Международный терроризм и решение политических задач

Фотография - Международный терроризм и решение политических задач

Занятная штука конспирология. Можно сколько угодно иронизировать по поводу «теории заговоров», но, как утверждают эксперты, в противодействии «международному терроризму» существует заговор спецслужб. Он выражается в их тесном сотрудничестве, и это требование времени.  

448 0

Занятная штука конспирология. Можно сколько угодно иронизировать по поводу «теории заговоров», но, как утверждают эксперты, в противодействии «международному терроризму» существует заговор спецслужб. Он выражается в их тесном сотрудничестве, и это - требование времени. 

На этом можно было бы поставить точку, но, увы, сотрудничество осуществляется не только между спецслужбами. Если первое в мировой практике встречается сплошь и рядом, то сотрудничество между спецслужбами и террористами остается в тени.

Деятельность создаваемых спецслужбами «фиктивных банд», ставящих целью проникновение в реальные террористические группы и провоцирование на те или иные действия, имеет долгую историю. В свою очередь, они легитимизируют применение войск спецназначения для особо «грязных» операций. Об этом в 2005 году писал в опубликованной в журнале New Yorker статье «Войны будущего» известный журналист Сеймур Херш.

Подозрения в этом растут день ото дня. Как нам представляется, актуально это и для нашего региона. Понятно, что такую возможность предоставляет неурегулированность региональных проблем. Вполне вероятно, что реализуя свои задачи, Белый дом, как и Кремль, может привлечь к сотрудничеству террористические организации, в первую очередь, для переформатирования политического поля центральноазиатских стран и создания очага «стратегической напряженности».

США это позволит снизить влияние России в регионе и даст возможность влиять на ситуацию в Иране, Китае и других странах.

Категоричное заявление

По убеждению председателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля, «международный терроризм - это явление, которое создано исключительно в интересах манипуляции мировым общественным мнением в интересах курирования мировой политики через провокацию и шантаж, и которое целиком своими корнями восходит к инициативе ведущих секретных спецслужб». Международная

антитеррористическая операция в Афганистане привела к тому, что «Аль-Каеда» и «Талибан», как минимум, не снизили исходящую от них угрозу.

Складывается впечатление, что возвращение талибов во власть - лишь вопрос времени. В то же время эксперты считают, что севернее афганских границ они не пойдут, а «Аль-Каеда», чье название воспринимается как коллективный псевдоним, слишком одиозна для этого. Тогда кто может взять на себя выполнение поставленных «кукловодами» задач?

Как сообщает портал Asiaplus со ссылкой на «хорошо информированные источники, пожелавшие остаться анонимными», в середине июля в Тавильдаринском районе Таджикистана, в кишлаке Шплен произошла встреча лидеров узбекских диаспор Кыргызстана, Афганистана, Южной Кореи (там работает много узбекских гастарбайтеров) с лидерами Исламского движения Узбекистана (ИДУ), обсудивших детали сотрудничества.

После большого перерыва ИДУ напомнило о своем существовании. Нет в живых его военного лидера Джумы Намангани, не стало идеолога движения. 17 августа, спустя год после гибели, его руководство официально признало факт смерти Тахира Юлдашева. Несмотря на это, в какой-то мере ИДУ сохранилось. Одним из самых важных вопросов, поднимавшихся на встрече, был вопрос покупки оружия. Его финансирование будет осуществлять образованный на днях в Южной Корее некоммерческий фонд «Байт ул-мал» («Общая казна»). Очередная страшилка? Возможно. Тем не менее один из двух опрошенных нами экспертов считает, что

боевики ИДУ пересекают афгано-пакистанскую границу в районе Нуристана.

Затем следуют по маршрутам Кундуз - Толукан - Ходжа Багауддин - Имам Сахиб - Файзабад - Баравин Тар. Или через афганский Дарваз, откуда до кыргызского Баткена по прямой всего 200 км.

По словам кыргызского эксперта, с недавних пор ставшего советником Казахстанского института политических решений, Александра Князева, «заплатив мзду таджикским пограничникам где-то в район Кала-и Хумба, боевики легко добираются в Тавильдару, в Гарм и прилегающие к нему районы, в Джергеталь...». «А оттуда, в зависимости от целей, на Сары-Таш, и далее - через Гульчу в Ош или через перевалы в Баткен... Схема перемещений стандартна и апробирована в 1999-2000 годах в ходе тогдашних Баткенских событий», - рисует он картину заговора террористов с Западом. По его мнению, наиболее предпочтительным для боевиков является проникновение в Ош.

