Лондонский конфликтолог: «Импульс национализма в Киргизии еще вырвется»

Фотография - Лондонский конфликтолог: «Импульс национализма в Киргизии еще вырвется»

Смягчить настроения в Киргизии могли бы официальные извинения правительства страны за то, что оно не смогло гарантировать жизнь и права своих граждан. 

225 0

Смягчить настроения в Киргизии могли бы официальные извинения правительства страны за то, что оно не смогло гарантировать жизнь и права своих граждан. «Это просто моральный долг. Все равно необходимо международное объективное расследование, а не субъективные мнения. Но моральный аспект никто не исключал. Руководство могло бы, проведя траур, спустив флаги, еще и принести свои извинения. Это даже было бы по-мусульмански»… Конфликтолог, специализирующаяся на странах Центральной Азии, дала свою экспертную оценку прошедшим беспорядкам на юге Киргизии в интервью Deutsche Welle.  

Научный сотрудник исследовательского центра кризисных стран при Лондонской школе экономики и политических наук Анна Матвеева с мая по начала июля находилась в Киргизии. Конфликтолог дала свою экспертную оценку прошедшим беспорядкам на юге Киргизии в интервью Deutsche Welle.

Существует множество различных экспертных мнений о прошедшем в середине июня конфликте на юге Киргизии. Как вы считаете, какой термин применим к конфликту и чем он объясняется?

Анна Матвеева: Я считаю то, что сказала Роза Отунбаева с самого начала, что произошел конфликт на межэтнической почве или на почве межэтнических отношений, это самое правильное. Это конфликт, в первую очередь, между двумя этническими группами. Конечно, там еще были привлечены другие факторы, но в основе его лежит все-таки межэтническое противостояние и межэтническая напряженность.

Как вы оцениваете такие термины, как «этническая чистка» и «геноцид», которые можно было слышать в некоторых заявлениях, а также сообщениях СМИ по отношению к конфликту?

- Это же термины эмоциональные, такого понятия в международном праве, как «этническая чистка», в общем, нет. Для того, чтобы знать, геноцид это или нет, нужно разбирательство, чтобы это было доказано. Это применяется часто в журналистике, и это выражает чувства пострадавшей стороны. Я думаю, нам в серьезном анализе не стоит этими терминами пользоваться. Мы должны настаивать, чтобы было независимое расследование. Оно вынесет какую-то оценку. Я думаю, вряд ли кто-то будет прибегать к слову «геноцид», потому что все-таки геноцид – это какая-то организованная спланированная акция, за которой стоит государственная политика.

Насколько по вашему мнению, высока вероятность новой эскалации конфликта?

- Реэскалации, скажем так, то есть какого-то нового витка напряженности, вероятность достаточно высока. Это не значит, что он будет, конечно. Я вижу вот какие факторы. Во-первых, сейчас узбекское меньшинство очень напугано тем, что произошло. Поэтому сейчас этот страх и ощущение, что отступать некуда, конечно, затмевает все остальные чувства, как месть или отчаяние. Поэтому в этом плане, сейчас страх сдерживает, является сдерживающим фактором. Но то, что играет на эскалацию, во-первых, этот конфликт, столкновение, погромы, они развязали националистические чувства среди киргизского большинства. И среди некоторых людей во власти, особенно в правоохранительных органах, органах безопасности, поэтому это получило такую подпитку. Импульс национализма – он есть. Он как-то еще вырвется.

Например, сейчас будут парламентские выборы. У власти, у президента Розы Отунбаевой, нет таких сил, чтобы включить административный ресурс, да и она сама не такой человек, который будет к нему прибегать. Значит, мы будем считать, что выборы, очевидно, будут достаточно свободны. Скорее всего, некоторые силы будут выдвигаться на такой националистической риторике. И уже есть такие предпосылки. И те, кто сейчас в оппозиции и сами бывшие члены временного правительства этим очень сильно заражены. Скорее всего, эта риторика опять выплеснется в общественную сферу и будет там и дальше продвигаться. Что будет с узбекским меньшинством в этой ситуации, непонятно, потому что, конечно, они будут искать какие-то источники солидарности, и где они найдут эту солидарность, пока неясно.

