Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен. Политика протекционизма остается камнем преткновения на пути выхода из кризиса мировой экономики

Фотография - Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен. Политика протекционизма остается камнем преткновения на пути выхода из кризиса мировой экономики

Мир в ожидании чуда. 24 сентября в американском Питтсбурге стартовал двухдневный саммит G20 («Группа 20»). Предполагается, что на встрече ведущих стран будут обсуждены четыре блока вопросов, которые, возможно, изменят траекторию развития глобальной экономики. Есть надежда, что принятые на саммите решения могут изменить и ход событий в казахстанской экономике.

239 0

Мир в ожидании чуда. 24 сентября в американском Питтсбурге стартовал двухдневный саммит G20 («Группа 20»). Предполагается, что на встрече ведущих стран будут обсуждены четыре блока вопросов, которые, возможно, изменят траекторию развития глобальной экономики. Есть надежда, что принятые на саммите решения могут изменить и ход событий в казахстанской экономике.

Ход основных событий саммита очертил помощник президента РФ Аркадий Дворкович. По его словам, будут обсуждены четыре блока вопросов. В первом будут оценены текущая ситуация и целесообразность отказа от применения антикризисных стимулов – бюджетных и монетарных. Вторым блоком участники пройдут по реформированию глобальных институтов управления в мировой экономике. В третьем рассмотрят повышение требований и изменение формул расчета, применяемых к капиталам банков. Четвертый блок коснется развития мировой экономики, в том числе энергетической безопасности, изменения климата, мировой торговли, рынка труда и содействия беднейшим странам.

Напомним, что в состав G20 входят Австралия, Аргентина, Бразилия, Великобритания, Германия, Индия, Индонезия, Италия, Канада, Китай, Корея, Мексика, Россия, Саудовская Аравия, США, Турция, Франция, ЮАР, Япония и ЕС.

Старые песни о главном

Накануне «большой двадцатки» президент США Барак Обама выступил с довольно яркой речью. По его словам, на саммите G20 участники смогут проанализировать шаги, предпринятые за последние 5 месяцев каждой из стран – как в самостоятельном режиме, так и сообща с другими странами, чтобы сломать хребет экономическому кризису. «Благодаря предпринятым нами и другими народами шагам мы можем сказать, что остановили свободное падение экономики. Но мы также знаем, что остановить кровь – этого недостаточно. Наша работа далека от завершения», - заявил глава Белого Дома.

Кстати, на имя американского лидера премьеры Италии и Австралии Сильвио Берлускони и Кевин Радд направили совместное письмо, в котором предлагают на саммите вынести в центр дискуссий финансовые спекуляции и манипуляцию рынками, в особенности сырьевыми рынками. По их мнению, именно такие спекуляции в значительной мере были причиной серьезных колебаний цен, излишней волатильности рынков, в результате чего многим людям был нанесен серьезный ущерб. Кроме того, такие процессы, как они считают, представляют угрозу для мирового роста.

Более радикален президент Франции Николя Саркози: по словам генсека Елисейского дворца Клода Геан, он намерен покинуть саммит G20, если партнерам не удастся договориться о сокращении бонусов топ-менеджерам и прозрачности механизмов финансового регулирования. Саркози беспокоит отсутствие регламентации чрезмерных вознаграждений, которые увеличивают риски и факторы кризиса.

Еще один член ЕС - Норвегия - обратилась к странам Северной Европы с призывом коллективно участвовать на саммите «большой двадцатки». Глава МИД Норвегии Йонас Гар Стере: «Нам, в странах Северной Европы, которые вместе стоят на 8, 9 или 10 месте в мировой экономике, а также которые делают крупные взносы в МВФ, Всемирный банк и ООН, важно, чтобы наши голоса были услышаны». По его словам, G20 представляется важной платформой для поиска решений, особенно в период финансового кризиса, и более эффективной организацией, чем, к примеру, ООН, в ситуациях, требующих принятия быстрых решений в сфере глобальных вопросов.

С заявлениями накануне саммита выступили некоторые участники БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай). К примеру, премьер Индии Манмохан Сингх призвал участников G20 принять меры для борьбы с протекционизмом. Нынешний саммит, по его мнению, должен быть посвящен решению среднесрочных и долгосрочных вопросов. Это стабильный и сбалансированный рост; укрепление системы регулирования в системе международных финансов, реформирование системы управления МВФ, банков развития, а также корректировка задач этих организаций, борьба с изменением климата и построение открытой мировой экономики.

