Айсултан хочет ходить

Фотография - Айсултан хочет ходить

 12-летний Айсултан Конылкосов больше всего на свете мечтает играть в футбол. Но он не может. Мальчик передвигается только на костылях. У Айсултана нет головки бедренной кости. Врачи центра Илизарова в Кургане готовы поставить ему протез, но на это надо 1,5 миллиона тенге. Мама Айсултана и весь коллектив санатория «Чайка», где лечится мальчик, просят ему помочь. 

272 0

 12-летний Айсултан Конылкосов больше всего на свете мечтает играть в футбол. Но он не может. Мальчик передвигается только на костылях. У Айсултана нет головки бедренной кости. Врачи центра Илизарова в Кургане готовы поставить ему протез, но на это надо 1,5 миллиона тенге. Мама Айсултана и весь коллектив санатория «Чайка», где лечится мальчик, просят ему помочь.


Почему я такой?


Айсултан хромал с детства. Не мог бегать, как другие мальчишки, играть и прыгать. Когда пошел в первый класс, он впервые решился спросить у мамы: «Почему я хромаю?», и она не нашлась, что ответить.


– Мне стало так больно, – рассказывает Марал. – И эта боль не проходит до сих пор. Айсултан все время спрашивает: «Почему я не хожу на физкультуру? Смогу ли пойти в армию?». Он заболел в 9 месяцев. Мы жили тогда на точке в Уилском районе, на руках была больная свекровь. У Айсултана на бедре появилась гнойная рана. Похоронив свекровь, ребенку тогда уже было 1 год и 2 месяца, я поехала с ним в райбольницу. Оказалось, у Айсултана образовался гнойник на головке бедренной кости. Гной ему вычистили, но наступать на ножку он не мог. Пошел Айсултан только в три года. Хромал, дети его дразнили, и он страшно из-за этого переживал. Ему хотелось играть как все, но он не мог. Одна ножка у него стала короче другой. В 2007 году, собрав деньги у родных, я поехала с сыном в аксайскую больницу. Месяц Айсултан лежал со спицами, ему вправили бедро, но головка бедренной кости у него рассосалась.


– Сейчас разница в длине ног у ребенка достигла 8 сантиметров, – говорит главврач «Чайки» Жанибек Нармухамедов. – С возрастом эта разница будет только расти, потому что нет опоры. Это ведет к искривлению позвоночника и тазовых костей, со временем могут возникнуть проблемы внутренних органов. Мы проводим общеукрепляющие процедуры, ребенок занимается на тренажерах, но видимого результата это не даст. Айсултану нужен протез тазобедренного сустава. Недавно мы обратились в центр Илизарова в Кургане, выслали туда его снимки, и нам пришел ответ: Айсултана ждут на операцию, но стоит она 1 миллион. Мальчику надо 100 дней пролежать в стационаре, он платный. Еще мама должна находиться рядом. Для этого есть пансионат, он тоже платный. Всего надо где-то 1,5 миллиона тенге. Когда мы сказали об этом маме Айсултана, первый вопрос у нее был: «А где я возьму деньги?». Женщина одна воспитывает двоих детей, живет в поселке Алии Молдагуловой, работает няней в садике. Поэтому мы решили обратиться в «Д». В газете есть замечательная акция «Требуется помощь», люди на нее откликаются живо, помогли десяткам детей, мы хотим, чтобы помогли и Айсултану. В его случае нельзя терять время. Ребенку 12 лет, но он чувствует себя ущербным в окружении сверстников… Если не помочь ему сейчас, процессы в его организме могут стать необратимыми. А сделают операцию – он будет нормальным ребенком и по-другому начнет смотреть на мир.


 

– Я очень хочу, чтобы Айсултану помогли и буду благодарна всем, кто откликнется, – говорит Марал. – Надеяться мне больше не на кого. Живу у младшего брата, в 2 года осталась сиротой. 

Я мечтаю играть в футбол, но не могу Айсултан

 


Вырасту – буду доктором


В санатории «Чайка» Айсултан Конылкосов лежит с апреля. Здесь, в костном отделении 12 детей. Им от 2 до 14 лет. У всех проблемы опорно-двигательного аппарата. Некоторым подолгу приходится лежать в гипсе, некоторые часами занимаются на тренажерах (кстати, часть их сконструировали сами врачи), и через два года они уходят из санатория, даже не прихрамывая. У Айсултана другой случай – запущенный. Упражнения на тренажерах Айсултан выполняет с особым усердием, но врачи переживают, что это мало что может изменить.


В Казахстане, как рассказывают медики, тоже делают операции по протезированию тазобедренного сустава. Но на лечение принимают только с 18 лет, причем бесплатна только операция, протез стоит 4,5 тысячи долларов.


– Лечение в Кургане за счет бюджета тоже невозможно, – говорит главврач «Чайки». – Есть постановление правительства «О порядке направления граждан на лечение за рубеж», но за 10 лет работы в облздраве мне ни разу не удалось хоть кого-то отправить на такое лечение. Это очень долгая процедура. В ходе нее надо доказать, что в условиях республики лечение невозможно, а такого заключения никто из тех, кого мы направляли в Астану, так и не получил. Для этого находят тысячу причин.


…Когда мы приехали в «Чайку», Айсултан как раз шел на тренажеры. Увидев фотоаппарат, он исчез в палате и через время появился в яркой «спортивке».


– Я так хочу сфотографироваться, – объяснил мальчик. – С 9 лет я хожу на костылях. Если без них – подпрыгиваю. Врачи говорят, на больную ножку наступать нельзя. Я делаю все, что они скажут. Может, смогу ходить, как все.


– А о чем мечтаешь?


– Чтобы нога не болела. И домой хочу. Там у меня мама, старшая сестра, друзья остались. Мечтаю играть в футбол, волейбол, но не могу.


– Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?


– Врачом, детей лечить. 


Редакция «Д» просит читателей помочь Айсултану Конылкосову. На операцию, напомним, надо 1,5 миллиона тенге. Деньги немалые, но если захотеть, их можно собрать.


Пусть одним счастливым ребенком среди нас станет больше!


Деньги можно перечислять на счет Конилкосовой Марал Амангелдиевны


Счет в АО «Народный банк Казахстана» № 1299311001100958 (до 7 июня 2010 года)

№ KZ 796010633000000953 (после 7 июня 2010 года)

БИК 190301602, РНН 061800106174, РНН получателя 061510270858

 



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!