Казахстану нужны "говорящие руки"

Фотография - Казахстану нужны "говорящие руки"

251 0

Двести тысяч человек – это население среднего городка. Столько людей живет в американском Ричмонде, в российском Пскове, в немецком Майнце, в датском Орхусе, в нашем Петропавловске. Столько жителей Казахстана имеют инвалидность по слуху. Целый "город" глухих и слабослышащих остается за бортом массы событий от похода в театр до обучения в вузе из-за языкового барьера. Этот барьер возникает оттого, что в Казахстане нет единого модуля жестовой речи. Жесты южного региона не понимают на западе, "разговор" глухих с востока не разберут на севере. С каждым годом появляется много новых слов, новых понятий и терминов, которые начинают обозначаться по-разному, порождая сленг и диалекты жестового языка. Это мешает и общению, и обучению людей с нарушением слуха, не позволяет людям без инвалидности достаточно ясно понимать глухих.

В Алматы для поддержки инвалидов по слуху, попавших в затруднительную жизненную ситуацию или ищущих работу, запустили проект «Мир звуков». В рамках этого проекта сотрудники центра поддержки глухих инвалидов «Умит» решили искоренить и прогрессирующую жестовую безграмотность. Так в Алматы на базе спецшколы №1 для глухих детей, а также на базе школы-интерната №5 для слабослышащих детей открылись курсы жестов для учителей, воспитателей, социальных работников, психологов и родственников инвалидов по слуху. По словам преподавателя-тренера курсов Натальи Преображенской, посетить эти бесплатные занятия могли все желающие.

- Наталья Юрьевна, как давно существует этот проект?

- Проект уже идет три года. Его финансирует общественный фонд «Бота».  Вообще по проекту мы должны были трудоустраивать нашу молодежь до 24 лет. Но мы убедили руководство фонда, что и курсы очень нужны. Потому что специалистов по Казахстану, владеющих жестовым языком, нет. Есть, конечно, люди, которые немножко владеют жестовым языком, есть дети, у которых родители глухие, но в совершенстве жестовый язык практически очень мало людей знают.

- Запустить такой проект было вашей идеей?

- Нет. Я не писала этот проект. Я пришла, когда он уже был написан. Наши курсы идут два месяца. Но этого времени очень мало. Моя авторская программа - трехмесячная. Но, тем не менее, все-таки стараюсь дать знания людям, и люди стараются, молодцы. Вообще по проекту группа должна быть в пределах 10 человек. Но, как правило, группы у нас большие – по 10-15 человек. Бывали группы даже по 20 человек. За три года мы где-то 300-350 человек обучили. Плюс ко всему к нам студенты присоединяются с КазНПУ, изучающие сурдоперевод в вузе.

- Эти курсы только в Алматы проходят?

- К сожалению, да. Но раньше, до этого проекта, я ездила по регионам, была в Кызылорде, Атырау, Актау. Это у нас был совместный проект с департаментами занятости. А потом меня приглашали в частном порядке. Я была в Шымкенте, еще раз в Атырау, и пока никто больше не просил. Но, видите, все упирается в деньги. Конечно, если бы государство это спонсировало, как проект «Мир звуков», то можно было бы ездить по регионам, обучать. Потому что специалистов нет. Даже на местах, кто обучать мог бы жестовому языку – тоже нет специалистов. Теперь фонд «Бота» и этот проект закрывает. У нас набрана последняя группа на февраль-март. Изъявили желание обучиться сотрудники департамента занятости и социальных программ.

- А будет ли запущен какой-то альтернативный проект?

- Может быть, они будут делать проекты какие-то краткосрочные на полгода, мы точно не знаем, как будет это все.

- А что Вас подтолкнуло к изучению жестового языка?

- Я сама дочь глухих родителей. Естественно, я носитель языка. Профессионально с глухими я работаю с 1996 года. Я сурдопедагог по образованию, заканчивала КазНПУ, потом проходила курсы повышения квалификации в Москве в методическом центре «Изучение образования глухих и жестов языка». Как раз-таки на базе этого центра была создана книга «Говорящие руки» под редакцией Фрадкиной, она сама слабослышащая. В Казахстане на базе этой книги наш центр поддержки глухих инвалидов «Умит» сделал тематический словарь жестов языка, по которому мы сейчас ведем курсы. Кроме того, при содействии нашего центра в Казахстане впервые в 2001 году был открыт сурдоперевод блока 6-часовых новостей на «Хабаре». Но нам учиться не у кого было. К счастью, я пробилась на «ОРТ» на мастер-класс, два дня провела у девочек-сурдопереводчиков, которые переводят именно на Первом канале. Потрясающе, конечно. Я как-то интуитивно чувствовала, как надо работать, но там много таких хороших советов я получала. Я привозила от них кассеты, мы по ним уже здесь работали. Но, к сожалению, в 2002 году сурдоперевод закрылся в Москве. После этого мы здесь уже ратовали, руками и ногами просили, чтобы оставили сурдоперевод. Хорошо, что прислушался наш канал.

- Сурдоперевод у нас есть только на «Хабаре»?

- Нет, сейчас на многих каналах открывают сурдоперевод, чтобы у глухих была возможность выбирать, что смотреть  - «КТК» или «Хабар», какого переводчика, кого они лучше понимают, и так далее.

- То есть наше государство от жестового языка отказываться не собирается?

- И реалии времени, и практика показывают, что жестовый язык необходим в обучающем процессе. Без использования жестов языка детки не воспринимают информацию. Педагоги же сами видят, что если они без жестов языка объясняют какие-то моменты, дети не понимают, потому что их же родной язык - жестовый. Все остальные языки для них – чужие. Как для нас, скажем, английский, французский. Когда преподаватель говорит с детьми на одном языке - контакт улучшается. А коль контакт улучшается, естественно, и восприятие учебного материала лучше, решение каких-то социальных вопросов или конфликтных ситуаций – тоже лучше. Стрессовая ситуация уменьшается от обучающего процесса – если они ничего не понимают, представляете в каком стрессе они постоянно пребывают?! А тут они все-таки раскрепощаются, начинают понимать друг друга, и конечно ответная реакция от них лучше, уже какой-то креатив от них идет.

- А детей в казахстанских школах обучают на жестовом языке?

- К сожалению, жестовый язык в школах у нас не применяется. Применяется только дактиль. Дактильная азбука – это азбука в воздухе, это вспомогательный вид речи. В силу того, что так не объясняется смысл слова, глухому сложно ассоциировать это слово. Это приводит к тому, что наши детки очень многое не знают, очень многое не понимают, ведут себя как-то странно. Потому что те пробелы в голове, которые не заполнены, они начинают заполнять сами. Как додумали, так, в общем, и поняли. А потом вот такие ошибки исправлять очень сложно, проще их не допускать. А для этого Казахстану очень нужны "говорящие руки" – специалисты-переводчики жестового языка.

Наталья Батракова



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!