Выпускники интернатов в казахской глубинке не могут найти ни жилье, ни работу

Фотография - Выпускники интернатов в казахской глубинке не могут найти ни жилье, ни работу

Большая часть выпускников Яйсанской школы-интерната для детей с задержкой психического развития в начале самостоятельной жизни остаются без жилья и работы. Они говорят, что своих детей оградят от такой участи.   

152 0

Большая часть выпускников Яйсанской школы-интерната для детей с задержкой психического развития в начале самостоятельной жизни остаются без жилья и работы. Они говорят, что своих детей оградят от такой участи. 


Антон Петров, выпускник Яйсанской школы-интерната в Актюбинской области, говорит нашему радио Азаттык, что, когда умерла мама, его вместе с пятью братьями и сестрами отправили в Яйсан, так как, мол, они большие. Самых младших братишку и сестренку определили в Алгинский детский дом.


– Мне сейчас 21 год, растет дочь. Состою в гражданском браке с Ириной Павловой, тоже с нашего интерната. Недавно навещал в интернате братишку – Сергея Петрова, его два года назад перевели с Алгинского детского дома, – говорит Антон.


Он утверждает, зрение у братишки ухудшилось с четырех до минус шести, так как в интернате никому дела нет до его здоровья и до того, как он занимается с таким зрением на уроках.


– В Алге хорошо учился, а здесь до двоек скатился. Буду деньги собирать, чтобы очки ему купить, – говорит Антон Петров.Многие наши выпускницы торгуют своим телом, занимаются проституцией.


По словам Антона Петрова, полтора года назад из интерната в лицей № 13 отправили учиться его брата Алексея, который до сих пор не посещает занятия. Он живет в поселке с сестрой, никто не ищет и не интересуется его судьбой, говорит Антон.


Ирина Павлова с братьями Пашей и Володей после смерти матери были определены в Яйсанскую школу-интернат для детей с задержкой психического развития. Есть случаи, говорит она, когда в интернат определяют детей из одной семьи.


По ее словам, после окончания интерната выпускников направляют в профессиональный лицей. Девочки в лицее, говорит Ирина Павлова, обучаются швейному делу, но работу потом найти не могут.


– Многие наши выпускницы торгуют своим телом, занимаются проституцией. Мы не осуждаем их: они не воруют, не насилуют, а зарабатывают на хлеб, – говорит Ирина Павлова.


Антон Петров утверждает, что после окончания лицея директор сказал ему: пока он не снимется с учета в районном военкомате и не принесет справку о трудоустройстве, документы ему «не выдаст».


– Я долго искал работу в городе. Жилья нет, пришлось попросить предпринимателя сделать справку и поставить печать, что я как будто у него работаю, – говорит Антон Петров.

ПРИЮТ ПОСЛЕ ИНТЕРНАТА


Ирина Павлова говорит нашему радио Азаттык, что в доме ее бабушки находят приют многие выпускники Яйсанской школы-интерната для детей с задержкой психического развития.


– Никому не отказываем в ночлеге, иначе останутся на улице. Дом разваливается, зимой холодно, газовую плиту включаем, в одной комнате живем, –говорит Ирина Павлова.


Денег, утверждает она, на ремонт нет, на хлеб еле хватает. В день получения зарплаты, по ее словам, покупают иногда фрукты, а мясо не позволяют себе.Никогда не допустим, чтобы наши дети попали в детский дом. Наше новое поколение будет здоровым!


Выпускники интерната говорят нашему радио Азаттык, что они безработные, живут временными заработками и многие после окончания интерната снимают жилье группами. Алексей Чашин тоже выпускник Яйсанской школы-интерната для детей с задержкой психического развития.


– С пеленок рос в Алгинском детском доме, потом в Тамдинском, после отправили в Яйсанский интернат. Прописки нет, работы тоже. Меня вот ребята приютили, – говорит он.


Антон Петров говорит, что сейчас похолодало, а теплой одежды не на что купить. Воспитанники Яйсанской школы интерната напоследок сказали корреспонденту радио Азаттык: «Никогда не допустим, чтобы наши дети попали в детский дом. Наше новое поколение будет здоровым!»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВРАЧЕЙ


По словам Алмы Курманбаевой, она, воспитывая одна двоих детей, осталась без крыши над головой и решила попросить отдел образования временно устроить своих малолетних детей в Алгинский детский дом.


– На психолого-медико-педагогической консультации сказали, что места в Алгинском детском доме нет, – говорит Алма Курманбаева.


Поэтому, утверждает она, ей предложили отправить детей в Яйсанскую школу-интернат для детей с задержкой психического развития, предупредив, что врачи не будут давать ее детям лекарства, так как они здоровые.


– Мне пришлось согласиться: выхода не было. Когда посещала детей, первым делом спрашивали: «Кушать привезла?» Они недоедали, – говорит Алма Курманбаева.


По ее словам, через два года она добилась перевода девочек в интернат для детей из малообеспеченных семей в поселок Новостепановка.


– Когда просила в отделе образования области справку о том, что дети здоровые, то мне ответили: «Раз дети учились в интернате с задержкой психического развития, значит они больные». Члены комиссии ведь сами уверяли меня, что мои дети здоровы, и уговаривали, чтобы я согласилась отдать девочек в Яйсанский интернат, где живут дети с различными психическими отклонениями. Почему эксперты психолого-медико-педагогической консультации и отдел областного образования не несут ответственности за действия, которыми нанесли ущерб детям, нарушили их права? – вопрошает Алма Курманбаева.


Начальник отдела интернатных организаций и охраны прав детей департамента образования Актюбинской области Галина Еремеева говорит, что оставшиеся без попечения дети определяются в детские дома и интернаты постановлением акимата на основе заключения психолого-медико-педагогической консультации.


«Здоровые дети направляются в Алгинский детский дом, умственно отсталые в Тамдинский, а с задержкой психического развития в Яйсанский интернат», – утверждает Галина Еремеева.

 



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!