2661

Я никогда не был өзінше - Сон Паскаль о музыке, девушках и бизнесе по-казахски

Итальянский певец вернулся в Алматы.
Фотография - Я никогда не был өзінше - Сон Паскаль о музыке, девушках и бизнесе по-казахски Фото: ©Владимир Третьяков

Помните шутку из Интернета: "Настроение - бросить все и уехать в Казахстан"? В жизни нашего героя пять лет назад произошла именно такая ситуация. 

Он - исполнитель хита "Жаным сол", один из известных иностранцев, говорящих на казахском языке, 30-летний итальянец, талантливый артист и просто обаятельный парень.

О религии, казахских девушках, дружбе со Скриптонитом и о том, как казахстанцы воруют деньги в шоу-бизнесе, корреспондентам Today.kz рассказал Сон Паскаль.

Фото -

- Почему ты вернулся в Казахстан?

- Каждый раз я возвращаюсь в Казахстан, потому что я устал от Италии. Я был очень рад вернуться. В этом году я очень много летал. Это больше чем хобби, если честно: жизнь в самолете, на параплане. Я стал пилотом, купил свой самолет.

- Откуда такая тяга к небу?

- Очень вдохновляет. Да и после пяти лет жизни здесь мне захотелось немного поменять свой стиль жизни. Все эти блогеры, которые ездят на дорогих машинах и одеваются в брендовую одежду, - я думаю, это не так круто. 

Я решил пойти на большее: мне не нужен Bentley - у меня есть самолет. И это не для понтов, а для удовольствия. 

- Слушай, ну, это же опасно. Как семья относится к этому твоему увлечению?

- Мой папа в 1986 году купил маленький самолет-кукурузник популярного актера "спагетти-вестернов" Бада Спенсера, который недавно умер. Он - легенда, и этот факт меня очень вдохновил. Я подумал, что хочу быть, как папа и как Бад Спенсер. Конечно, самолеты дорогие. Ты можешь купить его за 10 тысяч долларов, но ты упадешь. Надо минимум 50, чтобы было достаточно безопасно.

Фото -

- Ничего себе. А какие у вас с папой отношения?

- У меня всегда был конфликт с папой. Это тот мужчина, который никогда не скажет тебе "Молодец!". С детства я смотрел на него и говорил: "Мне не нравится, что ты меня никогда даже не поцелуешь". Когда я стал старше, мы стал вместе летать, но один раз поругались, когда вместе пилотировали вертолет... Я очень сильно люблю папу, он очень умный человек, но я не могу жить с ним. Поэтому уехал из Италии, когда мне было 17. Рим, Милан, Лондон...

- 17-летнему тебе было страшно?

- Было. Но у меня были и веские причины, чтобы уехать. У нас менталитет очень закрытый: представь 17-летнего парня из Шымкента, из хорошей семьи, который не хочет заниматься тем, чего хотят родители. Я был таким. Было сложно. В Лондоне я вообще был последним гастрабайтером. 

Я играл в cover-группе The Beatles. Был Джоном Харрисоном, прикинь. Ты понимаешь: итальяшка, который играет битлов для английской аудитории! 

Два года мы работали так, а потом я познакомился с девушкой-казашкой, которая пригласила меня сюда. И я все бросил.

- Как в твоем родном городе отнеслись к тому, что ты уехал в Казахстан?

- Сначала очень скептично. У них был совсем другое мнение о Казахстане. Я очень много работал, чтобы оно менялось.

- Ты про проект "Паскалистан", где показывал нашу страну и рассказывал о ней?

- Ты его знаешь? Спасибо. Только ваши министры не знают про него, потому что никогда не звонили и не говорили "Рахмет". 15 миллионов итальянцев знают "Паскалистан". У нас было два сезона о том, как я жил в Казахстане. Это были огромные проекты и сумасшедшие приключения. Все ради Казахстана - я ничего не получил с этой программы, она просто стала популярной в Италии. 

Фото -

- На какие деньги ты снимал этот проект?

- Это был итальянский телеканал. Им стало интересно, потому что после "Бората" всем стало интересно: как в Казахстане на самом деле.

- Когда ты ехал сюда, думал, что здесь все, как в Борате?

- Нет. "Бората" снимали в Румынии, и он не против Казахстана, а против тупости американцев.

- Недавно был случай, когда граждане Чехии переоделись в купальники Бората в Астане и их за это оштрафовали.

- Ну, мамбеты есть везде. Даже в Чехии.

Я на самом деле в Казахстане мамбетов ни разу не встречал. 

Все о них говорят, а я не видел. Покажите мне хоть одного! Я знаю, что они сидят на корточках и постоянно кушают семечки, но я за все время никогда такого не видел! 

