5263
1

Опоздания, горы и аким Караганды. С чем столкнулась певица Хелависа в Казахстане

Солистка группы "Мельница" Наталья О’Шей и гитарист Сергей Вишняков впервые отыграли концерты в Караганде и Алматы.
Фотография - Опоздания, горы и аким Караганды. С чем столкнулась певица Хелависа в Казахстане Фото: © Владимир Третьяков

На улице казахстанских поклонников творчества российской группы "Мельница" праздник. Дороги, как и поется в их песне, "сплелись в тугой клубок влюбленных змей" и привели артистов в Караганду и Алматы - это первый "мельничный" тур по Казахстану.

Дуэт Натальи и Сергея известен под цифрой "36,6": ровно столько струн на их инструментах - 36 на арфе Хелависы и еще шесть у гитары Сергея.

О национальных опозданиях по-казахски, акиме Караганды, триязычии в Казахстане и новом клипе Наталья О’Шей поговорила с корреспондентом Today.kz перед концертом в Алматы.

Фото -

- 2018 год, Хелависа в Казахстане. Почему казахстанские фанаты чуть ли не 20 лет ждали приезда "Мельницы"?

- Попробуйте сами ответить на свой вопрос. 

Как вам нравится: "Я не хочу приезжать в Казахстан, понимаете, никогда. Меня вынудили, наручниками приковали к самолету, и теперь я здесь". Так пойдет? По-моему, не очень.

Следующее: "Я сама тщетно искала площадку и хоть одного поклонника в Казахстане, и не нашла". Так тоже что-то не то. Значит во что у нас все упирается? Все упирается в желание местных промоутеров привезти артиста. Если промоутер считает, что некий артист в новой стране соберет достаточное количество публики, чтобы выгоду получил и артист, и он сам как промоутер-координатор и промоутеры на местах, тогда мы начинаем разговаривать. Всегда инициатива поехать в какую-либо страну исходит не от артиста. Так бы я с удовольствием каждый месяц каталась в Израиль или Грузию, и, конечно, приехали бы мы в Казахстан намного раньше, но в связи с развитием музыкального рынка, и здесь, и в России, только сейчас стало понятно, что такие риски на себя ребята брать могут.

- Вчера прошел концерт в Караганде. Как оцениваете уровень организации?

- Площадка прекрасная, публика замечательная, организация – очень "на расслабоне".

- Чему нужно научиться нашим организаторам и промоутерам?

- Быстроте реагирования. Если заказано две машины определенной конфигурации на определенное время, они там должны быть.

- Может, вы слышали о том, что это особенность "казахской национальной пунктуальности": здесь всегда все опаздывают?

- Ну когда ты предполагаешь, что от твоего опоздания или неопоздания зависит удовольствие других людей, с этим немножко сложнее становится. Но, действительно, мы с этим столкнулись вчера.

Фото -

Нам пришлось задержать начало концерта в Караганде аж на полтора часа. Там пришли "ходоки к Ленину": местные недовольные карагандинцы пришли к акиму и задавали ему всякие неудобные вопросы.

И он решил все это дело превратить в народные дебаты и устроить их на площадке, где у нас должен быть концерт. Вот так вот.

- Насколько я поняла из ваших предыдущих интервью, вы любите горы?

- Очень.

Фото -

- А как вам наши, алматинские? Успели ли вы их вообще увидеть?

- Конечно. Сегодня хорошая погода, очень красиво, и жалко, что мы здесь так ненадолго.

- Вас уже успели накормить национальной кухней?

- Ну я сама себя накормила. Мы сами себя кормим: у нас суточные.

Понятия "поляна" у нас не существует.

- Сегодня вышел официальный клип на песню "Поверь". В нем много мистики, много полотен. Чья была идея?

- Да-а! Собственно, мы полдня были заняты его выкладыванием (…) Мы с Сергеем решили, что будем снимать клип на песню "Поверь" - условно, песню про ворона. Дальше мы решили, что раз уж песня про птичку, то у нас там должна летать наша подруга – Лена Петрикова из театра Запашных, потому что она с нами уже много раз работала: летала на полотнах на сценах концертов и сама хотела сняться в клипе. Мы принялись писать сценарий. Сначала там не должно было быть ничего, кроме нас и летающей Лены, но потом поняли, что чего-то не хватает. Мы поехали на гастроли в Санкт-Петербург, где находится заброшенная церковь Анненкирхе, куда нам удалось получить доступ. Сняли за две ночи: привезли съемочную группу, мясо для ворона, подвес, чтобы Лена летала. Ворона привезли, гримера.

