США признали ИГИЛ-Хорасан террористической организацией. Комментарии экспертов

Фотография - США признали ИГИЛ-Хорасан террористической организацией. Комментарии экспертов

Фото: today.kz

2290 0

США включили ИГИЛ-Хорасан в список террористических организаций. Как отмечается в сообщении Госдепа, группировка состоит в основном из бывших членов "Техрик-е Талибан Пакистан" и афганских талибов, которые присягнули на верность лидеру ИГИЛ (ДАИШ)* Абу Бакра аль-Багдади. Еще на этапе своего формирования осенью 2014 года организация заявляла о намерении создать государство Хорасан на территории Центральной Азии. Какова степень угроз, исходящих от ИГИЛ-Хорасан для Казахстана, корреспондент Today.kz поинтересовался у экспертов.

ИГИЛ-Хорасан: Миф или реальность

"Введение санкций США в отношении ИГИЛ-Хорасан - это признание того, что организация существует. Зафиксирован факт того, что у нее есть определенная база, и она начинает представлять реальную угрозу, а не мифическую", - считает политолог Марат Шибутов.

Он отмечает, что угроза для центральноазиатских государств все же пока потенциальная. "В отличие от талибов, которые не озвучивали экспансионистские планы за пределы Афганистана, у этой группировки экспансионистские цели. Но надо отметить, что ИГИЛ-Хорасан не является пока главенствующей силой, организация даже не является реальной силой на территории самого Афганистана. Это пока потенциальная угроза", - поясняет Шибутов.

Сомнения в достаточной численности организации для представления реальной угрозы безопасности стран Центральной Азии высказывает и политолог, востоковед, замдиректора КИСИ Санат Кушкумбаев.

"Идеология ИГИЛ, конечно, трансгранична, организация претендует на передел территорий, но при этом, какое количество людей в ее рядах, никто не может сказать точно. Надо отметить, что у организации мощная медиа-индустрия - со своими киностудиями, журналами, сайтами и аккаунтами; де-факто установить реальность данных сложно. "Гуляющие" по Интернету цифры о тысячах боевиков никто проверить не может. Никто их не считал по головам, подтверждений статистики нет", - говорит Кушкумбаев.

Востоковед, специалист по ЦА Александр Князев и вовсе называет ИГИЛ-Хорасан фейковой организацией, которая не может серьезно угрожать Казахстану и даже Узбекистану, имеющему общую границу с Афганистаном.  


"Угрозы того же ИГИЛ (ДАИШ) в нашем регионе очень сильно преувеличены, включая соседние с Афганистаном регионы. Граница Узбекистана с Афганистаном, которая составляет порядка 140 километров, считается одной из самых защищенных в мире благодаря заминированному почти 30 лет назад руслу реки. Угрозы, повторюсь, слишком преувеличены. Их используют в политических интересах для того, чтобы усилить свое присутствие в каком-то регионе. В частности, США снова наращивают военное присутствие в Афганистане. И такое искусственное педалирование угрозы того же ИГИЛ делается с целью обоснования своего присутствия в регионе. Такого же рода специфические страновые интересы преследуют и другие государства", - говорит Князев.

Борьба с ИГИЛ (ДАИШ) как поиск черных кошек в темной комнате

В связи с этим Александр Князев не видит необходимости Казахстану срочно вступать в какие-либо коалиционные международные движения.

"Казахстан – член ОДКБ и ШОС, региональных организаций безопасности, которые выполняют роль в том числе антитеррористических структур в регионе. Не думаю, что необходимо принимать еще срочные и экстраординарные меры в этом направлении. Все угрозы безопасности Казахстана, как и любого другого государства региона, находятся внутри страны. Это прежде всего проблемы внутреннего социально-экономического развития", - считает эксперт.

С ним согласен Санат Кушкумбаев. Востоковед считает, что многие сегодня рассматривают вступление в ряды коалиции с позиции геополитических выгод. При этом эксперт отмечает, что борьба с боевиками ИГИЛ в Сирии проходит на фоне гражданской войны.


"Армией в нашем регионе бороться с ИГИЛ никто не намерен. И вряд ли это возможно. Такой угрозы не представляется. (…) Никакие прямые боевые столкновения, армейские операции противодействия не будут эффективны, они и не предусмотрены сейчас в странах региона. Речь идет о специальных операциях, если говорить о прямом противодействии. Ситуации, подобной в Сирии, не наблюдается. В Сирии - гражданский конфликт, в который вовлечено огромное количество как инсургентов, так и сил из-за рубежа. Зачастую искусственное преувеличение террористической угрозы, особенно в связи с ИГИЛ, многими в мире расценивается как какой-то выгодный фактор. Раз сильные мира сего - Европа, США, даже Россия и Китай - ополчились против ИГИЛ, значит сейчас выгодно встать в ряды борцов с этим врагом, как когда-то было с Аль-Каидой. Такое бинарное мышление легко вписывается в эту логику. Поэтому зачастую медийная кампания вольно или невольно льет воду на мельницу раскручивания бренда ИГИЛ, что дает, наоборот, контрэффект. Или зачастую говорим о темных кошках в темной комнате, когда не всегда они там есть. (…) Сама по себе угроза существует, но не в тех масштабах, о которых зачастую преувеличенно говорят официальные лица либо эксперты", - делится мнением Кушкумбаев.

Угрозы могут возникнуть лишь в случае возвращения казахстанцев, вступивших в ряды боевиков, на родину. Однако политолог уверен, что культурные, религиозные и ментальные различия не дадут моментального эффекта в распространении идей. "Сейчас какой смысл устраивать теракты на голом месте, где нет почвы для того, чтобы продвигать радикальные идеи? В Ираке, Сирии, Афганистане и других ближневосточных странах их деятельность продуктивнее, нежели в периферийной зоне. Даже в Афганистане они сталкиваются с большими проблемами, потому что существуют традиционные факторы резистентности, субкультурные и религиозные; у талибов сильно влияние племенных традиций. О Центральной Азии не говорю. Здесь не будет большого эффекта", - заключает эксперт.

*ИГИЛ (ДАИШ) - организация, признанная террористической в РК



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!