Фото -

- Ты изменился за эти пять лет в Казахстане?

- Я, наверное, не могу говорить о том, насколько изменился. Конечно, популярность меняет. Но даже она меняет не так, как ситуация, в которой я потерял друзей, деньги и вдохновение. Когда ты встречаешь плохих людей, ты становишься слабым, а потом - сильнее. Но иногда эта сила приносит цинизм, а я ведь был мальчиком, который смотрит в облака... Да я и сейчас такой. 

Но надо быть son of a bitch, чтобы быть успешным. Сейчас я не доверяю людям так, как раньше. Но я никогда не был өзінше и никогда не буду. 

У меня даже нет причин, чтобы стать таким.

- Слушай, но невозможно же вечно быть на позитиве?

- Конечно, у меня бывают очень плохие моменты. Особенно они были в Казахстане. Не каждый раз что-то получалось. После "Жаным сол" я вообще выпустил ужасную песню, даже не помню, как она называется. Была депрессия, были плохие менеджеры. Я сменил 15 менеджеров за пять лет. Не все из них были хорошими, крали деньги. Музыка - это бизнес. Здесь Восток, и вы сами придумали базар. Но на юге Италии, в принципе, так же. В прошлом году мне было очень трудно. Думаю, если бы я не летал, то вообще ушел бы в себя. Наверное, Казахстан - это первое место в мире, где самый высокий процент самоубийств среди молодежи. Здесь можно жить как очень хорошо, так и очень плохо. 

Фото -

- Так почему ты сюда возвращаешься?

- У меня здесь есть все. Бывают трудности, но все остальное - позитив: люди, которые меня любят, вдохновение, музыка, горы, бешпармак... Я нашел себя как артист и человек, и Казахстан очень помог мне в этом. Я никогда его не брошу, даже после того как один дешевый журнал написал, что я кинул Казахстан. 

Это было как нож в спину. Из-за этого я потерял очень много работы. 

Но это жизнь. Она такая для всех. Я не единственный человек с проблемами. Я very lucky (везунчик - Прим. автора) и умею зарабатывать.

- А где можно больше заработать: в Казахстане или Италии?

- В России. Там огромный рынок, я хочу туда, но пока не готов. Я очень самокритичный и знаю это. Сказать, что я крутой - нельзя. 

- Ну, раз уж о бизнесе: почему вы решили сотрудничать вместе с Галымжаном Молданазаром?

- Это был не бизнес, это было удовольствие. 

В 2013 году три чувака сидели на студии: один из них был аранжировщиком - Адиль, который теперь Скриптонит, другой - новый казахский писатель - Молданазар, и один итальянец - я. Мы вместе писали "Жаным сол". 

А песню "All махаббат" я писал, когда был очень расстроен после фото сирийского ребенка, который сидел в "скорой помощи". Это было ужасно. Мы каждый день ругаемся, нам не хватает новых часов или обуви, а там умирают люди. И нам, в принципе, на это пофигу. Когда случается теракт в Англии или Америке, все говорят: "Ужасно", "Je suis Charlie", "Je suis Paris", а когда убивают людей в Сирии - нам все равно. Так нельзя. Я как итальянец чувствую себя виноватым. Терроризм - это не только мусульманский экстремизм. Это не религия, это фанатизм.

Фото -

- Ты сам - религиозный человек?

- Нет. Вообще.

- Почему? 

- Я устал от этого. Церковь - это политика в Италии. Это сила, это богатство. 

Я ненавижу человека, который говорит: "Живите мирно и любите друг друга", когда он сидит на золотом троне. 

Вот последний Папа - он крутой. да. Он более скромный. Он мне нравится как политик, но никто не может управлять душой... Я вырос в церкви. Первый раз играл на гитаре в церковном хоре. Там были хорошие телочки... Я не всех перецеловал (смеется). Мне было 15 или 16 лет. Было круто, потому что я ради девушки учился классической музыке. А после церкви сразу были The Beatles.

- Кстати, здесь распространено мусульманство. Как ты к этому относишься?

- Это хорошо. Саламалейкум. 

Сам иногда хожу в мечеть. 

Не сколько для религии, потому что не знаю все слова Корана, но я очень люблю ту энергию и силу, которая там есть. Даже когда в Астане очень холодно, и в мечети нету места. Мы с Ануаром (Нурпеисовым - Прим. автора) много раз были на жұма-намаз. Для меня это как медитация, и это очень важно. Мусульмане здесь очень умные и мирные люди. Это очень хороший пример, потому что есть и обратная сторона медали.

- У тебя есть свое жилье в Казахстане?

