1878

Медики не признают вины в смерти пострадавшей в ДТП молодой жительницы Алматы

На данный момент врачи находятся на свободе под залогом.
Фотография - Медики не признают вины в смерти пострадавшей в ДТП молодой жительницы Алматы Фото: today.kz

В Алмалинском районном суде Алматы заслушали последнее слово медиков, которых обвиняют в ненадлежащем выполнении служебных обязанностей, повлекшем смерть девушки, передает корреспондент Today.kz.

Врачи, дежурившие в ночь на 24 сентября 2012 года в БСНП Алматы, обвиняются согласно пункту 4 статьи 114 Уголовного кодекса РК (в редакции 1997 года) "Невыполнение или ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинскими работниками, вследствие небрежного или недобросовестного отношения к ним повлекшее причинение смерти лицу". Во время выступления обвиняемые хирург Марс Байниязов, анестезиолог-реаниматолог Бахтияр Бектурсинов, травматолог Жангельды Сулейменов вины не признали. Они единогласно заявили, что оказывали помощь поступившей пациентке Диляре Агиешевой, но операцию не успели сделать из-за ее смерти. На данный момент врачи находятся на свободе под залогом и продолжают работать в разных больницах города.

5 октября 2016 года в Алмалинском районном суде Алматы прошло первое предварительное слушание по делу врачей. 

По материалам дела, в ночь на 24 сентября 2012 года 22-летняя Диляра Агишева, ее друг Рустам Байсултанов везли мать девушки Светлану Шакирову в аэропорт, двигаясь на BMW на зеленый цвет светофора по улице Фурманова. На улице Толе би в их автомобиль врезался Mersedes, в салоне которого находились курсант Академии МВД Жасулан Канарбаев, еще один курсант и младший брат одного из них. Все они скончались на месте. Светлана Шакирова была госпитализирована в городскую больницу №12 Алматы, Диляра Агишева - в больницу скорой неотложной помощи. Отец скончавшейся девушки Фархат Агишев утверждал, что его дочери не была оказана должная медицинская помощь, в результате чего, как он считает, она и погибла в стенах БСНП. 

"Я не считаю, что летальный исход был неизбежен, если бы врачи оказали помощь по протоколу. Я уверен, что никакие реанимационные действия ей не оказывались, не была заведена даже медицинская карта. Также врачи затратили большое время на то, чтобы определить группу крови, когда могли бы сразу попытаться остановить внутреннее кровотечение, сделать операцию. Мне удалось доказать, что моя дочь скончалась в стенах БСНП, хотя в заключении судебно-медицинской экспертизы за подписью эксперта Шаменовой указано, что Агишева скончалась на месте ДТП. Когда я приехал в больницу, я нашел свою дочь в комнатке возле приемного покоя, которая вообще не ориентирована для содержания пациентов. Моя дочь звонила мне в ту ночь, но никто из врачей не видел этого. Это означает, что никого из них даже не было рядом с ней. По большому счету всех не состыковок в деле не сосчитать", - утверждает Фархад Агишев.

Адвокат подсудимых Гаухар Салимбаева после первого предварительного слушания сообщила корреспонденту Today.kz, что врачи не успели приступить к операции из-за тяжелых травм, полученных Агишевой вследствие аварии.

"Мои подзащитные не признают свою вину. Агишева была доставлена в БСМП в крайне тяжелом состоянии, вследствие чего она прожила в больнице 20 минут, и за 20 минут врачами было сделано все, что можно. Анализы крови, мочи, рентген-снимки, УЗИ. Когда человек поступает в тяжелом состоянии в больницу, при этом у него ушиб мозга, субарахноидальное кровоизлияние, перелом костей таза, разрыв внутренних органов, врач должен перед оперированием провести какие-либо диагностические исследования, чтобы узнать, что является экстренным в данном случае. Агишев их обвиняет в том, почему не было переливания крови. Но это же элементарно! Для того чтобы перелить кровь, нужно знать какая группа крови, резус-фактор. Для этого необходимо все эти анализы исследовать лабораторным путем. У нее были травмы, не совместимые с жизнью. Врачи не успели приступить к операции, потому что она умерла", - сообщила Салимбаева.

Позже травматолог Жангельды Сулейменов сообщил судье, что не заводил историю болезни, хотя по инструкции она полагается для всех больных.

Кроме того, была проведена дополнительная комиссионная судебно-медицинская экспертиза.

"При поступлении первой категории пациентов, к которым относилась Диляра Агишева, вопросы принятия решений по диагностике, тактике, лечению ложатся на врачебный персонал. В данном конкретном случае это были Сулейменов,  Байниязов, Бектурсынов. В момент поступления в стационар БСМП у Агишевой был геморрагический шок третьей-четвертой степени, который должен интерпретироваться как травматический шок третьей-четвертой степени. Вопрос возможности предотвращения летального исхода Агишевой спорный: пострадавшая исходно была в шоке, даже если бы все сделали по протоколу, летальный исход нельзя исключить в силу возможного развития осложнений по различным причинам. На рентгеновских снимках не обнаружены травмы, не совместимые с жизнью", - говорится в выводах экспертизы.

21 декабря с помощью телемоста были заслушаны показания экспертов из Астаны, которые разъяснили заключение.

Выводы экспертизы подтвердил в своих показаниях один из членов комиссии Болат Суйлейменов.

"Состояние пациентки было крайне тяжелым. Эти выводы сделаны, исходя из записей в регистрации о поступлении пациентки. Утверждать, что если бы врачи делали все по протоколу, девушка выжила бы, нельзя. Дефекта в действиях врача анестезиолога я не вижу. Действия хирурга сложно прокомментировать, потому что он не делал операции, тем более отсутствует история болезни Агишевой. Что касается установления группы крови - это необходимая процедура", - сказал Сулейменов.

Эксперт Игорь Ким также отметил, что делать заключения при отсутствии истории болезни, которая не была заведена врачами БСМП, сложно.

Загрузка...