- Наталья, вы ведь не только артист, но и лингвист. На скольких языках вы говорите?

- Русский, английский, французский, ирландский. Немецкий у меня плохой, испанский – еще хуже, датский я немножко подзабыла. Исландский и ряд древних языков.

- А ваши дети? (у Натальи и Джеймса О’Шей две дочери - Нина Катарина и Уна Тамар. – Прим. автора).

- На трех. На русском и на английском как на родных, потому что они билингвы, и они учат в школе немецкий.

- Вопрос к лингвисту: здесь государственный язык – казахский, официальный – русский. Насколько такая ситуация выгодна казахскому языку?

- Я считаю, что это абсолютно нормальная ситуация для современного мира, потому что есть масса стран, где существует по два государственных языка, и еще масса стран, где распространение языка-доминиона, которым в данном случае является русский, способствует интересу к родному языку. На мой взгляд, ничего страшного в этом нет.

Фото -

- Кстати, о языках и детях. У нас в школах активно пытаются внедрить политику триязычия: казахский, русский и английский.

- Ну это вообще круто.

- Сколько времени нужно обществу, чтобы прийти к свободному владению тремя языками?

- Это зависит, в первую очередь, от желания. Во-вторых, от способностей. Третье – от того, насколько социум предоставляет возможности. 

Возможности какого-то интересного времяпрепровождения только на казахском языке или какой-то прикольной истории только на русском языке. Должны быть так называемые крючки.

Как мы учим детей-билингвов: папа говорит только по-английски, мама говорит только по-русски, а в садике, допустим в Женеве, они говорили у меня только по-французски. Кстати, французский у них до сих пор в пассиве. То есть им было для чего учить все три языка. Соответственно, здесь та же история. Если получится, что человеку потребуются в повседневном общении все три языка, то естественно, появится стимул ими заниматься. Надеюсь, что это хороший проект.

- Раз уж заговорили о ментальности и изменениях. "Мельницу" позиционируют как фолк-группу. Как мне кажется, с альбома "Ангелофрения" стиль начал сильно меняться. Кто вы сейчас и что играете?

- Мы играем фолк-рок. Именно тот, который мы хотим сделать. Собственно, как раз перед началом "Ангелофрении" в группу пришел Сергей Вишняков, с которым мы стали с тех пор очень успешно сотрудничать, и очень во многом его работа как гитариста-аранжировщика определила движение звучания. А когда мы уже стали вместе писать песни – стало совсем интересно. Пока что там и продолжаем.

Фото -

- В песнях альбома "Химера" использованы звуки природы и животных. Откуда это пришло?

- Да! Мы использовали всякие звуки еще в "Алхимии", и мы решили продолжить эту историю и в "Химере". Но тут уже хотелось немножечко пошалить, поэтому у нас жабы квакают в начале "Голубой травы", собачки лают в конце "Кицунэ", скрипит колесо. Плюс еще первая пластинка завершается звуком скрипящей пластинки, а вторая им же начинается.

- Есть единый портрет вашего слушателя?

- Нет. Потому что публика за последние годы очень выросла, новые поколения подросли. Сейчас, я знаю, очередное поколение школьников подвалило. Но при этом и старшие поклонники продолжают нас слушать. Поэтому все это очень зыбко.

Фото -

Фото -

- В чем заключается этот секрет "Мельницы"? Начать с небольших площадок исторических и реконструкторских клубов и дорасти едва ли не до мейнстрима?

- Мы всегда хотели поработить мир (смеется).

Фото -

Фото -

- Должен ли артист хайповать?

- Да, должен, конечно. Нужно, когда у тебя происходят какие-то инфоповоды, концерты, программы, иметь обратную связь со своими поклонниками или эти инфоповоды создавать. Можно, если угодно, использовать самого себя или свои поступки, внешность, высказывания и в эти инфоповоды превратить. 

Форм хайпа очень много. И совершенно необязательно это должен быть эпатаж. 

Даже мой вполне безобидный, казалось бы, темно-синий цвет волос у некоторых товарищей до сих пор вызывает какие-то взрывы в мозгах, и они пишут в комментариях: "Я не стану ее слушать, пока она не перекрасится в нормальный цвет".

Фото -

- А как вы к этому относитесь?

- Да чтоб я тратила время на всех чудаков…

Фото -

Фото -

Загрузка...
  • von Kondr
    Кирха св. Анны не "заброшенная", а просто пока не отремонтированная. Приход существует, богослужения проходят. Хотя собирающаяся там публика и схизматики, но наши - поэтому ,как говорил один знакомый отставной рэкетир - "Пусть будут."