Бразилия, как сообщил глава местного МИД Селсу Аморим, надеется, что G20 поспособствует реформе МВФ и Всемирного банка. По его мнению, формат «большой двадцатки» имеет все шансы на успех. «В рамках G20 я считаю особенно важной координацию действий развивающихся стран между собой, и особенно – координацию между странами БРИК», - заявил Аморим.

Со своей стороны Россия, по сообщению главы Минфина Алексея Кудрина, представит на саммите совместный план антикризисных мероприятий, подготовленный министрами финансов стран СНГ. Последних интересуют вопросы, связанные с регулированием финансовых рынков, и вопросы доступа к финансовым ресурсам. Также страны СНГ, по словам Кудрина, заинтересованы в вопросе оказания помощи странам с низким уровнем дохода. По его словам, такая поддержка является одним из важнейших элементов в борьбе с кризисом на международном уровне, и помощь беднейшим странам может быть оказана через механизмы дополнительной техподдержки или через предоставление грантов.

Зрите в корень

Вопросы, которые будут обсуждаться на саммите «большой двадцатки», а также последствия принятых участниками G20 решений, мы попросили прокомментировать директора Центра макроэкономических исследований Олжаса Худайбергенова.

- В центре внимания саммита - американское предложение под названием "Концепция мер для устойчивого и сбалансированного роста" (Framework for Sustainable and Balanced Growth). Документ включает такие меры, как сокращение бюджетного дефицита и увеличение нормы сбережений в США, сокращение роли экспорта в китайской экономике, структурные изменения в Европе с целью увеличения частных инвестиций.

Насколько реальны предложения США, которые, по сути, являются родиной нынешнего кризиса? Не будет ли такого, что мир, принимая правила игры США, вновь может втянутся в их игры, в результате которых роль США вновь вырастут в мировой экономике? Не вызовет ли предложение по сокращению роли экспорта в КНР негативную реакцию со стороны последней?

- Предложенные меры, как это ни звучит парадоксально, означают, что кризис будет продолжаться. Попробуем рассмотреть каждое предложение в отдельности. Например, сокращение бюджетного дефицита США в условиях наблюдаемого падения налоговых поступлений означает, что будут сокращаться госрасходы, что заложит определенный потенциал падения экономики. Увеличение нормы сбережений возможно лишь за счет снижения потребительских расходов. Если к этому добавить спад объемов потребительского кредитования, фактический платежеспособный спрос будет еще ниже. Иначе говоря, продажи компаний будут падать и дальше, а их потребность в антикризисной помощи будет расти. Сокращение роли экспорта в Китае предполагает переориентирование экспортной отрасли на внутренний спрос. Этот процесс уже начался и сопровождается соответствующие уменьшением объемов импорта. Но самое главное, с точки зрения мировой торговли сокращение экспорта возможно лишь в условиях активного использования протекционистских мерами торговыми партнерами, на что Китай обязательно ответит пропорционально. Что касается Европа, то увеличение частных инвестиций потенциально, если имеются два условия: а) продажи компаний растут, то есть предполагается, что инвестиции окупятся; б) существующие производственные мощности загружены по максимуму.

К сожалению, оба этих условиях в реальности показывают противоположные значения – продажи падают, а загрузка производственных мощностей находится около исторических минимумов, свидетельствуя об их избытке.

Учитывая вышесказанное, можно с уверенностью сказать, что экономические власти США не осознают масштабов кризиса, взяли курс на самоуспокоение и ведут экономику к новой волне кризиса. Принятие вышеуказанных мер означает, что следующий год страны открыто перейдут к политике протекционизма, в результате которого большинство торгово-таможенных объединений начнет терять смысл своего существования. Остается добавить, что год предстоит весьма и весьма жаркий.

 

- Предполагается, что на саммите будут обсуждаться вопросы мировой валютной системы, но не вопрос о замене доллара. Как вы считаете, с чем это связано? Сможет ли мир в будущем прийти к тому, что предлагает наш президент – уйти от зависимости от американского доллара?

 

- Это связано с тем, что доллар остается самой сильной валютой, а тезисы о ее перепечатанности являются вымыслом. Евро, иена, юань перепечатаны намного больше, чем американская валюта. Поэтому на ближайшие 3-4 года особых изменений не предвидится. Даже если потом доллар потеряет статус мировой валюты, то она станет региональной. И никакой отмены доллара не будет, как не отменился фунт стерлингов, потерявший в свое время статус мировой валюты. Наиболее вероятный расклад – это разделение мировой валютной зоны на несколько региональных, между которыми роль единой меры стоимости будет играть золото. Скорее всего, именно эти аспекты будут обсуждаться, хотя американцы постараются максимально отдалить такие вопросы и появление ответов на них.

