«Киргизский» взгляд на трагические июньские события

Фотография - «Киргизский» взгляд на трагические июньские события

Независимое расследование с привлечением международных экспертов еще не начато, нет данных о точном количестве погибших, раненых, изнасилованных и избитых – как нет и опубликованных данных об их этнической принадлежности. Но уже сегодня можно – и нужно - выслушать истории живых людей, услышать их голоса – и попытаться составить собственное представление о том, что происходило, вчитываясь в детали, сравнивая и вслушиваясь в интонации.

244 0

Независимое расследование с привлечением международных экспертов еще не начато, нет данных о точном количестве погибших, раненых, изнасилованных и избитых – как нет и опубликованных данных об их этнической принадлежности. Но уже сегодня можно – и нужно - выслушать истории живых людей, услышать их голоса – и попытаться составить собственное представление о том, что происходило, вчитываясь в детали, сравнивая и вслушиваясь в интонации. Фергана.Ру распросила очевидцев, что бы составить полную картину трагических событий на юге Кыргызстана.

«Я еле выпросил БТР и 20 солдат, чтобы вытащить своих из махалли…» Рассказывает Сапар.

- В 12 ночи 10 июня мы с другом выехали на машине в Западный микрорайон, а обратно домой уже попасть не смогли – узбеки перекрыли дороги. И мы до утра торчали на улице в Западном микрорайоне, а потом утром, часов в шесть, наверное, я приехал к обладминистрации. Там полковники, генералы стояли. И я ходил за ними, упрашивал, чтобы мне дали БТР и человек двадцать солдат. У меня семья всю ночь на крыше завода провела, они каждые пять минут ночью мне звонили, говорили, что и как. А на крыше ночевать – как вы себе представляете?

Наши киргизские дома – около двадцати – в узбекском районе стояли, мы в середине махалли жили. И когда началось, кто-то убежал, а кто остался, собрались вместе – и залезли на ночь на крышу завода. У нас позади дома большой завод стоял.

И мне дали БТР, часов в десять или в пол-десятого утра, не помню точно, и солдат. Мы подъехали – видим, дорога перекрыта, контейнер стоит 40-тонный. Мы объясняем: мол, пропустите, мы стрелять не будем. Старший, кто солдатами командовал, им стрелять не давал, говорил, чтобы автоматы вверх держали. А узбеки на БТР нападать начали, чего хотели – не знаю. Оружие хотели. И тогда наш водитель поехал – контейнер толкнул БТРом, и мы проехали.

Мне дали три минуты, чтобы я семью вывел – и я пошел и привел человек тридцать: женщин пожилых, девушек, детей. Они раз-раз, быстро собрались, и на БТР, а солдаты нас охраняли. Мы своих вывезли. Наших около тридцати человек было, а узбеков вокруг – около пяти тысяч. 

«Кыргызстан - суверенное государство, в котором живет больше чем 80 наций. Здесь винить кыргызов отдельно нельзя - они здесь не убийцы. Но узбекам тоже лучше не горячиться и не поддаваться эмоции. Кыргызы тоже пострадали, есть немало убитых. У нас только одна дорога: то, что было - уже позади, надо с надеждами идти вперед. Жить дружно, как раньше. Война только испортит отношения, и не нам воевать. Мы хотим, чтобы Кыргызстан был и остался островком демократии…» ИЗ ПИСЕМ ЧИТАТЕЛЕЙ

 

Мы выехали оттуда часов в 10-11 утра, а днем соседка наша – у меня соседка-узбечка была хорошая – позвонила моей жене и сказала, что наш магазин грабят. У нас магазин был, небольшой, продукты там продавали, еще разное. Потом соседка снова позвонила, сказала, что домой занесла все, что осталось в магазине. А после обеда она уже телефонную трубку не брала. Мы сами к вечеру пошли туда, близко подошли – и увидели, что оттуда, где наш дом стоял, дым поднимался. Вечером 11 июня наш дом загорелся.

Да, наш дом сгорел 11 июня. А 13-14 июня уже узбекские дома загорелись. Толпа подошла – и подожгла, наверное. Мы 13-го не смогли к дому подойти, только 14-го я пришел. У меня там машина оставалась, оказалось, ее соседка-кореянка охраняла. И я 14 июня машину забрал. А дом полностью сгорел, и все разграбили. Я только один чайник нашел, одно ведро и штук десять пиалушек, больше ничего нет. А от магазина осталась пачка спагетти, 400 грамм, упаковка. У меня маленький магазин был.

Я каждый день прихожу к моему дому, час-полтора побуду, огород полью, - и ухожу. Мы с семьей живем в палаточном лагере, там узбеков нет, только киргизы. В лагере у нас живут семьи, у которых дома сожгли, один слепой живет, инвалиды. Они тоже бежали из узбекских махаллей. Снабжение в лагере нормальное, все есть, вода есть. Завтрак, обед, ужин дается. Мы получили палатку, но ехать домой и жить в огороде не получится – мы же в махалле узбекской, там везде узбеки. Если днем еще кое-как заходим, то вечером уже комендантский час наступает, и страшно оставаться.

- Дело возбуждено по факту поджога?

- Да, дело завели.

- Говорят, будут строить новые дома или давать компенсацию для строительства тем, кто пострадал. Где Вы будете ставить новый дом?

- Сейчас слышно, что будут этажные дома ставить. И я согласен на квартиру в этажном доме, только чтобы они смешанные были. В смешанных домах (где живут и узбеки, и киргизы – ред.) ничего не произойдет, на этаже можно вместе жить. А в частных домах рядом жить страшно. У меня через дом сосед без вести пропал, уже месяц. Говорят, сейчас в Фергане, в Узбекистане, из реки около сорока киргизских трупов извлекли…



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!