Ответственность за достоверность пересказанного должна лежать и на СМИ – эксперт

Фотография - Ответственность за достоверность пересказанного должна лежать и на СМИ – эксперт

По мнению специалиста, возросшая гражданская активность в руках профессионалов может привести к негативным последствиям, поэтому ей необходима крепкая рука государства.

3384 0

Социальные сети и информационный контент уже давно превратились в инструмент решения личных вопросов - как между известными персонами, так и рядовыми гражданами. При этом возросшая гражданская активность с помощью соцсетей и СМИ в руках опытных профессионалов может вести к негативным последствиям, вплоть до дестабилизации обстановки в стране. Таким мнением в беседе с корреспондентом Today.kz поделился генеральный директор компании "Ашманов и партнеры", российский специалист в области искусственного интеллекта Игорь Ашманов.

- Игорь Станиславович, в последние годы во многих странах, в том числе России, значительно возросла гражданская активность. Какие Вы видите в этом плюсы и минусы?

- Как самоорганизация населения — это однозначный плюс. Сейчас довольно много молодёжи участвует в разной гражданской активности, и почти вся она — неполитическая. Люди занимаются волонтёрской работой, учатся действовать вместе. В этом нет ничего плохого.

"Бессмертный полк" — тоже яркое проявление гражданской активности. 12 миллионов человек вышли на улицы, движимые единой идеей — это и есть мощный пример гражданского общества. Но для тех, кто навязывал нам понимание такого общества как обязательной оппозиции действующей власти, это, конечно, непривычно и раздражает.

Опасной стоит считать контролируемую извне как бы гражданскую активность, управляемую опытными операторами, дестабилизирующую обстановку в стране и приводящую к "цветной революции".

Если же людей никто не контролирует, они сами организуются и займутся чем-то полезным.

- Может ли профессионал влиять на массы через социальные сети?

- Да, конечно. Уже влияют. Есть профессионалы, которые занимаются созданием заказных тем и их раскруткой. Например, недавний известный мем о шубохранилище на самом деле является своеобразным реанимированным ретровирусом из середины 80-х о привилегиях чиновников.

На геополитическом уровне, пожалуй, самое заметные явление сейчас — это давление на Росиию и шум вокруг Исламского государства в западной прессе. Судя по тому, как формируется поток практически на 100 процентов фейковых новостей на тему ИГ, на Ближнем Востоке происходит совсем не то, что нам показывают. Но сверху — толстый слой медийных манипуляций, которыми явно занимаются профессионалы.

- Можно ли превратить соцсети в инструмент решения личных вопросов?

- Давно уже превратили. Бесконечные разборки между клиентами и подрядчиками, между конкурентами и партнёрами по бизнесу, между бывшими супругами, между персонами шоу- и медиа-бизнеса и так далее мы видим в социальных сетях и так. Но суперпрофессионалы, которые работают с внутренней и внешней политикой, вряд ли за это возьмутся.

- Вы неоднократно демонстрировали примеры информационных вбросов в области политики, экономики и даже религии. Вы отслеживаете информационный фон каких-то персон или организаций по собственной инициативе?

- Наши клиенты — это, преимущественно, крупный частный бизнес, который заказывает отслеживать их бренды, продукты, организации и руководство. Кроме того, есть несколько тысяч персон федерального значения, которых мы отслеживаем в любом случае, потому что, во-первых, у нас есть клиенты, которым это интересно, а во-вторых, они важны для медийного охвата.

Например, мы отслеживаем почти все банки, которые хоть как-то упоминаются в соцсетях — их около 600. Кто-то из них может в будущем стать нашим клиентом. Кто-то из существующих банков-клиентов может интересоваться тем, что происходит у конкурентов. Поэтому мы отслеживаем практически всю банковскую отрасль и, разумеется, видим информационные вбросы в ней.

- Должно ли государство регулировать информационное пространство, и как Вы это видите?

- Да, у государства должен быть цифровой суверенитет, оно должно решать, что происходит в его информационном пространстве. Если вы не контролируете своё инфопространство, это сделает кто-то ещё. Как то или иное государство пользуется таким контролем — другой вопрос.

Это значит, что необходимо сформулировать правила игры. Те, кто занимается созданием и распределением контента — СМИ, провайдеры, крупные соцсети, поисковики — должны отвечать за свою работу и свой контент. Кроме того, у государства должен быть "рубильник" на случай информационных атак и попыток вызвать мгновенную нестабильность.

