32635
4

Адиль был совсем другим человеком - Молданазар о Скриптоните и дружбе с Дорном

В интервью певец рассказал о проблемах отечественного шоу-бизнеса, семье и оскорблениях в родном ауыле.
Фотография - Адиль был совсем другим человеком - Молданазар о Скриптоните и дружбе с Дорном Фото: today.kz

Галымжан Молданазар – одно из открытий на казахстанской эстраде последнего времени. В стране, где подавляющая часть исполнителей пишет песни "для тоев", он влился в тот небольшой андеграунд композиторов, которые создают музыку "не для всех".

В большом интервью Today.kz "главный хипстер" казахстанской эстрады рассказал о проблемах отечественного шоу-бизнеса, сотрудничестве с Иваном Дорном и Скриптонитом и своем отношении к тому, что его называют геем.

- Галымжан, на моих часах 16:00. Перед началом разговора вы сказали, что еще даже не завтракали. Почему?

- Я постоянно пишу музыку на студии. Последние пять лет у меня серьезные проблемы со сном. На студии вообще много работы. Обычно пишу музыку. Иногда играю в приставку.

- Над чем работаете сейчас?

- Мы с группой записали альбом, который хотим выпустить в скором будущем. Это наш первый альбом.

- Говорят, что вы планируете записать совместный трек с Иваном Дорном.

- Не будем торопиться. Надеюсь, что нам удастся сделать что-то интересное. Здесь цель даже не в том, чтобы сделать совместный трек. Мы просто дружим больше двух лет… Сначала связывались по телефону, потом встретились, несколько раз гуляли в Алматы, потом я приезжал к нему в Киев. Меня удивило, что с Дорном мы очень похожи. И у меня, и у него - двое детей. Даты наших дней рождения почти рядом. И еще – процесс создания музыки у него такой же, как у меня. 

- Ходят слухи, что Дорн в этом треке будет петь на казахском.

- Мы пробуем разные варианты. Посмотрим, что из этого получится. Я бы не хотел, чтобы люди ждали чего-то крутого. Для нас это эксперимент. Могу сказать, что это будет не для всех.

Фото -

- Ваш последний клип на песню "Сенің жаныңда" получил большую популярность в Интернете. Расскажите о его создании и почему герои этого клипа играют в группе "Modern Толқын"? Связано ли это как-то с группой Modern Talking?

- Я обожаю Modern Talking. Это одна из первых групп, от которых я узнал и услышал синти-поп. Modern Talking, C. C. Catch – это то, что повлияло на нас. Изначально это была попытка сделать пародию на Modern Talking. В итоге я закончил песню, отправил своему другу, режиссеру Малику Зенгеру, и он сказал мне: "Мы не будем делать пародию, мы придумаем свою историю". Я согласился, доверился Малику, и мы сделали клип.

- Первая мысль, которая приходит при просмотре клипа, что он настроением напоминает российскую группу "Ленинград".

- Наверное, потому что это стеб. Не скрываю, похоже. "Сенің жаныңда" – наш самый дорогой клип. Он обошелся нам примерно в 50 тысяч долларов. У нас были еще некоторые крутые моменты, которые хотелось добавить в клип, но не получилось, просто потому что денег не хватило.

- В итоге это получился "стеб" над чем?

- Это история про простых парней из аула, которые хотят участвовать в музыкальном конкурсе. Приходит парень, влюбленный в девушку, такой девственник, ему уже 20 с чем-то, он мечтал только об одной девушке, с которой когда-то виделся в детстве. А она говорит: "Не звони больше сюда". Потом он расстроенный начинает петь, их замечает продюсер и из простых пацанов делает настоящих звезд. Считаю, что у нас получился интересный клип. Если честно, это совсем не по мне. Но классно, что он нашел отклик у людей. Но мне больше нравятся другие мои песни, лирические. Мне вообще редко нравятся комедии.

Фото -

- Давайте вспомним еще одну вашу коллаборацию. Son Pascal рассказал в интервью нашему сайту следующую историю: "В 2013 году три чувака сидели на студии: один из них был аранжировщиком  Адиль, который теперь Скриптонит, другой  новый казахский писатель  Молданазар и один итальянец  я. Мы вместе писали "Жаным сол". Расскажите об этом?

- В то время Адиль, как и я, был в тени. Son Pascal уже пользовался популярностью. Знаете, казахи же любят, если любая тема приходит к нам из-за рубежа… Если иностранец что-то делает у нас, то, ой, все… В такие моменты я чувствую, будто бы мы всю жизнь были рабами, и боги спустились с небес. К любому иностранцу у наших людей особенное отношение. Почему я об этом говорю? Я очень много раз выступал на мероприятиях, где были мы и, допустим, гости из России. И вы бы видели, как организаторы лижут - в прямом смысле этого слова - пятую точку российским исполнителям…

- В чем это проявляется?

