Нюрнбергская прививка от нацизма

Фотография - Нюрнбергская прививка от нацизма

«Итог войны заключается в прививке от нацизма, которая была сделана всему миру в Нюрнберге». Эти слова Дмитрия Медведева на праздновании 65-летия Победы наполнены глубоким смыслом, поскольку именно обвинительные акты Нюрнбергского (20 ноября 1945 г. – 1 октября 1946 г.) и Токийского (3 мая 1946 г. – 12 ноября 1948 г.) процессов подвели итоги Второй мировой войны. 

204 0

«Итог войны заключается в прививке от нацизма, которая была сделана всему миру в Нюрнберге». Эти слова Дмитрия Медведева на праздновании 65-летия Победы наполнены глубоким смыслом, поскольку именно обвинительные акты Нюрнбергского (20 ноября 1945 г. – 1 октября 1946 г.) и Токийского (3 мая 1946 г. – 12 ноября 1948 г.) процессов подвели итоги Второй мировой войны, передает ИА Новости-Казахстан.

Какие бы сентенции не звучали сегодня по поводу «правосудия победителей», как не вытеснялись бы из общественного сознания вина и ответственность за военные преступления, как не оспаривались бы законность проводившихся судебных процессов и обоснованность выносившихся приговоров, историческое значение международных трибуналов непреходяще. Как подчеркивал председательствовавшй на первом трибунале Джефри Лоренс, они является «единственными в своем роде в истории мировой юриспруденции».

Для современных исследователей невероятно, что суд вообще состоялся. Далеко не как шутку восприняли многие слова Иосифа Сталина на Тегеранской конференции в 1943 г., где он предложил тост в честь «правосудия группы расстрела» и необходимости 50 000 расстрелов. Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль были шокированы этой цифрой, хотя сам метод тогда импонировал им. Во всяком случае, до смерти Гитлера правительства США и Великобритании фокусировали свое внимание на схеме упрощенного судебного процесса, а лорд-канцлер Джон Саймон считал, что проведение суда для нацистских главарей просто неуместно.

Что на самом деле стояло за этими опасениями? Боязнь, что могут всплыть неприглядные стороны в деятельности правительств Великобритании, США и других западных государств: их пособничество Гитлеру в создании мощной военной машины и поощрение фашистской Германии к нападению на Советский Союз? Перерастание разоблачений преступлений нацизма в обвинение империализма, выпестовавшего его и приведшего к власти? Сегодня мы вправе открыто говорить о трудностях с участием в Нюрнбергском процессе Советского Союза. К примеру, убедительность одного из пунктов обвинения – «преступления против мира» – ослаблялась последствиями германо-советского пакта 23 августа 1939 г., а еще точнее, секретного протокола, позволяющего Сталину развернуть действия против Восточной Польши, стран Балтии и Финляндии. Странной, мягко говоря, была и настойчивость советского обвинителя в том, чтобы назвать расстрел поляков в Катынском лесу в числе зверств, совершенных нацистами. Однако человеческие потери СССР в войне были столь велики, а решающий вклад в разгром Германии столь очевиден, что отсутствие советских обвинителей и судей было немыслимым.

Перипетии трибунала в принципе хорошо известны и всесторонне прописаны в литературе. Но для граждан бывшего СССР особенно актуальна и поныне фигура «философа», выходца из Эстонии Альфреда Розенберга, который нес ответственность за восточные оккупированные территории. Он был объявлен виновным по всем четырем пунктам обвинительного акта – «сговор», «преступления против мира», «военные преступления», «преступления против человечности» – и приговорен к повешению.

