Кадыров помогает унификации России

Фотография - Кадыров помогает унификации России

Решение Рамзана Кадырова переименовать свою должность и его объяснение этого шага не случайно вызвало широкий резонанс. Возможно, эта инициатива дает старт новой политической кампании, декларируемая цель которой – завершить построение в России модели централизованного федерализма.  

187 0

Решение Рамзана Кадырова переименовать свою должность и его объяснение этого шага не случайно вызвало широкий резонанс. Возможно, эта инициатива дает старт новой политической кампании, декларируемая цель которой – завершить построение в России модели централизованного федерализма.

Хотя известно, что чем выше степень централизации, тем меньше самостоятельности у регионов, и это правило плохо сочетается с теми намерениями модернизационного развития, о которых периодически говорит власть.

Напомним, что 12 августа Кадыров направил в парламент Чечни официальное письмо с просьбой рассмотреть вопрос об изменении названия высшего должностного лица Чеченской Республики. При этом он заявил журналистам, что готов принять любой термин, обозначающий должность главы субъекта, кроме названия "президент", потому что "в едином государстве должен быть только один президент, а в субъектах первые лица могут именоваться главами республик, главами администраций, губернаторами и так далее".

Кадыров также напомнил, что он в свое время отказался и от идеи подписания соглашения о разграничении полномочий между республикой и федеральным центром. "Я твердо убежден в том, что подобные документы абсолютно не нужны. У нас есть Конституция, в которой все прописано. И не должно быть субъектов с особыми полномочиями", – подчеркнул он.

Поступок чеченского лидера был немедленно поддержан руководителями других северокавказских регионов. Об отказе именовать себя президентами заявили Юнус-Бек Евкуров (Ингушетия), Борис Эбзеев (Карачаево-Черкесия), Арсен Каноков (Кабардино-Балкария), Магомедсалам Магомедов (Дагестан), Аслан Тхакушинов (Адыгея). Главы национальных республик Северного Кавказа договорились о коллективном обращении в Госдуму с предложением принять федеральный закон об унификации названий должностей глав субъектов, лишив, таким образом, регионы права принимать это решение самостоятельно. Кавказская инициатива понравилась и президенту Удмуртии Александру Волкову, который заявил, что "надо, не стесняясь и не краснея, принять федеральный закон, который все определит".

Волна одобрения инициативы чеченского лидера оказалась столь мощной, что в ней "захлебнулись" даже некоторые маститые политологи, ошибочно отдав именно ему все лавры новатора и первопроходца. "Кадыров сделал очень важный политический шаг. Полагаю, не один президент национальной республики сейчас рвет на себе волосы, сокрушаясь, что не додумался об этом первым, – считает, например, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. – Теперь у Кремля есть аргумент: если уж глава республики, где довольно долго шли военные действия и контртеррористические операции, добровольно предлагает отказаться от такого названия своей должности, то более спокойным регионам, таким, как Татарстан или Башкирия, сам Бог велел".

Кадыров, однако, далеко не первый, кто "додумался" отказаться именовать себя президентом. Политический лозунг "президент в стране должен быть только один" за последние десять лет (именно с 2000 года начались реформы по централизации страны) озвучивался так часто, что впору применить хронологию.

Как ни странно, но первым национальным лидером, еще осенью 2002 года предложившим упразднить свой пост, а управление делами в республике передать местному парламенту, был президент Башкирии Муртаза Рахимов. Мотивы у него, конечно, были сугубо личные – мизерные шансы переизбраться в 2003 году в президенты вынуждали его "отдать" федеральному центру это высокое звание в обмен на то, что он останется у власти на третий срок, но уже в качестве главы парламента. Тем не менее, поступок Рахимова выглядел не только "верноподданническим", но и многообещающим.

Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев заявил тогда, что всем руководителям субъектов федерации, главам фирм и компаний нужно запретить называть себя президентами, потому что иных президентов, кроме главы государства, в стране быть не должно. Как сказал Тулеев, "в России первое лицо – это царь, который отвечает буквально за все". Вопрос о президенте Башкирии, однако, был снят с повестки дня после того, как он лично переговорил в Кремле с президентом России Путиным.

