Зона аномалий, или Трехликий Янус киргизской власти

Фотография - Зона аномалий, или Трехликий Янус киргизской власти

В соответствии с принятой на референдуме 27 июня с.г. новой Конституцией в Киргизии утверждена новая структура правительства. Президентом переходного периода Розой Отунбаевой, получившей этот статус по итогам плебисцита, в основном сформирован его состав. Новый кабинет министров открыто называют техническим. 

202 0

Нет ничего, кроме нескончаемого настоящего, где партия всегда права.*

Джордж Оруэлл, «1984».

* * *

В соответствии с принятой на референдуме 27 июня с.г. новой Конституцией в Киргизии утверждена новая структура правительства. Президентом переходного периода Розой Отунбаевой, получившей этот статус по итогам плебисцита, в основном сформирован его состав. Новый кабинет министров открыто называют техническим. И предрекают его смену осенью по итогам выборов в парламент, последний созыв которого был распущен 7 апреля с.г., после прихода Временного правительства к власти. Все еще его председатель Роза Отунбаева по праву может принимать поздравления с невиданной доселе на мировой политической арене новацией: сегодня в Киргизии сформированы и действуют два правительства, и оба – легально!

* * *

Рядовые граждане Киргизии против новых подходов в формировании институтов власти не возражают. И это понятно. С одной стороны, возражать устали, с другой, – все имеют родственников, и чем больше их в составе какого-нибудь правительства, тем конкретной семье лучше. С высоты своего нового положения госпожа Отунбаева, по-видимому, четко уловила этот тренд и примерила на себя роль борца с безработицей среди чиновников. Тем более что рост бюрократического аппарата никак не скажется на годовом бюджете страны: он уже провален – по нынешним прогнозам, фактический его дефицит в результате апрельских и последующих коллизий, подорвавших экономику, вдвое превысит запланированный – и зависит по-преимуществу от кредитной и грантовой помощи из-за рубежа. В итоге структура молодого правительства обросла вновь образованными ведомствами, как днище столетнего фрегата ракушками. И борцы за экономически процветающую и свободную Киргизию, еще пять лет назад отвесившие революционный, на их собственный взгляд, пинок «акаевщине», а недавно – и «бакиевщине», существенно превзошли в любви к бюрократии своих авторитарных предшественников.

 Зона аномалий, или Трехликий Янус киргизской власти

Вот несколько примеров. На смену действовавшему при акаевском режиме Министерству образования, науки и культуры сегодня пришли Министерство культуры и информации и Министерство образования и науки; Фонду госимущества – министерство с аналогичным названием; Минсельводхозу – Министерство сельского хозяйства и Госкомитет по водному хозяйству и мелиорации. Госкомитет по труду и занятости разросся в Министерство труда, занятости и миграции; Госкомитет по энергетике – Министерство энергетики; Госкомитет по ЧС – Министерство чрезвычайных ситуаций. Минэкономфин размножился в Министерство финансов и Министерство экономического регулирования; Госагентство по геологии стало Министерством природных ресурсов. Откуда-то из рукава появились Министерство по делам молодежи и Госагентство кинематографии, и прочая, и прочая…

Рядовым налогоплательщикам только еще предстоит узнать, под какой бюджетный пресс благодаря таким пертурбациям угодили их кошельки. А вот довольное чиновничество рукоплещет – в новой структуре местечко найдется всем и каждому. «Мы верим, что сможем честно поработать во благо народа», – твердит направо и налево на встречах с населением госпожа Отунбаева. Но, прикармливая в канун грядущих парламентских выборов административный и бюрократический аппарат, помнит ли она о благе конкретного гражданина? Или забыла?

Но как бы ни была избыточна сформированная во благо народа структура правительства, все же она не полна. Нет в этом списке одного ведомства, работа которого, а точнее, провалы в работе, сегодня, после трагических событий на юге Киргизии, у каждого на слуху. Почему в структуре нового кабинета не значится Государственная служба национальной безопасности? Этот вопрос, по телефону адресованный корреспондентом «Ферганы.Ру» чиновникам аппарата Временного правительства, вызвал замешательство в их рядах. Впрочем, после консультаций вскоре было пояснено: служба нацбезопасности не включена в состав правительства, потому что относится к центральным государственным органам управления и контроль за ее деятельностью – прерогатива президента страны.

