Купили Мишу или нет?

Фотография - Купили Мишу или нет?

Зачем Михаил Козачков написал статью об отце Алиби.

3543 0

Когда я прочла статью "Скелеты в отцовском шкафу" на time.kz, я была уверена, что это заказной материал, но больше всего меня удивило то, что это написал Михаил Козачков, которого я знаю больше 10 лет.  Купили? Мне многие так и написали на WhatsApp, в Интернете стали писать о том, что началась информационная атака на отца Алиби - Нурлана Жумагулова. Я решила спросить у самого автора. Купили или же это просто другой ракурс?

- Какая у тебя была реакция, когда ты впервые увидел пост отца Алиби - Нурлана Жумагулова - в Facebook?

- Я был одним из тех, кто сделал репост этой записи. Я не вдавался в подробности, но история мне показалась ужасной, и я тоже опубликовал ее на своей странице.

- То есть ты был в шоке, как и все мы?

- Я не сказал бы, что был в шоке. Просто мне показалось, что эту историю надо поддержать. Это неправильно, что такое происходит. Основная мысль ведь была в том, что богатый человек уходит от ответственности. Да, с такими вещами нужно бороться.

- Но потом ты, кстати, не стал ничего писать, публиковать посты.

- Я просто не занимался этой темой, не вдавался в подробности, но, и потом, если ты помнишь, были выходные. Но уже в понедельник я прочитал, что ресторатор арестован, парень - в больнице. За выходные разыгрался сериал, уже вышло интервью с этой Айнур. Пошли первые нестыковки. Сначала было, что парень хочет с девушкой встречаться, у них любовь, а богатый любовник против, она его бросила, он не дает уйти. А потом пошло, что она не любовница, она его гражданская жена; а после папа (Нурлан Жумагулов – Прим.автора) сказал, что она (Айнур Исина – Прим.автора) преследовала Алиби, в паркинг к нему приезжала. Вот это был первый момент, когда пошли разночтения. И второе: сначала была информация об отрезанном ухе, а потом выяснилось, что это не так. Если представить, что человеку отрезали ухо, это ведь кровотечение, от которого можно даже умереть. Еще момент со сбором денег — он очень быстро начался, и до сих пор непонятно, опять же по заявлениям отца и его адвокатов, что будет с деньгами: то их отдадут на доброе дело, то потратят на лечение Алиби.

- То есть, вот эти две нестыковки и побудили тебя покопаться в прошлом отца Алиби?

- Если честно я "попробивал" всех участников этой истории. Кайрата Жамалиева в том числе. В отношении него в 2012 году было начато административное дело по статье "противоправные действия в сфере семейно-бытовых отношений", которое было возвращено для надлежащего оформления и позднее вовсе прекращено "в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности".   

- Как ты "пробивал"?

- Есть база данных по судам. Она открыта. Можно ввести любую фамилию - и посмотреть, есть на этом человеке что-то или нет, например уголовные дела, штрафы. К примеру, вспоминается история с Максатом Усеновым. Это наша газета нашла, что на момент совершения ДТП со смертельным исходом он уже был лишен прав. Мы первые это сообщили.

- Ты просто ввел в этом справочнике фамилию отца Алиби, и вышли все эти дела, о которых ты написал в своей статье?

- Да. Там, конечно, надо уметь искать.

- Сейчас люди тебя обвиняют в продажности. У всех вопрос о том, откуда ты взял информацию о Нурлане Жумагулове.

- Я же говорю, она есть в открытом источнике, в справочнике по судебным делам. Если поковыряться - можно найти. Там я нашел материалы по его гражданскому процессу, после я запросил информацию у определенного органа, мне эту информацию дали, я получил материал по уголовному делу, даже двум уголовным делам, которые на него возбуждались. И кто здесь ко мне приходил и платил деньги? Это работа за компьютером, сидишь и смотришь. Вот я могу тебя проверить.

- Я просто впервые слышу, что информация по уголовным делам так доступна. Это доступ исключительно для журналистов или для всех?

- Нет, это доступ для всех.

- Хорошо, ты нашел информацию, и ты пишешь про служебный подлог. Возможно, Нурлан Жумагулов что-то неправильно написал, ошибся цифрами, приписал или не дописал в документах, цитирую тебя: "внес в официальные документы заведомо ложные сведения", но это же не взятка, не коррупция, не убийство.

- Ты просто пойми, уголовное дело возбуждается по какой-то статье, например, на ресторатора возбуждено дело по статье "вымогательство", это особо тяжкое преступление, но оно не коррупционное, оно относится к разбоям и грабежам, это криминал. А вот есть преступления, которые признаны коррупционными, это не только взятка, но и служебный подлог. 