Примерно в то же время в Удмуртии пытались инициировать референдум по упразднению должности президента республики. Но до его проведения дело так и не дошло – местные законодатели признали эту идею вредной и антинародной.

В 2004 году на пресс-конференции в Москве президент Ингушетии Мурат Зязиков предложил отменить институт президентства в национальных республиках. "Президент в стране должен быть один, – заявил он. – А все остальные могут быть губернаторами или главами. Глава Ингушетии, к примеру, или глава Адыгеи. Я готов начать с себя". Но до самой своей отставки с высокого поста Зязиков так ничего и не начал.

Зато в Северной Осетии этот вопрос был решен просто и без громких заявлений. В 2005 году руководивший тогда парламентом Таймураз Мамсуров предложил заменить название "президент" на "глава республики". Депутаты его поддержали и внесли соответствующие изменения в республиканскую конституцию. В том же году Мамсуров официально вступил в должность главы Северной Осетии. Федеральные СМИ тогда много писали о том, что в России начался долгожданный процесс переименования президентов национальных республик. Однако процесс этот не пошел, примеру Осетии никто не последовал.

В 2008 году вопрос о президентстве был поднят тогда еще кандидатом на пост главы государства Дмитрием Медведевым. В одном из своих интервью он заявил, что наша страна может управляться лишь при помощи сильной и жесткой вертикали исполнительной власти. "Во главе России президент, а он по Конституции может быть лишь один", – сказал Медведев.

В том же году властям Татарстана пришлось опровергать запущенный в СМИ слух о том, что в республике готовится упразднение должности президента, которое будет первым шагом по изменению системы власти в национальных регионах. Многие политики и губернаторы публично повторяли фразу о том, что в стране должен быть только один президент.

Депутаты-единороссы из окружной Думы Ямала, вспомнив, видимо, об инициативе Тулеева, разработали законопроект, запрещающий называться президентами руководителям государственных и частных структур. Если бы Госдума приняла этот документ, то Россия стала бы аналогом Белоруссии, где правом именовать себя президентом обладает только Александр Лукашенко. Однако пока наше федеральное законодательство не обогащено этой строгой нормой. Также либерально, согласно Конституции или Уставу субъекта Федерации, решается пока и вопрос о названии главы исполнительной власти региона.

С точки зрения развития федерализма и сохранения политической стабильности, это совсем не та проблема, которую сегодня следует бурно обсуждать. Понятно, что должность президента в национальной республике создает иллюзию ее суверенитета, но ведь это только иллюзия. Никаких сепаратистских настроений в стране нет, как нет и потребности в такой унификации даже по формальному признаку. Но ведь кому-то понадобилась эта шумная пропагандистская кампания. Зачем?

Этим вопросом теперь задаются в Казани, где должность президента появилась в день провозглашения суверенитета Татарстана 30 августа 1990 года. Первый замминистра юстиции республики Сергей Столяров уже заявил, что инициатива с переименованием руководителя республики противоречит конституции Татарстана и менять свой основной закон в Казани не намерены.

Категорически против смены названия должности главы Татарстана выступил и экс-президент Минтимер Шаймиев. Бывший советник главы республики Рафаэль Хакимов считает, что вся эта затея с переименованием должностей президентов национальных республик напоминает пиар-ход с целью отвлечь внимание общественности от бесконечных и не решаемых проблем.

Однако в данной истории с инициативой Кадырова есть еще один настораживающий момент. Комментируя политический поступок своего президента, пресс-секретарь Кадырова Альви Каримов и спикер чеченского парламента Дукваха Абдурахманов заявляли, что в Чечне обсуждаются такие варианты названия должности для Рамзана Кадырова, как глава республики, председатель правительства, мехк-да (в переводе с чеченского – "отец нации") и имам Чечни.

Это уже смахивает на шантаж федеральной власти: примет она закон, упраздняющий название должности президента в национальных республиках – гарантирован скандал и ухудшение отношений Москвы и Казани, не примет – Кадыров официально может стать имамом. То есть духовным руководителем республики, входящей в состав светского государства.



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!