- Допустим, идет саунд-чек. Мы приходим к назначенному времени. А нам говорят: "Извините, гости из России опоздали, вам придется подождать". Так они пытаются нам показать, что мы – второй сорт. В подобных ситуациях я говорю: "Ребята, все, домой", и уезжаю. Я не пытаюсь этим сказать, что у меня есть обиды на российских коллег. Просто наши казахи сами все портят. Сами себя опускают.

У нас крутая молодежь, много интересных групп, исполнителей. Но своим достойно платить западло.

- В каких вы отношениях сейчас с Адилем Жалеловым (Скриптонитом)? Может, вы и с ним что-то планируете записать?

- Мы с ним виделись только однажды, когда писали трек для Son Pascal. Я очень рад за него. Честно говоря, я даже не знал, что Скриптонит - это тот самый Адиль, с которым мы вместе писали трек. Тот Адиль был совсем другим человеком, он был очень спокоен. На самом деле Адиль – очень крутой музыкант. Есть несколько песен, которые мне очень нравятся: "Любовь", "Вечерника".

Фото -

- В своих песнях он не стесняется в выражениях. Вы бы смогли, к примеру, использовать слово "сучки", как он?

- Нет. Я не говорю, что я не матерюсь в жизни. Но я просто другой. Я не хочу петь о "сучках", мне приятнее писать песни о девушках, женщинах.

- Кого вы чаще встречали в жизни – "сучек" или женщин?

- Знаете, в каждой женщине живет "сучка", и наоборот.

- А в ваших песнях много правды? Вы часто поете про неразделенную любовь.

- Да.

- Выходит, вас часто бросали девушки?

- Мне очень сложно дружить с людьми. Потому что я себя очень люблю. Я не могу постоянно уделять кому-то время. Для меня важнее всего, чтобы человек просто был рядом со мной, хотя я не всегда могу это показать. Мне не нужно фейерверка эмоций. А люди всегда чего-то хотят. Им быстро становится скучно со мной.

- После того как вы в клипе на песню "Сенің жаныңда" для искусства решились накрасить губы, вас в комментариях некоторые посетители сайтов начинали называть геем…

- Я не в первый раз такое слышу. 

- То есть и до этого клипа вам так говорили?

- Всегда. Меня это не обижает. Я знаю, кто я такой, и не пытаюсь кому-то что-то доказать.

Фото -

- Сложно представить, что когда-либо в Казахстане исполнитель сделает каминг-аут.

- Мне все равно. Наверное, если бы я был геем, я бы откровенно сказал об этом. Но я – не гей. (Смеется). У меня два сына, прекрасная семья. Я всегда рисковал, никогда ничего не боялся, не жалел себя. Однако, когда у меня родились дети, появился страх. Я понял, кто такие родители, почему они постоянно нервничают, переживают.

- Давайте еще поговорим про вашу семью. В августе прошлого года в интервью вы признались, что живете на съемной квартире. С тех пор что-то изменилось?

- Нет, я до сих снимаю. Вы отмечали, что вам нравится качество наших клипов. Но это, в том числе, то, на что я трачу свои деньги.

Фото -

- Супруга не высказывает свое недовольство?

- Изначально я честен со всеми. И люди знают, что я странный. Некоторые могут скрывать какие-то черты своего характера, но в итоге делают свое, оставив окружающих в шоке, обидев. А я изначально говорю о том, как будет, и либо вы со мной, либо – нет. Я спокойно отношусь к каким-то проблемам. Потому что вижу, что сегодня у меня все лучше, чем вчера. Кажется, пять лет назад я спал на лавочках в парках. У меня просто не было денег, чтобы платить за квартиру. 

Другая история. Не помню, какой это был год. Один из телеканалов приезжал ко мне брать интервью. Я тогда жил на даче, вверх по улице Оспанова в Алматы. Уже был первый ребенок. Так вот, тогда в нашем доме не было окон. Мы использовали несколько слоев целлофанового пакета. Денег хватало только на то, чтобы арендовать убитую дачу. Но мы там были счастливы. Это просто к тому, что сейчас я уж точно живу намного лучше.

- Но вы ведь в те годы уже писали исполнителям музыку, стихи. Все равно средств не хватало?

- Да, пока у тебя нет имени, все, что ты делаешь, будет стоить дешево. Ты можешь писать самую крутую музыку, но если нет авторитета, зарабатывать будешь совсем мало. Так устроен мир.

Фото -

 - Вас беспокоит то, что ваша музыка – она не для всех?