Князев считает, что угроза вторжения боевиков в Кыргызстан существует, она реальна, но в краткосрочной перспективе пока еще низка. При этом он отмечает, что весной этого года ИДУ мощно активизировалось в северо-восточных провинциях: Кундузе, Тахоре и Бадахшане. Ими уже взята под контроль значительная часть региона, и в настоящее время главным для боевиков ИДУ является «сделать свой контроль над этой частью Афганистана

более уверенным».

«Что касается связи ИДУ с узбекским населением кыргызской части Ферганской долины, то такая связь, безусловно, есть, и уровень контактов растет». Для Князева не столь важно аудиообращение нового эмира ИДУ Усмона Одила с его призывом к джихаду в Кыргызстане, принципиально важнее другое: «После июньских событий кыргызские правоохранительные органы подвергли репрессиям десятки представителей узбекской общины из числа интеллигенции, духовенства, то есть людей, способных в той или иной степени стать лидерами, влиять на настроения».

В этих условиях из общины могут выдвинуться новые лидеры, куда более радикальные и отрицающие любые формы диалога. Князев считает, что «создана почва для возникновения многолетнего акнтикыргызского движения наподобие палестинской интифады, которое получит поддержку от ИДУ и узбекской диаспоры Саудовской Аравии. Это сотни тысяч людей, имеющих неплохие позиции в бизнес-среде и политическом истеблишменте». Он предрекает, что угроза будет «куда страшнее палестинской, северокавказской или синьцзянской ситуации».

«Скованные одной цепью»

Трудно ожидать, что сотрудник Лэнгли станет своего рода «комиссаром» при Усмане Одиле, тем не менее эксперт считает, что организации, подобные ИДУ, не являются самостоятельными и самодостаточными - это инструмент глобальной политики, традиционно используемый США и Великобританией. А деятельность ИДУ в нужном направлении могут обеспечить фонды, контролируемые спецслужбами.

Важен и другой аспект. На недавнем саммите стран-участниц ОДКБ в Ереване Розу Отунбаеву уверили в том, что Россия окажет Кыргызстану военную помощь, которая, возможно, будет направлена против узбеков. И тогда - не стоит этого исключать - потенциальные экстремистские движения более полно реализуют связи с ИДУ.

Еще в 1990-е годы произошло сращивание экстремистских организаций с наркобизнесом в Центральной Азии. Общеизвестно, что Ош является перевалочным пунктом при транспортировке наркотиков.

Следует обратить внимание на то, что брат экс-президента Бакиева Жаныш в 2000 году был назначен начальником управления по борьбе с наркобизнесом МВД КР. В следующем году он возглавил УВД по транспорту. Обращает на себя внимание тот факт, что в 2009 году в Кыргызстане было ликвидировано Агентство по контролю наркотиков. В этой связи стоит ли сомневаться в том, что у клана Бакиевых были и есть тесные связи с наркомафией? Возникает вопрос: насколько трудно перекрыть наркотрафик через Ош? Насколько Кремль настроен перекрыть наркотрафик или под предлогом борьбы с наркобизнесом он хотел бы закрепить свое присутствие там?

«Это почти догма: регионы производства, переработки, транзитные узлы наркотрафика - это всегда и зоны конфликтов. Можно вспомнить Афганистан, иракский и турецкий Курдистан, Косово...», - считает Князев. Как и фонды, наркобизнес также может обеспечить финансовую подпитку конфликта. Мировая практика показала, что зоны конфликта всегда являются сферой интересов криминальных структур. В свою очередь, наркобизнес и торговля оружием - близнецы-братья.

Не менее тревожная ситуация складывается в Таджикистане. Еще совсем недавно страна представляла лоскутное одеяло. В годы гражданской войны практически все районы страны находились под контролем какого-то военного авторитета. Дарбанд и Комсомолабадский район - были сферой влияния муллы Абдулло Рахимова; Гарм - Мирзо Низомова; Джергеталь и Таджикабадский район - Махмадрузи Искандарова; Тавильдара - Мирзо Зиеева; Калаи-Хумб, Ванч - Саламшо Мухаббатова; Куляб - братьев Чоловых; Курган-Тюбе - Махмуда Худайбердыева; Варзоб - Сухроба Касымова; Вахдатский район - командира Эшона, Ленинский район (ныне - Рудаки) - зона братьев Рахмона и Мансура Муаккалова и т.д.

Недавно один из лидеров партии Исламского возрождения Таджикистана Мухиддин Кабири говорил: «Причина в нестабильной ситуации в целом в регионе, начиная с Афганистана и Пакистана. События в Андижанской области Узбекистана, а затем на юге Киргизии - звенья одной цепи. С той разницей, что Таджикистан находится на передовой этого фронта и потому первым получает удар».

