Реакция Ташкента на кыргызский кризис способствуют укреплению имиджа Каримова

Фотография - Реакция Ташкента на кыргызский кризис способствуют укреплению имиджа Каримова

Похоже, что действия узбекских властей по разрешению июньской кризисной ситуации с беженцами, когда около ста тысяч человек бежали из Кыргызстана на территорию Узбекистана, немало способствовали укреплению позиций президента Ислама Каримова. 

255 0

Похоже, что действия узбекских властей по разрешению июньской кризисной ситуации с беженцами, когда около ста тысяч человек бежали из Кыргызстана на территорию Узбекистана, немало способствовали укреплению позиций президента Ислама Каримова.

Зарубежные обозреватели в Ташкенте в целом высоко отзываются о действиях узбекских властей в ходе этого гуманитарного кризиса. В частности, занятая администрацией Каримова сдержанная политическая позиция сыграла существенную роль в недопущении распространения вспыхнувшего на юге Кыргызстана насилия, полагают обозреватели. Действия властей побудили некоторых граждан Узбекистана по-иному взглянуть на свое правительство, пользующееся репутацией одного из самых репрессивных в Центральной Азии.

Приток беженцев поставил перед властями Узбекистана проблемы, потребовавшие беспрецедентной мобилизации всех ресурсов. В течение нескольких дней в середине июня границу Узбекистана пересекли от 80 до 100 тысяч человек, главным образом женщин, детей и стариков, которым требовалась срочная помощь.

В последние годы узбекские власти изображались по большей части неповоротливыми, погрязшими в коррупции структурами. В последнее время администрация Каримова стала объектом международного презрения из-за непрекращающейся эксплуатации детского труда на выращивании хлопчатника.

Однако, как обнаружили зарубежные наблюдатели, реакция узбекских властей на гуманитарный кризис носила самый действенный характер. С помощью командной системы, опирающейся на центральные и местные власти, координировалась работа по оказанию помощи многочисленным беженцам. Зарубежные гости Ферганской долины были "удивлены качеством обслуживания беженцев на границе", отмечает давний зарубежный обозреватель, проживающий в Ташкенте.

Власти организовали на границе распределители, направлявшие беженцев во временные пристанища в школах, летних лагерях, заготовительных пунктах, общежитиях, санаториях и на андижанском стадионе. Часть беженцев нашли пристанище в семьях родственников и у простых людей, открывших свои двери для попавших в беду людей, подтверждает представитель ЮНИСЕФ.

Кроме того, жители Узбекистана делились с беженцами едой и оказывали другую помощь, делая все это на добровольной основе, отмечают международные обозреватели. Обращения по государственным телерадиоканалам, а также посредством письменных сообщений, помогали мобилизовать общество на оказание помощи беженцам.

Похоже, с самого начала кризиса узбекское правительство не забывало о возможности, что массовые беспорядки выйдут из-под контроля и перекинутся на сопредельную территорию. В явной попытке сдержать нагнетание напряженности министерство иностранных дел распространило 12 июня заявление, в котором говорилось, что нападения на этнических узбеков в Кыргызстане совершаются при подстрекательстве сил, желающих спровоцировать конфронтацию. Причины происходящих событий не коренятся в давней межнациональной вражде, подчеркивалось в документе.

В первые дни кризиса, по словам многочисленных обозревателей, беженцы пылали жаждой мести. Один человек, посетивший лагерь для беженцев, рассказывает, что по словам многих спасшихся, они "ждали от президента Каримова только слова, чтобы воздать обидчикам по заслугам". Но этих слов они не дождались. Каримов, похоже, был озабочен тем, как сдержать распространение насилия. Власти закрыли проход в Кыргызстан с территории Узбекистана, чтобы помешать гражданам Узбекистана отправиться в Кыргызстан и устроить там самосуд.

В определенной степени действия администрации Каримова по сдерживанию жаждавшего возмездия населения диктовались инстинктом самосохранения. Многие жители Узбекистана крайне недовольны интервенционистским экономическим курсом правительства и ограничением им личных свобод. Общественное недовольство властями неоднократно приводило в последние годы к выступлениям протеста и сыграло важную роль в андижанских событиях 2005 года. Поэтому-то власти в Ташкенте и не хотят сегодня, чтобы узбеки по ту или другую сторону узбекско-кыргызской границы брали в руки оружие. Власти по-прежнему опасаются, что гнев, направленный сегодня на Кыргызстан, может в один прекрасный день обратиться на саму администрацию Каримова.

На сегодняшний день сообщений о каких-нибудь актах возмездия по отношению к многочисленному кыргызскому населению узбекской части Ферганской долины не поступало. Многие жители Узбекистана, похоже, разделяют мнение властей, что межэтнические столкновения были спровоцированы "чужаками" и явились побочным продуктом недееспособной кыргызской политики. В Узбекистане часто с презрением отзываются о Кыргызстане из-за хаоса и нестабильности, царящих в жизни этого государства.

Действия администрации Каримова заставили многих испытать чувство гордости как лично за президента, так и за его правительство. "Я горжусь своим президентом", – говорит один гражданин Узбекистана, обучавшийся в Ошском университете, которому пришлось пять дней скрываться, прежде чем он смог вернуться на родину. Его ответ сегодня является типичным в Узбекистане.

Сами же беженцы жаловались, что узбекские власти оказывают на них давление, заставляя возвращаться в Кыргызстан, когда те еще не уверены в безопасности этого шага. Но подобные жалобы не находят особого отклика в сердцах узбеков в Узбекистане.

По словам ряда иностранных обозревателей, кризисная ситуация с беженцами заставила узбекские власти занять более открытую позицию. До июньских событий, по словам одного зарубежного обозревателя, давно пребывающего в Ташкенте, власти практически ничего не делали, чтобы разъяснить свою точку зрения. Общение властей с населением, по его словам, было общением "советского образца".

"Никакого взаимодействия, ничего, – говорит этот обозреватель. – Они просто не знали, как это делается".

Однако в разгар кризисной ситуации с беженцами узбекские власти начали проводить политику некоторой открытости. Власти пригласили посетить приюты для беженцев зарубежных наблюдателей, включая представителей Международного комитета Красного Креста, ЮНИСЕФ, Всемирной организации здравоохранения и ОБСЕ. Пожалуй, самым удивительным сдвигом в этом направлении стало приглашение "Би-би-си" запечатлеть на пленку происходящее в лагерях для беженцев. После андижанских событий 2005 года работа "Би-би-си" и практически всех зарубежных СМИ была прекращена.

"Это новое отношение, – говорит один наблюдатель из Ташкента. – Впервые правительство сделало шаг в сторону взаимодействия".

Станет ли правительство укреплять и развивать эту тенденцию – которую другой житель назвал "трансформацией" – можно будет сказать лишь с течением времени. Открытым остается также и вопрос, откроет ли Узбекистан вновь свои границы для узбеков в случае нового витка нестабильности в Кыргызстане.

16 июля 2010 



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!