамажановой. Недолго думая бравые опера схватили Мамажанову и доставили в РОВД.

Разговор с женщиной был короткий и, по всей видимости, довольно жестокий, ибо Мамажанова вскоре призналась в убийстве своей квартирантки и даже назвала сообщника — Хусанбая Режапова, который приходится ей родственником. Милиционеры быстро задержали его и доставили в райотдел, где приступили к допросу с пристрастием. Родственники задержанных, уверенные в том, что Яркинай призналась в убийстве под пытками и оговорила Хусанбая, кинулись за помощью к Аскарову. Тем более что, по их утверждению, Майрам Заирова не была убита, а уехала в Узбекистан.

Стражи порядка не допускали Аскарова к обвиняемым, заявляя, что им уже предоставили защитника. Не секрет, что дежурные адвокаты (их еще называют "карманными") есть во многих ОВД, и за определенную мзду такие "защитники" готовы подписать любую подготовленную следователем бумагу.

Тем временем следователь закрыл уголовное дело по факту убийства Заировой и передал его в суд. Понимая, что призывать милиционеров к благоразумию бесполезно, Аскаров приступил к собственному расследованию. Опрашивая людей в Базар-Коргоне, он искал настоящую Майрам Заирову, которая уехала в Узбекистан и вышла там замуж.

Прошло без малого четыре месяца. Судебный процесс над Мамажановой и Режаповым подходил к концу, начинались прения. И вот во время одного из судебных заседаний Азимжан Аскаров заявил, что Заирова на самом деле жива и попросил ее войти в зал.

Подсудимые расплакались от счастья. Прокурор, раздосадованный тем, что дело "развалилось", попросил судью направить его на доследование, а обвиняемых оставить под стражей: дескать, труп имеется, они в преступлении сознались — значит, все-таки кого-то убили. Как ни странно, требование прокурора поддержали и адвокаты Раимбек Козубаев и Зулумбек Каримов, которые, по идее, должны были просить об освобождении подзащитных. Один из адвокатов даже оговорился: "…К сожалению, Майрам оказалась жива", — так он пытался аргументировать необходимость отправки дела на доследование.

Позже, выйдя на свободу, Яркинай рассказала, что писала признательные показания под диктовку милиционеров: "Следователь говорил, оперативники пытали, а я всего лишь повторяла их слова. Они подсказали, как я убила Майрам, с кем убила и так далее… Милиционер по имени Шухрат угрожал, что посадит мою мать, если я не признаюсь, и мой четырехлетний сын останется круглой сиротой… Они кричали, оскорбляли, ругались нецензурными словами. Поэтому я вынуждена была признать, что убила Майрам, и при этом оговорила Хусанбая".

БЕЗЗАЩИТНЫЙ ПРАВОЗАЩИТНИК

Свести счеты с неугомонным адвокатом правоохранители пытались давно. Летом 2006 года тогдашний прокурор района Расул Умаров сделал ему "дружеское" предупреждение: пиши, мол, статьи на правозащитные темы не по жалобам граждан, а по моим советам. Уже тогда в Базар-Коргоне остро стоял этнический вопрос, и прокурор "посоветовал" Аскарову не писать статей, касающихся межнациональных взаимоотношений, не использовать в своих публикациях слова "кыргыз" и "узбек", а употреблять выражения "преступник" и "пострадавший". Умаров также "предложил" правозащитнику согласовывать статьи с районной прокуратурой, прежде чем отправлять их в редакцию.

Осенью того же года обвинитель по делу Зулхумор Тохтаназаровой, следователь Максат Жаманкулов, обратился в районный суд с заявлением о привлечении Азимжана Аскарова к уголовной ответственности за клевету. В январе 2007 года, после неоднократных переносов судебного заседания, уголовное преследование правозащитника было прекращено: когда заявитель в очередной раз не явился на процесс, судья посчитал, что тот отказывается поддерживать свое обвинение.

А сегодня правозащитник содержится в ИВС Базар-Коргонского РОВД, его судьба — в руках тех самых милиционеров, неправомерные деяния которых он разоблачал. Трудно поверить, что они будут к нему милосердны…

Прокурор Джалал-Абадской области Каныбек Турдумамбетов рассказал свою версию ареста Аскарова. Утром 13 июня около 500 узбеков перекрыли автодорогу Бишкек—Ош на мосту в Базар-Коргоне. По словам прокурора, в руках у людей было огнестрельное оружие, ножи и арматура. На место происшествия выехала оперативно-следственная группа РОВД; пытаясь пресечь беспорядки, сотрудники милиции были избиты, одного из них толпа забила до смерти, а тело сожгла. По версии прокуратуры, руководил действиями толпы именно Азимжан Аскаров — эту версию подтвердили несколько милиционеров. Правозащитнику было предъявлено обвинение в участии в массовых беспорядках, призывах к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и возбуждении национальной вражды с применением насилия. В качестве меры пресечения Базар-Коргонский районный суд избрал содержание под стражей.

Турдумамбетов утверждает: заявления правозащитников о том, что Аскаров подвергается пыткам, беспочвенны, сам Азимжан в ходе личной беседы с руководством областной прокуратуры отрицал, что его избивали, и не предъявил никаких претензий к сотрудникам правоохранительных органов.

А вот что рассказал "МК" адвокат Аскарова, известный правозащитник Нурбек Токтакунов:

— Сначала я встретился со следователем и попросил обеспечить мне свидание с подзащитным наедине, без ограничения времени, как это прописано в Уголовно-процессуальном кодексе. Но мне дали понять, что УПК — закон для Бишкека, а здесь, говорят, состоялось заседание координационного совета (какого — я не понял) и было решено запретить свидания наедине. Поэтому я встретился с Азимжаном Аскаровым в присутствии конвоиров. Я видел, что он боится сообщить мне о чем-то даже шепотом. Он говорил громко, чтобы все слышали, и был сильно подавлен. Тогда я прямо при сотрудниках ИВС осмотрел его и обнаружил в нижней части спины крупные кровоподтеки и синяки, сфотографировал их... Аскарову предъявлено стандартное обвинение, в котором не детализируется, чем именно он занимался. Описываются массовые беспорядки, говорится, что толпа убила сотрудника милиции, но роль моего подзащитного во всем этом не определена. 


Теги:

Киргизия

Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!