Горбачев, Солженицын и Путин

Фотография - Горбачев, Солженицын и Путин

Недавно практически одновременно стали известны две резко противоречащие друг другу новости. Во-первых, Михаил Горбачев заявил, что Медведев и Путин увлекают Россию на путь авторитаризма. Во-вторых, Владимир Путин публично одобрил выход сокращенного издания «Архипелага ГУЛАГ» - прославленной антисоветской книги Солженицына – для использования в российских школах.

325 0

Недавно практически одновременно стали известны две резко противоречащие друг другу новости. Во-первых, бывший президент Советского Союза Михаил Горбачев заявил, что Дмитрий Медведев и Владимир Путин увлекают Россию на путь авторитаризма — впрочем, он был явно не первым, кто их в этом обвинил. Во-вторых, Владимир Путин публично одобрил выход сокращенного издания «Архипелага ГУЛАГ» - прославленной антисоветской книги Солженицына – для использования в российских школах, - сообщает ИноСМИ.Ру.

Первую новость западная пресса всецело одобрила. Многие журналисты подчеркивают, что слова Горбачева просто подтверждают то, что мы и без того знаем о нынешнем Кремле – что он насквозь антидемократичен и что к нему нужно относиться максимально подозрительно. Зато вторая заставила некоторых обозревателей занервничать. Они недоумевают, как может такой «ястреб», как Путин, связываться с чем бы то ни было, отдающим непокорностью репрессивному правительству. Многие пишут, что слова премьер-министра были необычными для человека с прошлым сотрудника КГБ.

Возможно, неграмотность нынешних журналистов в вопросах истории следует списать на исступленный круглосуточный ритм работы современных СМИ. Может быть, они, как и прочие, пострадали от повсеместной культуры оболванивания. Но тот факт, что у Путина были хорошие отношения с Солженицыном, пока тот был жив, казалось бы, нетрудно вспомнить – в конце концов, писатель умер меньше трех лет назад. В целом это самодовольное отношение к словам Горбачева, с одной стороны, и недоверие к якобы нехарактерному для Путина одобрительному отзыву об одном из главных в двадцатом веке борцов с тоталитаризмом указывают на еще один возможный источник дремучего невежества многих западных идеологов. Начнем с того, что из Путина и Горбачева только одного избрали на пост президента всенародным голосованием. Восхождение к власти и Путина, и Медведева вызывает множество вопросов, но причин сомневаться в том, что – по крайней мере, на первый срок – Путина действительно выбрал в президенты российский электорат, нет.

Горбачева также – и во многом справедливо – хвалят за то, что он начал процесс, приведший к коллапсу европейских коммунистических режимов, фактическим лидером которых он был. Однако некритическое отношение к нему прессы за границами России скрывает, что во время знаменитых «перестройки» и «гласности» по многим вопросам он занимал крайне недемократические позиции.

В частности можно вспомнить об его агрессивном отношении к попыткам крошечных прибалтийских республик Литвы и Латвии получить независимость в январе 1991 года. В итоге их восстание против Москвы привело к убийству советскими войсками, по некоторым подсчетам, 20 гражданских лиц.

В конце концов, колебания Горбачева, естественные для заложника и сторонника распадающейся единовластной партии, сделали его крайне непопулярным у собственного народа, хотя в тех частях мира, которым не приходилось нести бремя его правления, его продолжали восхвалять как героя.

Сейчас, спустя почти 20 лет после распада Советского Союза, мир продолжает относиться к его словам как к откровению.

Теперь перейдем к Солженицыну и к тому недоумению, которое вызывают «новости» о некоем идеологическом родстве между ним и Путиным, несмотря на явно несерьезное отношение последнего к устоям демократии.

Однако российский писатель - бесспорно великий - никогда не был либертарианцем и всегда считал, что Запад, на котором он прожил в изгнании двадцать лет, безнадежно прогнил. Кроме того, он был ярым монархистом, а его взгляды, скажем, на «еврейский вопрос» показались бы неприемлемыми не только нью-йоркским либералам.

Многие западные комментаторы новостей этой недели, похоже, представляют себе глубоко уважаемых ими бывшего коммуниста Горбачева и сторонника самодержавия Солженицына стоящими бок о бок и в ужасе смотрящими на жестокого Владимира Путина. Более абсурдную картину трудно даже вообразить. Она – яркий пример опасной тенденции рассматривать события в современной России в упрощенном, черно-белом цвете: диссидент против нового воплощения Сталина, архитектор «гласности» против душителя свобод Путина - в девяностые годы бывшего правой рукой архилиберала Анатолия Собчака, когда тот занимал пост мэра Санкт-Петербурга. Кстати, в какой-то момент Путина поддерживали одновременно и Горбачев, и Солженицын.

В России политика парадоксальнее, чем в большинстве других стран. Демократы в этой стране в мгновение ока становятся автократами, революционеры – деспотами. Однако сам факт того, что подобные головоломки удивляют нас, когда речь идет о стране, территория которой охватывает больше временных зон и континентов, чем у любой другой, свидетельствует только о главной беде современного мышления – недостатке воображения. В следующий раз, когда очередной журналист захочет ужаснуться происходящему в России, ему стоило бы хотя бы на минутку задуматься над словами Уинстона Черчилля, сказавшего, что Россия это «окутанная тайной загадка внутри головоломки». Можете сколько угодно называть это высказывание отговоркой, но я предпочту его всей той бессмыслице, которая была опубликована на этой неделе.



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!