- Нет. Это нормально. Мы вот часто говорим о том, что хотим войти в число самых развитых стран мира, но, как только мы начинаем делать что-то новое, сразу начинаются разговоры вроде "Ой, мынау қазаққа сай емес"… Тогда чего вы хотите? Надо нам развиваться, или мы пойдем опять кочевать? Бывает, когда играем рок, приходят и спрашивают: "А почему ты на домбре не играешь?", – ну как можно быть таким тупым? Я не могу понять, чего они хотят?

- Вы как-то сказали, что не чувствуете себя частью казахстанской эстрады. Назовите ее главные минусы?

- А как вы думаете, почему многие наши серьезные музыканты сваливают отсюда? Очень много людей, у которых не получилось реализовать себя здесь. Это, в том числе, и мои друзья. Мы надеялись, что сможем сделать что-то вместе. Очень крутые музыканты, которых вы не знаете – они все свалили… Может, у них есть своя правда. Мне очень повезло, что у меня получилось. Хотя я тоже раньше был никому не нужен.

Фото -

- Но вы ведь понимаете, что если бы писали музыку, которую можно было бы крутить на тоях, то зарабатывали бы в два-три раза больше?

- Понимаю. Мы почему-то постоянно жалуемся. Постепенно происходят изменения в лучшую сторону. Я это чувствую на себе. У нас стало больше выступлений, людей, которые нас поддерживают: не только молодежь, но и множество взрослых. Смотря на это все, я ловлю себя на мысли, что не все так уж и плохо. Просто у каждого исполнителя есть свои слушатели, свое время. Когда-то Юрий Шатунов раскачал все постсоветское пространство. Я не говорю, что Шатунов – плохой, но у каждой музыки есть свое время.

- Музыка Кайрата Нуртаса – это скорее хорошо или плохо?

- Человек просто родился в свое время и ему круто повезло. Он – молодец, мы с ним знакомы в жизни. Кайрат много трудится. Он не зазвездился, не остановился на достигнутом, постоянно пишет, выпускает что-то новое, а это непросто. Хотя, честно скажу, я слушаю другую музыку.

- Вы продолжаете придерживаться принципа не выступать на тоях?

- Иногда мы выступаем. Когда формат позволяет.

- Что это значит?

- Это небольшие свадьбы. Заказчики звонят и говорят, что хотят услышать конкретные песни. Когда человек, которому больше 50 лет, знает весь репертуар, заранее все показывает… Свадьбы, на которых мы выступаем, они не похожи на обычные. Там другие люди. Им просто не интересны понты. Я вижу честных людей, которые реально ценят нашу музыку. 

Фото -

- Случались ли на мероприятиях, когда вы выступали, неприятности?

- Один раз я даже подрался с каким-то мужиком. Это случилось в 2014 году. После выступления ко мне подошел пьяный мужик, схватил меня, начал оскорблять: "шешең, әкең" – все в этом духе. Я пытался его успокоить, но он не останавливался. Может, у него просто в жизни проблемы были, и я попал ему под руку. Пришлось ударить. Терпение у меня тоже не бесконечное.

- По нашей информации, сейчас ваше выступление стоит четыре тысячи долларов?

- Даже не так. Это мало.

- Так сколько же?

- В районе шести тысяч долларов. Я последние два года только начал выступать, зарабатывать. Все, что я зарабатываю, вкладывал в студию, инструменты. До сих пор так. Моя мечта – я хочу записать альбом вместе с оркестром.

- Вам не кажется странным, что в стране, где средняя зарплата чуть выше 160 тысяч тенге, исполнителю за одно выступление на вечере могут платить шесть тысяч долларов?

- Я не раз был на корпоративах, где вместе со мной выступали российские артисты. Я не буду сейчас называть их гонорары, но наши заработки даже сравнивать стыдно. При этом мы все играем живьем и получаем только одну малую долю из того, что получат они. Они придут, отпоют три-четыре песни под фонограмму и все… В такие моменты сумму хочется поднять еще выше. У каждой индустрии есть свои цены, правила. Но человек всегда может добиться чего-то и зарабатывать больше. Это свобода. У людей, которые сейчас зарабатывает 100 тысяч тенге,  есть возможность поступить так же, как я –послать всех и делать свое или придумывать свой бизнес.

Пока люди сидят и считают чужие деньги – они ничего не делают. Знаете, я даже не мечтал о таких деньгах. Еще совсем недавно я продавал песни за 15 тысяч тенге.

- Серьезно? За 15 тысяч тенге?

- Да.

- Это какие?