- Если честно, я не знаю, где живу, потому что мой чемодан в Москве. Здесь у меня рюкзак с парой трусов и свитерами. Параплан в Италии, а я такой бездомный. Я везде арендую жилье. Дом есть только в Италии - это дом моей семьи. Я еще не решил, где хочу осесть. Рано.

Фото -

- Сколько ты берешь за выступление на свадьбе?

- Около миллиона. На самом деле Кайрат Нуртас возьмет в три раза больше, и он споет под плюс или минус. Я считаю, что это не творчество. Это просто обман. Я всегда пою и играю вживую. Иногда даже ругаюсь, если честно, потому что хочу живого выступления. 

- Ну, это же шоу-бизнес... А как ты к Баян Есентаевой относишься? Она у нас тренд...

- Очень хорошо, правда, мы незнакомы, но я уважаю ее как человека. В плане работы она - не мой формат. Она - Lamborghini, а я люблю Ferrari. Она крутая, очень красивая женщина. Но не единственная красивая здесь! Я обожаю Розу Рымбаеву. Она красивее (смеется).

- В какой стране девушки лучше?

- Здесь девушки лучше, потому что здесь очень интересный многонациональный микс. И воспитание женщины очень хорошее. В Италии женщины не поняли смысла феминизма и дали ему другое значение. Я сам феминист, и выступаю за равные права между мужчинами, женщинами, геями и лесбиянками.

Фото -

- В Казахстане ведь все не так просто с сексуальными меньшинствами. К ним не очень хорошо относятся.

- Это их проблема. Здесь я живу по казахстанским законам, в Италии - по итальянским. Нужно уважать культуру и законы страны. Если я гей (хотя я не гей) и пытаюсь поцеловать парня на улице - я дурак. Я даже девушку не поцелую на улице - это очень интимные отношения. Я не люблю гей-парады, потому что они значат гей-гордость. 

Гомофобия - это проблема. Но она не значит ненавидеть геев. Она значит - бояться их. 

Я даже пытался думать: "Хмм... может, этот чувак мне нравится? Неееет". Нужно анализировать себя без страха. Я знаю, что я не люблю сыр и не заставляю себя есть его.

- Ты рассказывал, что встречаешься с девушкой из Казахстана. Вы еще в отношениях?

- Да.

- Они стали серьезнее?

- Для казахстанцев серьезно - значит свадьба. Несерьезно - dating (свидания - Прим. автора). Я посередине. Даже если ты женат и потом гуляешь с другими женщинами - ты не можешь сказать, что это серьезные отношения. Это внутреннее решение - гулять с другой девушкой или нет. Оно напрямую соотносится с любовью. Я люблю, поэтому не делаю этого. Сложно, очень сложно, потому что много красивых девушек здесь, но это уже другой разговор. Я не хочу потерять своего человека. Мы вместе четыре года. Мы любим друг друга, она младше меня и у нее свой рост: университет, учеба. Сейчас она живет в Милане. Я очень терпеливый. Асықпа.

Фото -

- Как ее родители отнеслись к тому, что ты старше и иностранец?

- Очень хорошо. Они крутые, и я их очень уважаю. Это старая тема - я понимаю, почему ты спрашиваешь. Но come on, Казахстан - единственная по-настоящему трехъязычная страна. Я себя чувствую если не казахстанцем, то казахом - точно. Традиции - это хорошо. Но даже католическая церковь меняется: они понимают, что не могут жечь людей, если они не веруют. 

- Твои родители с ней знакомы?

- Да, все "чики-чики". Они любят ее. Она очень хорошо говорит по-итальянски, даже на неаполитанском диалекте.

- А ты стал лучше понимать казахский?

- Я намного лучше понимаю и говорю, но я никогда не хотел быть послом казахского языка в мире. Меня иногда пытаются привлекать. Это здорово, что я пою на казахском. К последней песне я даже слова сочинил, когда моему автору не хватило идеи. 

Я никогда не придавал языку политической или пропагандистской важности. Ваши политики и депутаты получают за это зарплату, поэтому я считаю это их работой. 

А я пою то, что мне нравится. "All махаббат" стала такой стеной между старым и новым. 

- Ты слышал, что казахский алфавит будут переводить на латиницу?

- Угу. Она поможет иностранцам выучить казахский язык.

- Видел вариант с апострофами?

- Да. Ужас. У нас есть хорошие примеры: азербайджанский, турецкий. Зачем делать что-то особенное? Понимаю, это политика, но в жизни это будет сложно. Все эти апострофы - это фигня, если честно. Но, извини, ведь все так думают. 

- Тебе предлагали сменить гражданство на казахстанское?

- Да, но я родился в Италии, и у меня гордость итальянская. За два года в Англии у меня не появилось ни одного друга, а здесь, наверное, за месяц - 10. Казахстан - это мой второй дом. 

Фото -

Загрузка...