- Даже если отец Алиби и совершил это (мне сложно назвать это преступлением), разве это имеет отношение к избиению Алиби? Зачем ты нам показал другую сторону Нурлана Жумагулова?

- К конфликту между Алиби и Жамалиевым это дело, скорее всего, отношения не имеет. Ведь папа парня не участвовал в этой драке.

- Ощущение, что ты это написал с намеком на то, что Нурлан Жумагулов якобы специально развернул такую информационную защиту для того, чтобы завтра "выторговать" больше - в случае примирения?

- Ты знаешь, это может быть одним из предположений тех людей, кто пишет "заказная статья", "продажный журналист". Я это написал для того, чтобы характеристики всех участников этого события были полными. Нам преподносят ситуацию: молодого человека избил немолодой человек, и отец за него заступается, а что движет отцом? Он хочет его защитить?

- Так думают 90% казахстанцев.

- Это хорошо. Это правильно. Я тоже считаю, что так и нужно, подозреваемые будут осуждены, получат сроки. Это правильно. А если дело закончится примирением сторон? Сотни тысяч людей сейчас поддерживают этого парня. Для них это что будет?

- А с чего ты взял, что будет примирение? Почему ты сомневаешься в честности Нурлана Жумагулова?

- Во-первых, у нас есть статистика по примирениям. Если я не ошибаюсь, шесть из десяти актов педофилии заканчиваются перемирием, речь идет о сексуальных домогательствах детей - и родители идут на примирение. Мне адвокаты рассказывают, что торг начинается со ста тысяч долларов, а потом люди берут 50 тысяч тенге и забирают заявление. И это не я придумал, это мне рассказывают люди, которые участвуют в этих процессах. И почему ты меня спрашиваешь, почему я сомневаюсь? У меня профессия такая - сомневаться!

- Ну, ты же видел видео с "признанием", на нем зафиксированы голоса подозреваемых, ты видишь избитого молодого парня, где он признается в "убийствах", причем называет имя своего приятеля, который жив, здоров, все же очевидно. Но вдруг неожиданно для всех выходит твоя статья со "скелетами в шкафу", конечно, люди засомневаются в твоей честности и будут обвинять в продажности.

- Если внимательно прочитать статью, я надеюсь, ты ее прочла…

- Несколько раз прочла.

- Там ни слова не написано о том, что господин Жамалиев не виновен. Нет ни слова. Я написал: в этой мелодраме с признаками триллера нет полутонов, тут нет серого или коричневого, конечно, он преступник, если он его избил, и по какой статье его накажут, пусть они сами разбираются. У нас есть полицейские, прокуроры, есть судьи. Я тебе говорю о другом: что человек, который нам рассказывает о преступнике, не такой хороший, каким мы хотим его видеть.

- Просто очень странно, когда все на стороне Алиби и его отца, а ты принимаешь другую позицию.

- Какую позицию я принял? Я не принял никакую позицию. То нам папа говорит, что сын встречается с девушкой, затем не встречается, потом адвокат дает интервью, что у них интимная близость была, то потом она с этим мужчиной живет, то не живет. Они нас сами запутали в этих межличностных отношениях. Вот почему они нас путают? То одно говорят, то другое.

- Ты согласен с тем, что это преступление - так избивать человека до полусмерти?

- С тем, что он совершил преступление, должен быть согласен суд, а не я. Я считаю, это ненормально, когда людей избивают толпами, совершают беспредел, это все очень плохо, такого не должно быть, а если такое происходит, то люди, которые это совершили, должны сидеть в тюрьме. Это мое мнение.

- И так считают многие, потому что все мы родители и у нас растут дети. Это нормальная реакция общества. Это был шок для всех. Правда, сейчас страсти утихли, и, даже возможно, через полтора месяца об этом никто и не вспомнит.

- Если все закончится примирением, тогда будет большой шум. А если будет доведено до приговора, будет серьезный срок, тогда, я думаю, история забудется.

- Тебя задевает то, что сейчас о тебе говорят?

- Как я смогу переубедить людей? Я могу только сказать, перечитайте материал еще раз. Поищите там следы. Немножко здравомыслия если добавить, тогда можно все понять. Перед кем я должен оправдываться?

- Перед нами.

- Прежде чем статья вышла, она обсуждалась со всеми редакторами, у нас главный редактор был не «за» то, чтобы публиковать этот материал, потому что видит, что в этой истории вопросов много, а четыре заместителя главного редактора посчитали, что надо публиковать.

- Ты не жалеешь, что написал эту статью?

- Нет, я не жалею. 



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!