Да кто бы спорил, если бы это действительно было так! Обратимся к тексту только что принятой на референдуме Конституции. В ее шестой главе (помимо правительства как высшего органа исполнительной власти, чьи статус, функции, полномочия и структура определены в главе пятой) к центральным органам отнесены прокуратура, Национальный банк, Центральная комиссия по выборам и проведению референдумов, Счетная палата и институт акыйкатчы (омбудсмена). Ни о каких государственных структурах обеспечения национальной безопасности здесь и речи нет! Единственной положение Конституции, где упоминается именно термин «национальная безопасность», – ст.64, п.10: «Президент обеспечивает осуществление полномочий государственных органов, ведающих вопросами обороны, национальной безопасности; по согласованию с премьер-министром назначает и освобождает руководителей и заместителей руководителей этих органов» (выделено авт.). Тогда почему, исходя из этого постулата, Министерство обороны включено в структуру правительства, а Государственная служба национальной безопасности – нет? При этом никаких декретов Временным правительством по вопросу статуса ГСНБ не издавалось. Выходит, только что введенной в действие Конституции не исполнилось и месяца, а она уже хромает. И пресловутую бакиевщину, когда силовые ведомства были напрямую подчинены узурпатору, как предпочитает называть прежнего властителя страны госпожа Отунбаева, хоть и отправили на свалку, отрыжка – осталась. Или привести статус Госслужбы нацбезопасности в соответствие с новыми реалиями в законодательстве попросту забыли?

Зона аномалий, или Трехликий Янус киргизской власти

К слову, незадолго до трагических событий июня министр обороны Киргизии генерал Исмаил Исаков был назначен спецпредставителем Временного правительства по Баткенской, Джалал-Абадской и Ошской областям страны и, как и глава ГСНБ генерал Кенешбек Душебаев, демонстрировал решительность при своем появлении на местных телеэкранах в выпусках новостей. Однако в дни, когда среднеазиатская жара превратилась на юге страны в пекло, мелькание лампас прекратилось. Когда пожар потушили, никаких отставок, вполне ожидаемых в связи с провалами в работе силовых ведомств, не последовало. Забыли?

Как бы там ни было, вновь сформированное – так называемое техническое – правительство Киргизии, кстати, в значительной степени укомплектованное чиновниками акаевско-бакиевского разлива, уже вступило в свои права. А вот в том, откуда и почему к нему приклеен технический ярлык, стоит разобраться внимательнее. С обязательством сформировать именно техническое правительство на своих встречах с электоратом накануне референдума выступила Роза Отунбаева. Поскольку большинство членов Временного правительства не скрывали перспектив добровольной отставки со своих постов и намерения включиться на партийной основе в предстоящую парламентскую гонку, рядовые граждане массово адресовали главе ВП вопрос: «А кто именно, собственно, будет управлять страной в оставшиеся до выборов месяцы?» Ответ не заставил себя ждать. «Это будет другая форма правительства, в основу которого войдут профессионалы, способные в сжатые сроки при максимально больших нагрузках работать на достижение ощутимых результатов для экономики страны», – уверила соотечественников госпожа Отунбаева. А судьбы своих тогдашних соратников по ВП определила таким образом: «Действующие члены Временного правительства, которые намерены участвовать в парламентской гонке и уходят со своих постов, скорее всего, будут работать консультантами сформированного так называемого технического правительства».

Закрытое для прессы заседание, созванное 14 июля президентом переходного периода и председателем Временного правительства в одном лице, без сомнения, войдет в историю киргизской государственности. Первым делом Роза Отунбаева напомнила присутствующим, что термин «техническое правительство» используется в международной практике. А затем представила членам ВП, треть из которых накануне подали в отставку с занимаемых постов, но почему-то находились в зале, состав сформированного ею самой другого – еще одного, но об этом, наберемся терпения, немногим позднее! – правительства Киргизской Республики. Как было заявлено Отунбаевой на этих, пожалуй, не имеющих аналога в практике государственного управления смотринах, «члены нового правительства будут вне политики. Их деятельность должна быть открыта и прозрачна».

Конечно, на первый взгляд, сложно представить, что где-нибудь в дряхлеющей под бременем прожитых демократических столетий Великобритании министр труда или энергетики может быть вне политики. Но новейшая история свидетельствует: в Киргизии все возможно! И вот уже на ее политический Олимп в ситуации, когда страна буквально разваливается под катастрофическим натиском всеобъемлющего кризиса, принародно вознесли государственных деятелей с кастрированной – в соответствии с предписанным назначением – политической волей.

Зона аномалий, или Трехликий Янус киргизской власти

Дальнейшая чехарда, признаться, с трудом поддается осмыслению. Никакого указа или декрета о роспуске Временного правительства в связи с выходом еще 2 июля Указа «О структуре Правительства Кыргызской Республики и его административных ведомствах» и состоявшемся вчера формированием состава нового кабинета министров – не временного! – до сих пор общественности не представлено. Опять забыли?