В 2004 году в интервью Радио «Свободе» являвшийся представителем демократического крыла ОТО Саламшо Мухаббатов открыто говорил о силах, с помощью которых он может противостоять президенту Таджикистана. В бытность председателем совета джихада Горного Бадахшана численность формирований этого полевого командира составляла тысячу человек. В прессе сообщалось, что Жаныш Бакиев довольно продолжительное время скрывался у Махаббатова.

Глубинная мотивация

23 августа совершили побег из душанбинского СИЗО ГКНБ преступники, осужденные за попытку государственного переворота, что воспринимается как свидетельство слабости таджикского президента Эмомали Рахмона. Невзирая на принятые меры, задержать никого не удалось.

Эксперты предполагают, что если они доберутся до Тавильдары, их уже не поймают. То, что они бежали именно туда, сомнений мало. Двое из беглецов являются сыновьями убитого год назад экс-министра по ЧС Мирзо Зиеева, который в свое время контролировал эту зону, еще двое являются боевиками ИДУ.

Год назад из Афганистана на родину вернулся не признавший межтаджикские договоренности мулла Абдулло Рахимов, что спровоцировало рост напряженности в регионе. Вокруг него начали собираться бывшие полевые командиры ОТО и их сторонники, а также противники Рахмона. За короткое время его отряд, насчитывающий 100 человек, увеличился в несколько раз. Тавильдара, Ванч, Кала-и Хумб не только Вандея таджикского президента, маршруты наркотрафика, но и места, через которые осуществляется трафик боевиков ИДУ.

Опасность нынешней ситуации для Эмомали Рахмона заключается в том, что кроме деятелей ОТО на него ополчились и бывшие сторонники из числа руководителей Народного фронта, вернее будет сказать, те, кто уцелел и находится на свободе. Таковых, правда, немного. Уходя из южных провинций Афганистана, США и НАТО хотят остаться в Центральной Азии. Известно о планах по размещению во всех пяти странах региона их «афганской» инфраструктуры. Вашингтон рассчитывает на таджикский военный аэродром «Айни». Об этом говорят все чаще.

Вместе с тем Душанбе еще не растерял надежды на то, что Россия все-таки будет инвестировать средства в строительство таджикских ГЭС. Но время не ждет. 27 августа в Душанбе прибыли специальный посланник генсека НАТО по Центральной Азии Роберт Симмонс и помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Роберт Блейк. США не планируют открыть военную базу в Таджикистане, однако надеются на более тесное военно-техническое сотрудничество с Душанбе, - заявил представитель госдепа.

Несмотря на это, местные наблюдатели предполагают, причем их предположение близко к уверенности, что в ходе встречи с высшим руководством страны Блейк обсуждал возможность использования военного аэродрома «Айни» военно-воздушными силами США. Как сообщают российские СМИ, этот вопрос также обсуждался на встрече Дмитрия Медведева с Эмомали Рахмоном в Сочи, но стороны не сошлись в цене. Москва рассчитывает на безвозмездную передачу «Айни», Душанбе надеется получить за него деньги.

В свою очередь, Роберт Симмонс после встречи с президентом Рахмоном заявил: «Терроризм - проблема не одной отдельно взятой страны, это проблема региональная». Но что примечательно, за день до их прибытия на встрече с жителями Вахшского района Хатлонской области, расположенного на юге страны, президент Рахмон заявил, что «иностранные разведчики ведут активную деятельность в Таджикистане». Его слова наводят на размышления: насколько это связано с ростом напряженности? Следует ли это воспринимать как «предложение, от которого нельзя отказаться»?

Но все-таки главная цель ИДУ не эта. По мнению Князева, «вероятный уход из южной и центральной части Афганистана в течение предстоящих полутора лет заставляет американцев уже сегодня думать о расширении своего присутствия севернее, в нашем регионе. Ключевой страной здесь является Узбекистан. В отличие от Кыргызстана или Таджикистана внешняя политика Ташкента достаточно непредсказуема. А ИДУ - инструмент влияния прежде всего на Ташкент». Станет ли это «клиническим фактом» - покажет время.

Такой вот международный терроризм. Говоря о нем, Гейдар Джемаль сказал: «Если все это осуществляют исламские террористы, то надо признать, что они являются просто-напросто отделом секретных служб Запада и проводят самоубийственную работу в целях укрепления западного господства над всем миром, в том числе и над его исламской частью». 


Теги:

терроризм

Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!