Война за детское счастье, или Нужна ли открытая база данных о сиротах?

Фотография - Война за детское счастье, или Нужна ли открытая база данных о сиротах?

Фото из открытых источников

Открытые письма Аружан Саин сенаторам запустили новый виток дискуссий о системе усыновления.

2872 0


Битва мнений по поводу будущей базы данных казахстанских сирот протекает жарко, но виртуально. По одну сторону баррикад известный общественный деятель, по другую – депутаты сената и чиновники минобразования. Камень преткновения - изменения в законодательстве о защите прав детей. Директор благотворительного фонда Аружан Саин написала два открытых письма сенаторам с просьбами не принимать законопроект. Высказать депутатам свой призыв вслух она не смогла, на заседание комитета ее не пригласили.   

Комментируя корреспонденту Today.kz обсуждаемый законопроект, Аружан Саин заявила, что электронная база детей-сирот должна работать как единая информационная система, открытая  для всех казахстанцев, а не только представителей уполномоченных органов. Она пояснила, что сейчас в стране действует трехуровневый механизм учета детей, и созданная на его основе новая электронная база данных не  будет неэффективна. 

Фото -

"В единую систему должна помещаться информация о самом ребенке – фотография, свидетельство о рождении. Так, без участия человека, автоматически, должен формироваться открытый банк данных детей, оставшихся без попечения родителя. Затем, если  ребенок устраивается в семью либо передается под опеку, система изымает информацию о нем из открытого банка данных. Трехуровневая система учета всего этого сделать не позволяет", - поделилась видением общественный деятель.  

Однако сенаторы и чиновники категорически против такого подхода. Депутат верхней палаты парламента Людмила Полторабатько, один из разработчиков законопроекта, считает, что если допускать к информации о сиротах всех подряд, то могут сложиться условия для торговли детьми.  

Фото -

"Процедура регистрации будет защищена так же, как защищают государственные секреты. Желающий зарегистрироваться  в базе должен будет обратиться в органы опеки и попечительства. Там посмотрят, если он соответствует критериям, то будет зарегистрирован в базе и может выбирать себе ребенка", - говорит Полторабатько.     

Председатель комитета по защите прав детей МОН РК  Забира Оразалиева и вовсе уверена, что открытый доступ к анкетам нарушит права детей. 

Фото -

"Что это значит? Выставить всем на обозрение? Это не магазин игрушек, это люди! Извините, дети у нас очень сознательные, они уже в пять-шесть лет имеют свое мнение, свою позицию на жизнь. Что, значит, без их согласия выставить их, как игрушку?" – задается вопросом Оразалиева. 

 Так или иначе, законопроект должен вступить в силу только 1 января 2017 года. Пока процедура усыновления в Казахстане работает по старинке. Сначала пара, желающая забрать ребенка из детдома, обращается в органы опеки. Там ей выдают перечень бумаг, которые надо собрать и сдать в ЦОН: согласие близких родственников, сведения о доходах, информацию о семейном положении, заключение о состоянии здоровья, справку из наркодиспансера, выписку о судимости и документы о наличии жилья. Затем чиновники принимают решение. Если ответ положительный, то кандидатам выдают направление на посещение детских домов. Там они могут выбрать ребенка и получить о нем всю информацию — справки с диагнозами, сведения о родителях. 

Далее супруги обращаются в ювенальный суд. На заседании присутствуют представители органов опеки, руководство учреждения, где содержится ребенок, прокурор и сами будущие родители. Если суд решает дело в пользу кандидатов, то они могут забрать малыша в семью в течение 30 календарных дней.

Минус этой системы, по словам Аружан Саин, кроме всего прочего, в том, что она не учитывает интересы потенциальных опекунов и патронатных воспитателей. 

"Не каждый ребенок может быть усыновлен. Есть дети, которых можно взять только под опеку или патронат, но, получается, что потенциальные патронатные воспитатели и опекуны не могут иметь доступ. А дети, не подлежащие усыновлению, лишаются возможности быть устроенными в семью", - пояснила Саин. 

Тем не менее ее оппоненты настаивают: за каждого ребенка государство несет ответственность, поэтому выставлять информацию о нем на всеобщее обозрение нельзя.

"По запросам определенных граждан или структур эти базы данных могут быть доступны. Одновременно с перечнем детей, которых можно усыновить, будет перечень и список родителей, лист родителей, которые хотят усыновить. Все в этом законопроекте регулируется. Теперь не будет так: сегодня захотел, сегодня побежал и усыновил. Все это подлежит контролю, все это достаточно прозрачно, и это на ответственности уполномоченных органов РК", - сказала депутат Бырганым Айтимова, представляя доклад в сенате.

Аружан Саин в свою очередь в одном из открытых писем дает такую оценку: "Если излагать просто – при этой системе гражданин, проживающей, к примеру, в Бостандыкском районе Алматы, НИКОГДА не получит информацию о детях, находящихся в Алмалинском районе того же Алматы, законным путем! И это внутри ОДНОГО города!!! Что уж говорить про регионы и про всю территорию страны!".

Фото -

Вопрос – давать ли всем казахстанцам свободный доступ к базе данных о сиротах – далеко не праздный. Количество супружеских пар, страдающих бесплодием, в  Казахстане растет год от года. Главный врач Дома ребенка Павлодарской области Багдат Кембаева рассказала, что сейчас в очереди на усыновление в регионе стоят почти 180 супружеских пар.

"Все эти кандидаты ждут в среднем около двух-трех лет. В последнее время дольше. Очень много стало бесплодных пар, а детей мало", - отметила Кембаева.

Помимо казахстанцев малышей из детдомов забирают и иностранцы. Причем до недавнего времени им это делать было в чем-то легче, чем нашим соотечественникам. Сейчас система ужесточилась. Однако скандалы вокруг казахстанских детей, отданных за рубеж, продолжаются до сих пор. Не так давно весь мир узнал об убийстве в США усыновленных мальчиков  из приюта Щучинска.  

А вот история Евгения Поляничко только набирает обороты. Житель Костаная уже восемь лет пытается вернуть в Казахстан своих детей, усыновленных американской семьей.

Фото -

"Когда жена бросила детей, я несколько месяцев я сам их воспитывал, приходилось полдня не работать. Тогда я пошел в органы опеки, чтобы мне помогли. Там стали настаивать, что есть группа временного содержания, где дети могут быть до трех лет. Потом пообещали, что их оформят в садик. Я написал заявление. Но так как я юридически не являлся отцом, они позже заявили, что детей бросили, а документы - подделаны. Я каждый день бегал в Дом малютки "Дельфин", хотел забрать детей, все об этом знали. Но мне там все время говорили, что директора  Брагиной нет на месте.  В итоге моих детей молча отдали в международное усыновление, подождали  21 день, пока их оформят, и только потом Брагина появилась на работе и сказала: "А теперь делай, что хочешь", - описал свою драму Поляничко.

Фото -

Городской и областной суды подтвердили, что усыновление было незаконным, но виновники лишь отделались выговорами, а дети остались за рубежом, рассказывает мужчина.

Возвращаясь к обсуждаемому законопроекту, стоит отметить, что и Аружан Саин, и депутаты Сената Парламента РК, и представители министерства образования, отстаивая свои точки зрения, преследуют благие цели. Тем не менее сравните две цифры: с 2006 года благодаря сайту usynovite.kz – прообразу открытой базы, о которой говорит Саин, 495 детей покинули детские дома, но около 30 тысяч все еще мечтают обрести семью. 



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!