Ни в коем случае, все находится под контролем, – уверяет в ответ руководитель буквально на днях вновь образованной (чиновничество аплодирует! – авт.) администрации президента Киргизии Эмильбек Каптагаев. По его словам, члены Временного правительства остаются на своих постах и, уступая вновь назначенному кабинету министров вопросы хозяйственной и экономической деятельности, сохраняют за собой право издавать декреты и заниматься законотворчеством. «С этой точки зрения все 14 членов Временного правительства остаются, так как они взяли на себя политическую ответственность и должны нести ее до выборов», – сообщил прессе Каптагаев. Об ответственности перед здравым смыслом в пылу горячей революционной работы некоторые новые демократы, похоже, забыли…

«Мы – узурпаторы и диктаторы. Но это временно», – помнится, заявил 17 апреля с.г. на экстренном форуме организаций гражданского общества теперь уже бывший (или, по Каптагаеву, действующий? – авт.) заместитель председателя ВП Омурбек Текебаев. Примечательно, что опровергать в этом экс-спикера и депутата парламента и разработчика новой – ну, очень демократической Конституции Киргизии тогда никто не решился. А вчера, 14 июля, на закрытых смотринах состава нового правительства, господин Текебаев в числе других своих соратников по Временному правительству (привыкай к политическим реалиям Киргизии, читатель! – авт.) заслужил немало добрых слов со стороны Отунбаевой. «Мне хотелось бы выразить огромную благодарность и признательность всем членам Временного правительства, которые в столь сложное для страны время сумели отстоять победу народной революции», – в частности, отметила она. Вот только из советского опыта мы знаем, что если в результате революции к власти – в состав Временного правительства – пришли экс-министры, другие крупные чиновники (например, экс-прокурор или губернатор), предприниматели-«миллионщики», то она буржуазная, как это и было в феврале 1917-го. А если все же народная, то где декреты на предмет того, что землю крестьянам, фабрики рабочим, базары и рынки, автозаправки… Кстати, а кому базары и рынки?.. Забыли?

Тогда есть резон кое о каких законодательных и нормативных актах напомнить. В декрете ВП №1 от 7 апреля с.г. значится, что «деятельность Центризбиркома приостанавливается до принятия нового Кодекса о выборах». Итог: ЦИК функционирует во всю ивановскую, новая редакция кодекса так и не принята, до сих пор дебатируется внесение в него поправок. В постановлении ВП №8 от 10 апреля «Об утверждении регламента Временного правительства», в частности, определено, что этот регламент со всеми вытекающими из него функциями, правами и обязанностями, процедурными вопросами «действует в течение переходного периода до формирования правительства Кыргызской Республики». Напоминаем: новый кабинет сформирован! В том числе, следуя букве документа, должен быть упразднен в качестве постоянного органа и президиум Временного правительства, который тоже возглавляет председатель Роза Отунбаева. Выходит, опять забыли?

Пожалуй, редкий глава государства не завидует сегодня президенту Киргизии, имеющему в своем распоряжении сразу два правительства и ни одного парламента, перед которым приходилось бы держать ответ за свои действия (или бездействие). Как же так получилось, спросите вы? Если рассуждать обывательски, – очень просто. Стоит только припомнить сцену из всеми любимого фильма «Иван Васильевич меняет профессию», в которой милиция по очереди предъявляет на опознание жене управдома Ульяне Андреевне сначала Иоанна Грозного, а затем и собственно ее мужа Бунша. И в обоих эта славная женщина признает своего супруга. «Так что, выходит, у вас два мужа?» – спрашивает милиционер Ульяну Андреевну. «Выходит, два…» – не веря своему счастью, отвечает она.

Злые языки поговаривают, что сегодня в рабочем кабинете госпожи Отунбаевой строители пробивают новые двери. В одних она будет встречать гостей в качестве президента переходного периода, в других – в парадной тоге председателя Временного правительства, в-третьих – как глава собственно вновь образованного правительства Киргизской Республики. Главное, чтобы сами гости и собеседники не забыли и не запутались, с кем именно и в какой момент они имеют дело.

В принципе, в том, что в Киргизии расплодились министры и правительства при явном дефиците депутатов и спикеров, ничего плохого нет. Каждому конкретному народу, обществу или отдельно взятой семье виднее, как строить свою жизнь. И все же, пожалуй, разве что одного министерства недостает сегодня в новой политической системе Киргизии, хотя все предпосылки для его появления уже заложены. О нем пророчески вел речь в своем романе-антиутопии «1984» английский писатель и публицист Джордж Оруэлл. Он предрекал нам появление министерства правды.

Сергей Арбенин

* Цитата из романа Дж.Оруэлла«1984»: «…Дело не только в том, что кого-то убили. Ты понимаешь, что прошлое, начиная со вчерашнего дня, фактически отменено? Если оно где и уцелело, то только в материальных предметах, никак не привязанных к словам, — вроде этой стекляшки. Ведь мы буквально ничего уже не знаем о революции и дореволюционной жизни. Документы все до одного уничтожены или подделаны, все книги исправлены, картины переписаны, статуи, улицы и здания переименованы, все даты изменены. И этот процесс не прерывается ни на один день, ни на минуту. История остановилась. Нет ничего, кроме нескончаемого настоящего, где партия всегда права. Я знаю, конечно, что прошлое подделывают, но ничем не смог бы это доказать — даже когда сам совершил подделку. Как только она совершена, свидетельства исчезают». 



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!