Бота Жуманова о нападавшем: "Мне его жаль"

Фотография - Бота Жуманова о нападавшем: "Мне его жаль"

Фото: ©Айнаш Ондирис

Журналист Бота Жуманова дала откровенное интервью Today.kz.

10363 0


Кадры с жестоким избиением журналистки Боты Жумановой шокировали общественность – казахстанцы пристально следили за развитием событий. СМИ распространяли информацию о госпитализации девушки, поиске преступника и, наконец, о его аресте. На связь пострадавшая выходила крайне редко: лишь однажды она обратилась к неравнодушным, поблагодарив всех за поддержку, а 4 ноября встретилась с журналистами - бодрая и с улыбкой. Все это время Бота Жуманова сотрудничала со следствием, поэтому вопросы, касающиеся хода расследования, остались без ответа. Корреспонденту Today.kz Бота Жуманова рассказала об очной ставке с подозреваемым.

О ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ

- Журналистика входит в ряды опасных профессий. Ты осознанно выбрала этот путь, как стала финансовым обозревателем?

- Мне 34 года, из них в журналистике я работаю с 18 лет, можно сказать, почти полжизни. В детстве я мечтала стать юристом, если быть точнее, то с пятого класса хотела быть адвокатом, работать с правовой системой. Сейчас учусь в магистратуре Каспийского, в школе права "Адилет". Все-таки хочется реализовать эту мечту. Думаю совместить журналистику и блогинг с законодательством, и думаю, что все получится удачно. Последние 1,5 года я работала с финансовой аналитикой, исследованиями банковского рынка. Полагаю, что это также было хорошей основой для публикаций и для того, чтобы лучше понимать, что происходит на финансовом рынке. Что касается вопроса, то, к сожалению, в Казахстане журналистику можно причислить к опасным профессиям. Десятки моих коллег делились со мной историями нападения на них. И я сейчас осознаю, насколько такие массовые вещи недопустимы.

- Расскажи о своем профессиональном пути.

- В начале 2000-х годов я окончила Карагандинский государственный университет, факультет журналистики. Когда я была на втором курсе, ректор пригласил меня на работу в штат, поскольку на тот момент вместе с друзьями-одногруппниками мы уже открыли свой пресс-клуб в университете и создали свою телепрограмму. Все эти проекты профинансировал ректор, когда я смогла доказать ему необходимость этого.

После университета полтора года, по совету друзей, я проработала в карагандинской газете; после переехала в Алматы, где опять же друзья предложили работу переводчика с итальянского на съемках фильма "Кочевники". В 2004 году по окончании телепроекта меня пригласили на работу в газету "Суббота+", где я отвечала за подготовку материалов в экономический блок. Через полтора года выиграла грант и уехала в Милан на обучение по магистерской программе "Деловая журналистика и связи с общественностью". В Италии провела полгода, получила колоссальный опыт, поскольку все, кто преподавал, были звездами профессии в буквальном смысле этого слова.

- Наверняка всеми направлениями журналистики было сложно заниматься после поездки в Италию?

- Писать про криминал в понедельник, во вторник - про образование, а в среду - про культуру мне было неинтересно сразу. Уже до учебы в Италии я поняла, что мне интересно заниматься бизнес-журналистикой. После возвращения в Алматы по счастливой случайности я познакомилась с Олегом Хе. Так я вошла в команду, которая создавала проект "Бизнес и власть". У нас была сильная команда профессионалов, и мы окупили проект за девять месяцев. За несколько лет работы в издании я выросла из штатного журналиста до заместителя редактора и полностью отвечала за темы финансового рынка. Мы проводили много экономических исследований и расследований. Они классные, потому что там - одни факты, потому что цифры - упрямая вещь. Доказать, что вместо фирмы, на которую зарегистрирован крупный пакет акций одного из банков, де-факто стоит какая-то заправка, несложно. Во время работы в "Бизнес и власть" я познакомилась со всеми "тяжеловесами" из банковского мира. В 2007 году мне предложили создать и построить пресс-службу в тогда еще "Каспийском банке". Одним из моих условий было следующее: "Если вы будете брать "откаты", то я буду первой, кто сообщит об этом в службу безопасности". На следующий день мне позвонили и спросили, могу ли я прямо завтра выйти на работу. Это сразу показывает ценности людей, которые предлагают вам вместе работать. В Kaspi я проработала семь лет, и благодаря прогрессивности менеджмента мы смогли реализовать очень много интересных проектов. К примеру, мы инвестировали более нескольких миллионов долларов в создание самого крупного в СНГ журнала "Просто о финансах", качество и тираж которого превосходил объемы Издательского Дома "Коммерсантъ".

