"Хоббит: Битва Пяти Армий": конец великой эпохи

Фотография - "Хоббит: Битва Пяти Армий": конец великой эпохи

Последняя из рода экранизаций Толкиена.

1197 0

11 декабря в казахстанский прокат вышла последняя часть эпической саги Питера Джексона о Средиземье - "Хоббит: Битва Пяти Армий". Обозреватель Today.kz предлагает оглянуться назад и посмотреть, откуда мы все пришли к финалу повествования.

Мало какой фильм ждали в последние без малого полторы декады так, как новые работы Питера Джексона. На ум приходит разве что безумно разрекламированный "Аватар" и два финальных эпизода другого уважаемого и почитаемого фэндома - "Звездных Войн". Впрочем, Пи Джей со своими последними работами сделал то, чего ни Лукасу, ни Кэмерону так и не удалось - сделал из детской истории (которой ваш покорный зачитывался взахлеб где-то в начальной школе) суровое, взрослое и чрезвычайно красивое кино.

Про нового "Хоббита" можно сказать две вещи.

Первая - это чертовски эпично. Джексону удалось, казалось бы, почти невозможное. Помните битву на Пеленнорских полях из "Возвращения Короля"? Так вот, Битва Пяти Армий вышла ничуть не хуже. Конечно, атака рохирримов под вопли "На смерть!" - эпизод до сих пор непревзойденный, но зато в "Хоббите" впервые можно наблюдать гномье и эльфийское воинства во всей красе.

Вторая - это чертовски красиво. Все шесть фильмов отличаются потрясающими панорамными съемками, великолепной операторской работой и едва ли не самыми внятными боевыми сценами - камера не трясется, словно ее установили на спине у пьяного горного козла, и всегда можно разобрать, что же происходит на экране. Львиную долю красот можно, конечно, списать на спецэффекты и прочие прелести съемок на фоне "зеленого экрана", но, вне зависимости от происхождения картинки, от того, что появляется на экране, захватывает дух.

Сюжет подхватывает повествование в прямом смысле на полуслове - Смауг летит громить Озерный Город и погибает от стрелы Барда Лучника, Торин ищет Аркенстон, Сердце Горы, все дальше скатываясь в "драконью болезнь", а король Лихолесья Трандуил со своей армией и верным лосем спешат к Эребору, чтобы забрать принадлежащие им по праву драгоценности эльфийского рода. Впрочем, туда же торопятся гномы Даина Железностопа, кузена Торина - а заодно и все гоблины Мглистых гор под предводительством Азога и Больга.

Драгоценности - вообще основной двигатель сюжета едва ли не всего легендариума Толкиена. Первоначальный конфликт мира Арды, в котором находится континент Средиземья, возникает из-за трех Сильмариллов - божественных драгоценных камней, созданных первым эльфийским королем Феанором, чтобы запечатлеть свет двух Мировых Древ. Камни похитил Моргот, некогда входивший в число правителей Запада, куда отправляются эльфы после того, как их время в мире смертных выходит. На их возвращение светлым силам потребовалось две эпохи и бессчетное множество кровопролитных войн, в ходе которых Средиземье меняло облик, а часть его откололась и затонула. Об этом и многом другом подробно рассказывает "Сильмариллион" и прочие приложения к книгам Профессора, например, "Дети Хурина". Там же повествуется и о том, почему гномы и эльфы на самом деле не любят друг друга.

Кольца Власти и все, что с ними связано - это уже новейшая история Средиземья, отраженная в "Хоббите" и "Властелине колец".

Толкиен любовно растил и лелеял свой мир без малого полвека - огромный срок, за который Профессором была написана пропасть материала, в дальнейшем упорядоченная и изданная его наследниками, в первую очередь - сыном Кристофером Толкиеном. К сожалению, мы вряд ли когда-нибудь увидим экранизацию "Сильмариллиона", и Эарендил, Берен или Лютиэнь своих киношных воплощений тоже, скорее всего, не получат. Дело в том, что Кристоферу решительно не понравилось, как Пи Джей воплотил на экране работу его отца, и права на принадлежащую ему часть интеллектуального наследства Профессора продавать отказался - а это как раз все, что касается оставшейся "за кадром" самых известных книг части сеттинга.

Мы следили за этим миром в кино 13 лет - с выхода "Братства кольца" в эти же декабрьские дни далекого 2001 года. Вчера великая киносага - и, признаем, magnum opus самого Джексона - завершилась. Что бы фанаты из числа самых отчаянных пуристов ни говорили о ляпах и неполноте экранизаций, сексталогия популяризовала Средиземье, как ничто другое не смогло бы.

С одной стороны, можно было бы посетовать, что Толкиен и Джордж Мартин становятся популярными только после того, как их миры покажут на экране. С другой - слава Богу, что вообще становятся; количество достойных писателей и вселенных, до которых пока не добралась всемогущая рука кинематографистов (или добралась, но так, что лучше бы не добиралась - я на вас смотрю, "Волкодав" и "Эрагон"), весьма и весьма велико.

Давным-давно, в самом начале двухтысячных, сразу после выхода "Братства кольца", автор охотился за печатным "Властелином колец" по всему городу. В итоге мне досталась ветхая копия из детской библиотеки, на которой оставили свой отпечаток не только десятилетия на книжной полке, но и поколения читателей. Я открывал ее и проваливался в приключения Фродо и компании. Сжимая в руках заветный билет на свежего "Хоббита", я чувствовал такое же благоговение, как и 13 лет назад, открывая книгу.

Если после всего вышесказанного вам еще нужен вердикт, то вот он - не идите на "Хоббита".

Бросьте все и бегите на него.

Сергей Сахаров специально для Today.kz



Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?