А в чем проявляются эти националистические чувства?

- Таких проявлений достаточно много. Если мы посмотрим на аресты, которые произошли после погромов: арестована вся верхушка узбекского сообщества, все лидеры сколько-нибудь известные либо арестованы, либо находятся в розыске и в бегах. Предположим, кто-то из них виноват, кто-то – нет, мы не можем этого сейчас сказать, но с киргизской стороны не арестована ни одна сколько-нибудь крупная фигура. Поэтому в публичных арестах очень большой дисбаланс.

Потом, во всех сведениях, которые приходят от узбекского меньшинства, говорится о том, что правоохранительные органы и органы безопасности находятся на стороне титульной нации, что зачистки производятся людьми киргизской национальности, и что в них страдают узбеки и от побоев, и от погромов и от того, что им, людям из меньшинства, некуда особенно пожаловаться.

В-третьих, нет никаких представителей меньшинства во власти, в правоохранительных органах, вообще в публичной сфере. Получается так, что за узбекское меньшинство может заступиться только международное сообщество. Поэтому это тоже достаточно печально.

Некоторые члены правительства уходят со своих постов, чтобы бороться за места в парламенте. Однако все-таки это люди, которые до недавнего времени сидели в правительстве, и они делают весьма националистические заявления, – Бекназаров, например. Но если сама власть так говорит, то что можно сказать об обществе. Нет ничего, чтобы этому противостояло: нет заявлений от власти по поводу культуры межэтнических отношений, по поводу интернационализма, по поводу того, что мы все граждане одной страны, узбеки – наши братья и сестры, мы их защитим от преступников – об этом власть публично ничего не говорит.

Что необходимо сделать для предотвращения конфликта в будущем?

- Вы знаете, предотвращать поздно, если люди уже так говорят и думают. Речь идет не о предотвращении, об этом надо было думать 10 лет назад. Во-первых, власть должна четко сказать, какая позиция: что хорошо, что плохо, а власть молчит. Она не говорит, какие ценности тут правильные: что можно, что нельзя. Это очень важно. Второе, нет никакой межнациональной политики, никакой политики в отношении межэтнических отношений.

Как изменились отношения между киргизами и узбеками после конфликта

Кровопролитные беспорядки на юге Киргизии обострили отношения между киргизами и узбеками как в Киргизии, так и в Узбекистане. Обеим сторонам необходима помощь, рассказывают наблюдатели из региона. Смягчить настроения в Киргизии, по мнению политолога Толипова, могли бы официальные извинения правительства страны за то, что оно не смогло гарантировать жизнь и права своих граждан. «Это просто моральный долг. Все равно необходимо международное объективное расследование, а не субъективные мнения. Но моральный аспект никто не исключал. Поэтому я и считаю, что руководство могло бы, проведя траур, спустив флаги, еще и принести свои извинения. Это даже было бы по-мусульмански».

Вооруженный конфликт, прошедший в середине июня на юге Киргизии, значительно повысил напряжение между киргизами и узбеками, признают опрошенные Deutsche Welle эксперты.

Хатимджан Якубов, специалист по гражданским делам адвокатской конторы в Оше рассказывает о фактах нарушения прав узбеков со стороны правоохранительных органов. Он рассказывает случай из своей практики, когда узбека по имени Азиз остановили работники ГАИ и, оскорбляя задержанного, потребовали, чтобы он покинул Киргизию. Азиз, по словам Якубова, действительно вскоре уехал из страны. «Под следствием находится еще один человек, – рассказывает адвокат. – Мало того, что он был избит, искалечен сотрудниками правоохранительных органов, в тюрьме ему сказали, что если он не выплатит энную сумму, то завтра он на свободу не выйдет и вряд ли доживет до следующего месяца».

В Оше, по словам Якубова, большая часть населения до сих пор боится выходить на улицу. «В Джалал-Абаде, говорят уже немножко стабильнее. А у нас ходит где-то 2-3 процента населения, остальные сидят дома, у них завтра начнется кризис, у них закончатся деньги, они не знают, что делать дальше».