Последние два года я занимаюсь развитием инновационных стартапов, начиная от привлечения инвестиций в них. Совместно с друзьями мы также развиваем портал по поиску казахстанцев с высоким потенциалом развития - HiPO.kz, а также помогаю выстраивать коммуникации для бизнеса, который уже выходит на более глобальный уровень.


- Где можно увидеть твои статьи?

- Мои статьи – наверное, это слишком громко сказано. У меня есть блог на казахстанской блог-платформе Yvision, скоро запущу его на платформе HiPO.kz, ссылки я уже публикую в своих аккаунтах в Facebook, Twitter. Меня сложно назвать контент-серфером, который пишет заметки по каждому резонансу в стране, будь то Алиби Жумагулов или упавший лайнер. Мне интересен только бизнес, финансовый рынок, рынок недвижимости, валютный рынок, экономика и инновационные стартапы. Несмотря на землетрясение или метеорит, в моей ленте вы увидите только темы, которые мне интересны. Не думаю, что у меня большая аудитория в Казнете, потому что мне не очень интересен массовый рынок. Я ориентируюсь на тех людей, у которых высокий уровень платежеспособности, кому интересно принимать правильные финансовые решения, и тех людей, которые имеют влияние. Интересно, что я никого в жизни не "банила", так как не пересекаюсь в негативных комментариях с кем-либо. Очень внимательно смотрю все профили, чтобы потом не терять свое время, - друзья в Интернете проходят жесткий отбор.

- Бота, связываешь ли ты нападение со своей профессией?

- Я могу только догадываться, однако все мои знакомые из корпоративного сектора после нападения звонили мне и беспокоились о моем самочувствии. Приятно ощущать заботу тех, с кем когда-либо работал или работаешь сейчас. В целом я хочу сказать, что получила колоссальную поддержку от своих коллег, друзей, родных и даже незнакомых людей. К примеру, недавно в городском кафе ко мне подошли трое незнакомцев и выразили поддержку. Это невероятное чувство: ощущать такую теплоту и поддержку даже от людей, которые вас не знают и понятия не имеют, какой вы человек.

Меня также удивило, что бизнесмен, с которым я не была лично знакома, развернул акцию по сбору денег, и неравнодушные граждане откликнулись. В результате мне передали 500 тысяч тенге. Эти деньги я отдала на благотворительность, на поддержку проектов, связанных с детьми-инвалидами. Просто я действительно в них не нуждаюсь.


- Что ты вынесла из ситуации с нападением?

- Я поняла, что не могу жить в страхе. Это плохое чувство. Сейчас мой знакомый парковщик возле дома встречает меня и провожает до подъезда, где уже ждет сестра. Забавно, что такую взрослую девочку передают из рук в руки, но маме так спокойнее, это главное. Родители, как всегда, наверное, в таких случаях переживают больше всего.

О НАПАДЕНИИ И ПОСЛЕ

- В СМИ говорилось, что ты потеряла память после нападения, то есть не помнишь подробности тех дней...

- Запомнилось только то, что я возвращалась из университета, где учусь в магистратуре. Я подъехала к дому, припарковала машину и пошла к подъезду. Видео, опубликованное в Интернете, я не видела, потому что не могу смотреть никакие сцены насилия. Помню вспышку, когда стою перед дверью, мне долго не открывают - маленькая племянница замешкалась. Жму на домофон и слышу в ответ протяжные звуки, дальше - провал. Очнулась я только через два дня в больнице, где сразу же спросила, какой сегодня день.


- Преступник сломал тебе нос. Когда планируешь операцию?

- У меня нулевая терпимость к боли, "вживую" я операцию не перенесу, это уже понятно. Делать полный наркоз нельзя, поскольку после сотрясения есть высокие риски. Наверное, выровняю его через годик, сейчас это не приоритет. Я очень благодарна своим близким и друзьям, которые поддерживали меня в больнице и все это время. Забавно: кто-то из друзей вспомнил, что мы учились с Геной Головкиным в одной школе (он на класс младше меня), и сказал: "Бот, ты же старше Гены Головкина, а такие не сдаются" (смеется).