 

Если считать с начала кризиса, 5-6 лет уйдет на осознание, что нынешняя мировая валютная система не сможет сохраниться, еще 5-6 лет уйдет на оформление региональных валютных систем и поиск компромиссов о том, какой валюте быть мировой. И еще такой же срок понадобится на создание новой валютной системы.

Но самое главное, при создании новой валютной системы важно не то, как она будет называться, важно, кто и на каких условиях будет эмитировать ее. И именно из-за этого споры о новой валюте затянутся.

 

Что касается обсуждения других вопросов на G20, сворачивание антикризисных мер покажет всю иллюзорность текущей стабилизации и надежд на выход из кризиса. Под реформой глобальных институтов подразумевается идея придания им дополнительных полномочий. Однако, на мой взгляд, МВФ и Всемирный банк совершили множество ошибок. В июле 2007 года они не предвидели кризис, наступивший в августе. Летом 2008 года дали позитивные прогнозы касательно перспективы мировой экономики. Как дальше обстояла ситуация, мы знаем. Сейчас история повторяется. Поэтому компетентность мировых финансовых институтов весьма сомнительна, и давать им дополнительные полномочия будет ошибкой. Тем более, что выход из кризиса отнюдь не зависит от наличия полномочий МВФ, ведь развитие протекционизма фактически означает, что каждая страна будет сама выходить из кризиса.

 

Что касается пересмотра нормативов для коммерческих банков – это, конечно, полезная мера, но в сравнении с настоящими причинами кризиса выглядят лишь как косметический ремонт проблемного сектора. Ну а четвертый вопрос содержит в себе стандартный набор тем, которые обсуждаются по умолчанию и имеют лишь формальное решение, часто не исполняющееся на практике.

 

- Лидеры Евросоюза ратуют за ограничение банковских бонусов, которые предложено поставить в зависимость от долгосрочных результатов банка. Также они ждут решений по борьбе с безработицей. Насколько эти вопросы можно рассматривать в плоскости казахстанской экономики? Насколько они волнуют нас?

 

- Сейчас для развитых стран не существует способов выхода из кризиса. В силу проблем сверхпотребления и перепроизводства, которое невозможно поддерживать постоянно на высоком уровне, развитые страны должны обязательно упасть до естественного уровня, который ниже на 35-40% от текущего. Именно поэтому, можно сказать, развитые страны находятся вначале пути своего падения, и все разговоры могут лишь сводиться к тому, чтобы это падение растянуть по времени, иначе говоря, обеспечить экономике «мягкую посадку».

Надо отметить, что нынешний выход из кризиса, с точки зрения официальных властей развитых стран, сопровождается ростом безработицы и падением зарплат. Это противоречие заставляет сомневаться в тезисе об окончании кризиса.

 

Если говорить в целом, то антикризисные решения находятся, так сказать, на национальном уровне. Из-за кризиса каждая страна должна защищать своего производителя. Разговоры о необходимости отказа от политики протекционизма вызваны тем, что развитые страны хотят как можно дольше сохранить рынки сбыта для своего экспорта, тогда как сами уже приняли достаточное количество мер по недопущению импорта на свои рынки. Вот это обстоятельство нужно учитывать странам, в том числе Казахстану, при планировании дальнейших своих действий.

Что касается ограничения бонусов для банкиров или даже введение штрафов за убытки – это вполне полезная мера для банковского сектора, который, являясь фактически посредником между производством и потребителями, разросся неадекватно своей роли.

 

- Чего вы ждете от предстоящего саммита? Какие меры необходимо предпринять на мировом уровне, чтобы они положительно отозвались на Казахстане?

 

- Казахстан может выиграть в следующих случаях. Во-первых, если развитые страны смогут обеспечить плавную посадку своим экономикам, то наша страна выиграет время для того, чтобы перестроить позиции, реализовать нужные меры и т.д. Во-вторых, дальнейшее распространение протекционизма приведет к тому, что торговые организации потеряют смысл, а Казахстан все-таки избежит необходимости стать их участником.

В целом, саммит, я думаю, не сыграет никакой роли, как это случилось с апрельским саммитом. А все необходимые процессы, которые принесут позитив для Казахстана, будут развиваться в силу объективных и неизбежных обстоятельств. 


Теги:

кризис

Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!