Еще с начала 20-х годов Розенберг сочинял подстрекательские пасквили против Советской России, в которых стремился противопоставлять народы СССР друг другу. Многие забыли, что накануне войны именно он предложил создать на территории СССР пять крупных губернаторств: Остланд (Эстония, Латвия, Литва и Белоруссия), где для полной германизации отводилась жизнь двух поколений; Украина (Восточная Галиция, Крымский полуостров, территории по Дону и Волге, а также бывшей советской республики немцев Поволжья) – с предоставлением ей определенной автономии; третье губернаторство включало территорию Кавказа; четвертое — собственно Россия до Урала; пятое – Туркестан. Гитлер, помня о провале политики Германии на Украине в 1918 г., выступил против предоставления Украине автономии. Он также предложил заменить губернаторства рейхскомиссариатами.

Судя по деятельности министерства Розенберга на оккупированных советских территориях, новая система управления была направлена в первую очередь на разграбление экономики. Так, например, в своем письме Борману от 17 октября 1944 г. Розенберг указывал, что только подотчетное ему Центральное торговое общество Востока по сбыту и потреблению товаров сельского хозяйства, со времени своего основания по март 1944 г., собрало и направило в Германию: 9 200 тысяч тонн злаковых, 622 тысячи тонн мяса и мясопродуктов, 950 тысяч тонн масличных семян, 208 тысяч тонн масла, 400 тысяч тонн сахара, 2 500 тысяч тонн объемного фуража, 3 200 тысяч тонн картофеля, 141 тысячу тонн семян, 1 200 тысяч тонн прочих продуктов, 1075 тысяч штук яиц. Ограбление приводило к массовому голоду и резкому увеличению смертности местного населения.

Подводя итог деятельности Розенберга, приговор Международного военного трибунала гласил, что он был осведомлен о зверском обращении и терроре, которые применялись по отношению к народам восточных областей; декреты Розенберга предусматривали окончательную изоляцию евреев в гетто; подчиненные ему лица принимали участие в массовых убийствах евреев. Всему миру известен расстрел киевских евреев в Бабьем яру, уничтожение прибалтийских евреев, сожжение еврейских местечек в Белоруссии вместе с их жителями и повсеместное сожжение живьем евреев, согнанных в синагоги. На землях, которые контролировало ведомство Розенберга, уничтожению подвергались не только евреи и цыгане, но и представители других народов СССР.

Международные трибуналы и, в частности, участь Розенберга позволяют и сегодня извлечь множество уроков. Об одном из них хочется сказать особо. Преступные режимы не вырастают внезапно. Говоря, к примеру, о времени с прихода Гитлера к власти в 1933 г., один из главных организаторов военной экономики Германии Ялмар Шахт с полным основанием имел право спросить в своих мемуарах: «Как немецкий народ мог осознать преступность своего правительства, если зарубежные страны относились к этому правительству со столь большим почтением?» Об этом обстоятельстве упоминал и Э.Л. Вудворд, историк-консультант при министерстве иностранных дел Великобритании, говоря устроителям судебного разбирательства, что вплоть до 1 сентября 1939 г. правительство его величества было готово смотреть сквозь пальцы на все совершенное Германией, лишь бы обеспечить сохранность своих позиций в Европе. Чем это закончилось, известно.

В контексте раскрытых преступлений нацизма, конечно, весьма странными кажутся пронесшиеся по постсоветскому пространству «войны памяти», попытки растащить по национальным квартирам общую Победу 1945 года. Но еще более тревожным сигналом являются военные конфликты, случившиеся после распада СССР – в Приднестровье (конфликт за независимость от Молдавии), Абхазии и Южной Осетии (за независимость от Грузии), Чечне (за независимость от России), Нагорном Карабахе (за независимость от Азербайджана). Дважды на постсоветском пространстве происходили гражданские войны – в Грузии и Таджикистане. Все эти трагические события сопровождались этническими чистками, преступлениями против мирных жителей, попытками ликвидации национальной самобытности, натравливанием народов друг на друга, раздуванием межнациональных противоречий. Рано или поздно все это найдет свою правовую оценку, а значит, прививка Нюрнберга способна действовать. 


Теги:

нацизм

Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!