Следствие тоже приятно удивило. Я, наверное, одна из немногих, кто видел воочию главу криминальной полиции.

- На очной ставке с преступником что ты сказала ему в первую очередь?

- Я задала ему вопрос: "Гордишься?" Он помолчал и ответил: "Нет". Мне его жаль: молодой человек без работы, единственный интерес - бить кого-то. На очной ставке моей основной целью было собрать картинку воедино. Для себя сделала вывод: зачем проклинать молоток, когда он был в руке у кого-то? Он же простой инструмент. Я не считаю нужным предъявлять ему материальные претензии, мне не нужно от него никаких денег.

Скоро следствие должно закончиться, после чего меня уведомят и передадут все материалы дела. Про преступника знаю, что он из Жаркента, на очной ставке говорил на казахском языке, хотя прекрасно знает русский. При мне он щелкал пальцами, пытался отмолчаться. Обычный парень с периферии.


- Ранее случались ли с тобой похожие страшные инциденты? Ты говорила, что росла в криминальном районе. 

- Если вы растете в криминальном районе, то без этого не обойтись. В классе седьмом-восьмом, когда шла с одноклассницами из школы домой, к нам пристала группа девушек намного старше нас. Тогда мои приятельницы сбежали, а те четверо избили меня так, что я потеряла сознание и пришла в себя только вечером. Прохожие просто боялись подойти, полицию, видимо, так никто и не вызвал. Добралась до дома сама, а на следующий день моя сестра собрала всех наших друзей, своих друзей, и мы самостоятельно провели "поисковую операцию". В итоге нашли всех и решили с ними вопрос самостоятельно (смеется).

О СЕМЬЕ

- Ты говорила, что родители очень боятся за тебя, не решили ли они переехать к тебе поближе, в Алматы?

- Я всех, кроме папы, уже перевезла в Алматы. Отец до последнего сопротивляется. На следующей неделе поеду его "упаковывать" и перевозить сюда. За 12 лет в Алматы я купила квартиру, в которой живут родные. Буду думать о покупке второй. Сейчас, в период кризиса на рынке, лучшее время для покупки. С другой стороны, хочется оставаться мобильным человеком, чтобы по требованиям своих проектов можно было запаковать чемодан без долгих раздумий, уехать работать на других рынках. Это перспектива 2016 года.

Я не из богатой семьи, мой отец всегда был в директорате карагандинских заводов, но мы жили очень скромно. Отец, как советский человек, очень честный, поэтому на протяжении 15 лет мы все жили в однокомнатной квартире. Нас на маленькой площади было пятеро: я, мама с отцом и две младшие сестры. Не забуду случай, когда в девяностых годах отец лишился работы и, чтобы прокормить нас, устроился охранником в продуктовый магазин. Представляете, с позиции директора завода до ночного сторожа? Это время, когда в Караганде не было тепла, света, денег, все выдавали какими-то товарами, и потом люди обменивались ими.

Так вот, работая сторожем, папа ночью тайно запускал нас в магазин, открывал коробки с печеньем, собирал обломки, крошки, которые оставались после транспортировки. Хотя бы так он хотел нас порадовать. Однажды мы умяли целые пряники, мы все ведь были в возрасте 6-12 лет - совсем дети. Отца на следующий день уволили. Но меня этот случай заставляет уважать его безмерно, поскольку я знаю, насколько он гордый человек.


- Ты знакома со многими чиновниками и банкирами страны, расскажи свою самую незабываемую встречу?

- Наверное, одна из первых таких больших встреч - та, когда в 18 лет я, студентка второго курса, по своим проектам приехала в Астану для знакомства с Даригой Назарбаевой. Тогда она была главой "Хабара", и это был очень продвинутый канал. Помню, что просто подошла к ней в коридоре, представилась и сказала: "У меня есть пять студентов факультета журналистики, и университет готов заплатить за прохождение ими практики на канале "Хабар". Дарига Нурсултановна поручила решение вопроса директору канала, который дал свое одобрение. В итоге, правда, слово не претворилось в дело. Жаль, все эти ребята - сейчас одни из самых классных специалистов по ТВ. 




Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!