Необходима психологическая реабилитация

Помимо оказания гуманитарной помощи жизненно необходимо проводить психологическую работу с местным населением, считает Жанна Саралаева, президент Ассоциации «Женщины – лидеры Джалал-Абада». Как киргизы, так и узбеки, которые обращаются в ее кризисный центр, сообщали об имеющейся у них неприязни друг к другу. «Не знаю, может быть, дальше, если все наладится, я переборю свою ненависть и буду общаться с ними, но пока у меня нет такого желания», – вспоминает Саралаева слова одной киргизской девушки, приехавшей из города Ош.

Конфликт заставил очень многих покинуть юг Киргизии или готовиться к этому. По оценке Жанны Саралаевой, особенно активно уезжают именно представители узбекского населения. «Они не уверены, что в скором время все наладится, потому что на носу выборы, и они не доверяют властям, которые пришли сейчас. И в общем, они беспокоятся за свою безопасность».

Отсутствие интеграционной программы

Рост взаимной неприязни между узбеками и киргизами отмечает и Руслан Ташанов, координатор проекта по предупреждению этнических конфликтов Общественного фонда за международную толерантность в Оше. «В первую очередь, проблема заключается в том, что есть люди, которые потеряли своих близких и которые потеряли свои дома. Однозначно у них много отрицательных эмоций накопилось, соответственно, опасность составляет то, что они могут пойти на крайние меры, то есть месть. Нужно поработать с этими людьми».

Ташанов в интервью Deutsche Welle заявил, что неправильно считать, что в стране дискриминируются этнические меньшинства. В подтверждение своих слов он привел ряд цифр. «В Киргизии функционировало 2 узбекских университета, 135 школ с узбекским языком обучения, драматический театр, 3 телевизионных канала на юге Киргизии, 5 газет. Такие условия для узбеков не созданы ни в одном другом государстве», – отметил Ташанов. – В правоохранительной системе, милиции около 30 процентов личного состава, по крайней мере, в городе Ош были из числа людей узбекской национальности». Отметим, что ранее местные правозащитники неоднократно выражали озабоченность тем обстоятельством, что ошская милиция, по их данным, состоит преимущественно из представителей киргизской национальности.

Руслан Ташанов отметил, что немаловажным фактором в конфликте стало отсутствие государственной интеграционной программы в Киргизии. «В тех сообществах, где киргизы и узбеки жили смешанно, конфликта однозначно нет. Были те районы, где киргизы и узбеки совместно патрулировали свой квартал, очень много таких районов, даже в городе Оше, однозначно могу сказать, что 75 процентов населения не участвовало в конфликте».

«Моральный долг» правительства

Вероятность новой эскалации конфликта не стоит преуменьшать, полагает Фархад Толипов, независимый политолог из Ташкента. «Приученное к столкновениям местное население надолго это запомнит и не успокоится, понимая, что и в 90-м конфликт имел место, через 20 лет снова все повторилось. То есть, кто гарантирует, что это не повторится еще? – отметил Толипов. – Поэтому местное население будет долго сохранять тревогу по поводу возможности всяких столкновений».

Для предотвращения конфликта, подобного июньским столкновениям, в будущем Толипов предлагает созвать встречу на высшем уровне между Киргизией и Узбекистаном. «Мы должны прийти к одному общему представлению, дать одинаковые оценки этого события, это очень важно с политической точки зрения, чтобы показать, что между Киргизией и Узбекистаном не остается оснований для трений, взаимных подозрений, что мы продолжаем сотрудничать», – отметил политолог. Кроме того, Толипов считает, что необходимо разработать стратегический механизм мониторинга за ситуацией в регионе с привлечением экспертного сообщества, ученых и официальных лиц двух стран.

Смягчить настроения в Киргизии, по мнению Толипова, могли бы официальные извинения правительства страны за то, что оно не смогло гарантировать жизнь и права своих граждан. «Это просто моральный долг. Все равно необходимо международное объективное расследование, а не субъективные мнения. Но моральный аспект никто не исключал. Поэтому я и считаю, что руководство могло бы, проведя траур, спустив флаги, еще и принести свои извинения. Это даже было бы по-мусульмански». 


Теги:

Киргизия

Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!