Например, в середине декабря прошлого года кем-то была организована информационная атака на "Сбербанк". В течение дня была создана паника: с разных аккаунтов в соцсетях писали, что карточки банка не обслуживаются, банкоматы перестали работать, Visa и MasterCard отключили Сбербанк и так далее. Дополнительно проводилась массовая SMS-рассылка. Два дня люди давились в очередях, сняли 300 миллиардов рублей, а через пару недель понесли деньги обратно.

Как впоследствии рассказывали представители "Сбербанка" и Центробанка, деньги по стране завозили грузовиками и самолётами. Справиться с ситуацией удалось лишь потому, что "Сбербанк" — достаточно крупный банк, поддерживаемый государством.

Поэтому государству важно, во-первых, иметь возможность быстро отключить канал вброса ложной информации, а во-вторых, иметь правовые основания найти организаторов и привлечь их к ответу.

При этом частичная ответственность за вбросы должна лежать и на СМИ, которые сейчас заняли крайне удобную для них позицию: "Мы просто пишем о том, что популярно в Интернете". За достоверность пересказанного современные средства массовой информации практически не отвечают.

Конечно, лучше всего, когда вы контролируете информационное пространство не на негативе и наказаниях, а на позитиве, то есть когда у вас свои СМИ, социальные сети, поисковики и набор своих, конструктивных сообщений для нации. Надо строить медийную структуру, которая более-менее лояльна государству или, по крайней мере, не управляется его врагами.

- Учитывая рост гражданской активности, не придём ли мы к тому, что массы сами начнут управлять государством? Есть ли риски повторить сценарий Украины?

- Эксперты по политике и геополитике считают, что власть никогда не попадает в руки масс. Массы ничем управлять не могут. Власть всегда передают от одной группы элит другой, даже при революциях. Массы можно использовать как инструмент перехвата или передачи власти, они — сила, которая позволяет создать мгновенную нестабильность и момент переключения. Цветные революции часто пытаются провести во время выборов именно потому, что нужен подходящий момент общей неустойчивости, и период легитимной смены власти для этого отлично подходит.

- Не приведёт ли контроль над медийным пространством к ограничению свободы слова?

Есть два понимания свободы слова. Первое — "голливудское", в котором свобода слова изображается как волшебный инструмент, решающий все проблемы. Вместе с ним глобальными коммивояжёрами обычно предлагаются в пакете и другие волшебные средства демократии: невидимая рука рынка, которая все сама производит, права человека, которые всех делают добрыми, выборная демократия, которая магическим образом делает всех правителей хорошими и честными.

У каждого из этих терминов есть второе, более разумное и традиционное понимание. Для свободы слова его можно определить как способность обеспечить обратную связь народа с властью. И это, безусловно, правильно: людям нужна возможность открыто обличить недостатки, достучаться до руководства и так далее.

Но в наших условиях свобода слова превратилась в инструмент идеологической войны, потому что люди, которые используют свободу слова как навязываемый мем, на самом деле понимают под ней свободу лжи и пропаганды.

Это как с выборной демократией. Нам говорят: демократия — это когда народ выбирает своих правителей, а значит, это самый справедливый общественный строй, который можно себе вообразить. В реальности, как говорил Березовский, выборы — это способ найма власти капиталом. Потому что на самом деле к власти приходит политик с самой хорошей раскруткой и связями, то есть человек, которого поддерживают деньги. И демократия превращается в медийный фарс, когда люди с деньгами все решают, но обставляют это как демократические выборы.

Та же история со свободой слова. Нам говорят: "Есть независимые СМИ, которые обеспечивают свободу слова и таким образом исправляют и контролируют  власть". В реальности мы видим, что независимость средств массовой информации — это миф. А СМИ с самым большим медиа-рычагом могут врать столько, сколько им заблагорассудится, и тонкого голоса опровержений никто не слышит. Обычно эти СМИ управляются как раз властью – и не всегда только властями своего государства. Все мировые СМИ сейчас таковы: управляемые и ангажированные. Мы же видим свободу слова на Украине – это и есть самое концентрированное её выражение в первом смысле этого понятия, как свободы лжи и доминирования больших рупоров.

В идеале необходим баланс, при котором невозможно медийными инструментами извне – как сейчас в России, Украине, Македонии, Молдавии, Польше и тому подобное - влиять на внутренние процессы в стране, и при этом страна не теряет контакт с окружающим миром, а люди могут влиять на власть и открыто говорить о том, что их не устраивает в обществе и власти.

Справиться с этой задачу снизу, как мне кажется, невозможно. Об этом должна думать как раз власть, потому что для неё это наиболее важно и выгодно. 

Беседовал Тимур Аубакиров


Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!