- "Бақ құсым" группы AySa, Luina "Неге жаным". (Молданазар в этот момент начинает напевать слова и мелодию песни "Неге жаным"). Поэтому эти серьезные гонорары, о которых мы говорили ранее, пришли не просто так. Я работал больше 10 лет, до сих пор не высыпаюсь. Наверное, мог бы сделать и выше цену. Пишу музыку, текст сам. Я не тот исполнитель, который заказывал бы кому-то тексты.

- Ваше детство прошло в ауыле. Как вы относитесь к такому выражению, как "ауылбайский"?

- Ауыл – это самое крутое, что было в моей жизни. Я вижу городских и мне их жалко. Потому что у них в умах только одна конкуренция. А в ауле все гораздо проще.

Фото -

- Смотрели спектакль "Ұят"?

- Да, отличные впечатления остались. Такие вещи и правда происходят в ауыле. Актеры прекрасно передали атмосферу. Знаете, я жил в таком ауыле, и мне было больно смотреть на все это.

- В Интернете порой можно наткнуться на новости о том, что где-то в ауыле украли невесту. Ваше мнение обо всем этом?

- Не знаю. В свое время это был самый крутой способ (смеется). Но, сейчас так делать не стоит. Это же противозаконно.

- Но это происходит.

- Знаете, в ауыле есть люди, которые еще никогда не ездили в город. Во многих ауылах по сей день нет всех необходимых условий для жизни. Например, у нас были проблемы с питьевой водой. Понимаете, это когда воду вы можете набрать только два раза в день – рано утром и вечером. И то на весь ауыл всего три точки, а от нашего дома это очень далеко. Когда каждое утро таскаешь большие бутылки с питьевой водой, тебе уже не хочется думать о культуре, ты просто пытаешься выживать. Когда проблема – даже просто набрать воды, достать школьную форму… Вещи, которые кажутся элементарными, все еще остаются проблемой.

Я там вырос и понимаю этих людей. При этом мне было очень трудно. С детства я был в ауыле чужим. Странным мальчиком, который поет песни и так далее. Уехав из ауыла, думал, что найду себя в городе, но и здесь я тоже оказался чужим.

В детстве мне не нравилось то, что происходило вокруг. Люди не мечтали, им было все равно, а даже если и мечтали, то боялись. А если ты начинаешь рассказывать о своих мечтах, вроде того, что хочешь петь, писать музыку, то ты просто гей. Видимо надо просто пахать, бухать, драться. Может, человеку просто нравится шить одежду? Но, нет, в их понимании он сразу гей. И так, в общем-то, не только в ауыле.

- Вы когда-нибудь рассматривали вариант с тем, чтобы строить свою карьеру в России?

- В 2014 году звонков из России было много, предлагали встретиться, обсудить сотрудничество.

- Почему не поехали?

- Я не хочу. Я люблю Алматы и никуда не хочу отсюда уезжать. Я доволен тем, как все происходит.

Мы сейчас живем в классное время. Не нужно нас ни с кем сравнивать. Это может показаться смешным, но нам не хватает патриотизма. Это больная тема. Наши старшие ағашки, люди, которых мы встречаем в такси или еще где-то, о чем они говорят? "Казахи – нехорошие, ленивые, такие, такие, такие…". Мы с детства это слышим. А мальчик слышит постоянно эти разговоры и вырастает человеком, который не любит казахов, не доверяет своему народу. Так мы портим доверие друг к другу, сами себя. Не надо так говорить.

Нас портят те, кто ничего не хочет делать, но при этом сидят, считают чужие деньги, критикуют страну. Свобода есть. Просто не надо слишком много разговаривать. Делайте свое.

- Последний вопрос. Вы не боитесь остаться в андерграунде?

- Нет. Для меня главное - правильно воспитать своих детей, остальное все - ерунда.

Загрузка...
  • Arman077
    Умник,насчёт "тупых",рок есть американский,есть британский,есть русский рок и т.д и т.п,почему говоришь о роке,не зная о нём?Где твоя правда?И почему в последнее время псевдозвёзды и пресса стали такими "продвинутыми",что гнобят казахские ценности и колорит?Кто проталкивает идеи распада?Прогресс - не значит,отречение от национальных традиций и духовности.Твой рок не слышал,а теперь и не буду слушать,хоть я любитель рока...
  • Расул
    Всегда нравилось его творчество! Как человек тоже отличный 👍 у него большое будущее!!!
  • Рашида
    Очень уважаю его репертуар и творчество в целом. Слушала его еще лет 8 назад, мне кажется. Тогда появился первый клип на канале казахстанском, и мне сразу понравилась эта музыка. а после этого интервью поняла, какой умный и правильно мыслящий это человек. Разделяю взгляды. Особенно про патриотизм и любовь к своему народу
  • Doom
    Галым! никого не слушай! Был очень приятно удивлен, что у нас есть такие таланты! Удачи и успехов!