Русский праздник или русский бунт? (фото, видео)

Фотография - Русский праздник или русский бунт? (фото, видео)

Толпа – самое страшное слово в русском языке. В этом лишний раз убедило празднование победы в культурной (пусть будет, несмотря ни на что, так) столице соседнего государства.

390 0

Шестьдесят седьмую годовщину победы главный редактор Today.Kz встречала в культурной столице России.

В день инаугурации Владимира Путина, 7 мая, в Казахстане праздновали День защитника отечества. Москву в это время сотрясали акции протеста против нового (да и старого тоже) президента, а Санкт-Петербург был пасмурен, величественен и спокоен.

«Анютины глазки»

На Дворцовой площади, в нескольких метрах от Эрмитажа, только-только распустились цветы на клумбах. Местные почему-то называют их фиалками, мне же с детства знакомо другое их название – «анютины глазки». Не знаю, почему именно они приковали мое внимание, пока шла по Невскому и читала в Твиттере бесчисленные сообщения о московских задержаниях. В Питере ничто не говорило о том, что в другой российской столице, официальной, народ содрогается от митингов и прочих «#ОккупайАбай».

Речь о клумбах еще раз пойдет ниже, поэтому акцентирую внимание на невзрачных цветочках уже сейчас. Город же, повториться, на майских выходных сохранял спокойствие. Пара трафаретных граффити, изображающих Владимира Путина с гитлеровскими усами, общей идиллии совсем не портили. И только редкие сообщения от казахстанских друзей с беспокойством о том, все ли в порядке со мной в близости от «русских бунтов», временами будоражили мысли.

С утра в Петербурге мало полиции. Впрочем, днем тоже немного: основные силы в эти дни были сосредоточены в Москве. Здесь же, под пасмурным небом Северной Пальмиры, как всегда, бродили одни только туристы. И горстка местных, для которых продолжительные выходные стали уже не только бессмысленными, но и беспощадными.

Чтобы помнили

К 9 мая Санкт-Петербург, как и любой другой город бывшего Союза, украсили праздничной символикой. Смышленые торговцы то тут, то там развернули торговлю головными уборами – панамами, пилотками, бескозырками – раскрашенными в цвет георгиевских лент. От этих лент, к слову, пестрило в глазах – едва ли один из двадцати прохожих оказывался без полосатого узелка на одежде.

В День победы гуляния в Питере развернулись повсеместно. Молодые мамаши вручали детям гвоздички и подталкивали к попадающимся навстречу ветеранам: иди, поздравь, поблагодари. Малыши не совсем понимали, что от них хотят, но послушно, опустив голову вниз, подходили, жали бабушкам и дедушкам руку, отвечали на дежурные вопросы. Старики радовались. О них помнят. Хотя скорее нет, не помнят – вспоминают. Изредка, раз в год, но и то спасибо.

На Дворцовой площади, где тоже бойко шла торговля цветами, пилотками и фастфудом, бродили курсанты военных учебных заведений. Молодые девчушки в зеленой форме распевали «Катюшу» и «Темную ночь», вовлекая в процесс и ветеранов, и просто зевак. К девятому мая в Питере распогодилось, потеплело, вышло солнце. Так что День победы горожане и гости отмечали, растянувшись по газонам кто с хот-догами, кто с пивом, кто с чем покрепче – праздник все-таки, да и не запрещено в России пить на улице.

Спасибо деду за победу

Праздничный фейерверк в северной столице России назначили на десять вечера. И хотя до белых ночей в Петербурге еще долго, темнеет уже довольно поздно. Вспышки салюта на светлом небе утихали быстро, оставляя за собой только дымные пятна и грохот в ушах. И то ли от освещения, то ли оттого, что у россиян, в отличие от казахстанцев, не принят особый пафос, действо до масштабного не дотянуло. Другое дело – толпа.

Толпа – самое страшное слово в русском языке. В этом лишний раз убедило празднование победы в культурной (пусть будет, несмотря ни на что, так) столице соседнего государства. Тысячи людей, пришедших на Дворцовую площадь на салют, впечатление создали удручающее, если не сказать – устрашающее. В руках каждого из них – подростка, женщины, мужчины, старика – емкость с алкоголесодержащим. В глазах большинства – ярость.

После первых звуков фейерверка вместе с победными лозунгами по толпе понеслось: «Путин, пошел на…! Медведев, пошел в…!». Возвращаясь с моста на Васильевский остров толпа попеременно скандировала две фразы «Спасибо деду за победу» и все ту же нецензурщину в адрес новоизбранного главы государства.

Редкие сотрудники охраны правопорядка сиротливо жались к стенам вокруг стоящих зданий. Хотя физической агрессии празднующие открыто не проявляли, все равно ничего хорошего ватага не самых трезвых людей сулить не может. Как только закончился салют, народ двинулся по домам. В глаза бросились сотенные очереди в общественные туалеты (ну а как, пиво же) и затоптанные насмерть «анютины глазки»…

Стоит отдать должное городским службам Санкт-Петербурга – беспорядок на площади начали разгребать буквально через полчаса после действа. Уже к полуночи ничто не напоминало о горах банок, бутылок, окурков, раздавленных цветов и георгиевских ленточек. Примерно в это же время полицейские начали восстанавливать движение по перекрытым для шествия центральным улицам. Из громкоговорителей слышалось: «Уважаемые друзья! Пожалуйста, уйдите с проезжей части», на что «уважаемые друзья», жители и гости культурной столицы, орали: «Мусора, идите на…!».

Вместо эпилога

Ночью 9 мая на углу Невского и канала Грибоедова на земле, прислонившись спиной к зданию, лежал средних лет мужчина. Прилично одетый, не грязный, не побитый, как будто просто устал и прилег отдохнуть. Под головой у него покоилась сумка с повязанной на ремне георгиевской ленточкой. Возле него толпились люди – нет, его не будили, не пытались поднять. Его фотографировали.


Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!