Лимит 50%: хрупкость полумер

Фотография - Лимит 50%: хрупкость полумер

363 0

Партнер Angels Nika Advisory Еркин Сагиев специально для Today.kz

С 1 апреля 2014 года вступает в силу постановление Национального банка РК от 25 декабря 2013 года № 292, которое устанавливает ограничение по уровню задолженности на одно физическое лицо. Ограничение устанавливается на уровне 50% от среднемесячного дохода заемщика за предшествующие 6 месяцев и применяется к заемщикам с доходом не более 2 средних месячных заработных плат.

Если взять среднюю заработную плату на январь 2014 года, то предельный доход заемщика будет равен 209 тысяч тенге. С одной стороны, по статистике, как минимум 90% населения о такой заработной плате может только мечтать, и вроде такой порог должен снимать системный риск. С другой стороны, без дополнительных данных невозможно понять, какова доля заемщиков с доходами ниже порога в общей сумме выданных кредитов конкретного банка. Будем считать, что Национальному банку в данном случае виднее.

Теперь рассмотрим первый логичный вопрос: насколько адекватен выбранный предельный уровень кредитной нагрузки в 50%?

Давайте взглянем на структуру расходов среднестатистического горожанина с ежемесячным доходом в 130 тысяч тенге, что как раз ниже порога. По статистическим данным, на питание, коммунальные услуги, одежду и медицинские услуги расходуется до 66% дохода. Как вы обратили внимание, это без аренды жилья или обслуживания ипотечного займа. Конечно, разговор о среднем схож с заявлением, что средняя температура по больнице – 36,6, но постановление Национального банка также оперирует одним усредненным показателем для всех.

Таким образом, 50% - это явно завышенный порог в среднем. В частных случаях он не станет ограничением для семей с большими расходами и, скорее всего, будет излишне строгим для экономных холостяков. Получается что-то вроде «для Атоса этого слишком много, для графа де Ла Фер – слишком мало».

Получается, что единый уровень кредитной нагрузки для всех – это слишком просто, чтобы быть эффективным. Возникает второй вопрос: является ли установление предела кредитной нагрузки достаточной мерой для обеспечения качества активов банков? Проще говоря, не завалятся ли некоторые банки при первой же волне неплатежей, связанной с замедлением национальной экономики?

Здесь можно отметить одно интересное наблюдение, изложенное в книге «Антихрупкость» Нассима Талеба, который проработал немало лет трейдером на финансовом рынке. Талеб определяет хрупкость как способность вещи (системы) разрушиться под воздействием неожиданных явлений. Тут надо пояснить, что, конечно, финансисты пытаются оценить возможность наступления подобных явлений, но основываются они на исторических данных, что сравнимо с управлением автомобилем через зеркало заднего вида. Возвращаясь к мыслям Нассима Талеба - он отметил, что хрупкой систему делают, в частности, усредненные подходы. Результатом усреднения обычно является одновременное ограничение выгод и сохранение риска как такового.

Очень важная мысль. Давайте применим ее к нашей ситуации. Статистика показывает, что порог в 50% потенциально уже не будет срабатывать и, соответственно, будет допускать нездоровую кредитную нагрузку. Но это только частные (специфические) риски, которые уступают потенциальным чрезвычайным рискам потребительского кредитования, которые связаны с сохранением практики активной выдачи кредитов в условиях риска шторма на рынке труда (системный риск).

Давайте взглянем на ситуацию с оплатой труда и доходами населения в целом. Здесь нам интересна динамика, то есть размер прироста от года к году и в реальном выражении (без инфляции). По данным Агентства по статистике, за последние годы наблюдается стабильное снижение темпов роста доходов населения и средней заработной платы. Если прирост реальной заработной платы в 2010 году составлял 7,6%, то к 2013 темп плавно спал до 1,6%. Аналогично темп прироста реальных доходов населения в 2011 году составлял 9,4%, а к 2013 году он сошел до 3%. Как видно, динамика не радует, и ничто не гарантирует, что в результате февральской девальвации темп прироста реальных доходов населения по итогам текущего года не упадет до нуля.

Понятно, что с доходами населения тенденция негативная. Возможно, с трудоустройством лучше? Снова обратимся к данным Агентства по статистике. Тут можно выделить два интересных показателя. Первый – это разница в динамике между приростом экономически активного населения (все, кто может трудиться) и занятыми (кто работает по факту). Если разница в 2010 году составляла 0,9 процентных пункта, то последние два года мы имеем только 0,1. Это означает, что мы уже не сокращаем уровень безработицы, а пытаемся его удержать. Второй показатель – это превышение количества принятых наемных работников над уволенными по разным причинам. Если в 2011 году нанимали на 12,8% больше, чем увольняли, то к 2013 году работодатели наняли больше только на 6,3%. Эта высвободившаяся рабочая сила вряд ли ушла в частное предпринимательство, ведь темпы роста самозанятого населения за последние три года сошли до отрицательных значений. Как видно, и уровень занятости не дает уверенности в завтрашнем дне.

В итоге получается, что, несмотря на усилия Национального банка, сохраняется хрупкость банковской системы. Ведь введенный порог не способен сохранить устойчивость банков, увлеченных кредитованием физических лиц, в условиях возникновения осложнений на рынке труда. Также это ограничение не эффективно даже как инструмент снижения рисков на одного заемщика, поскольку является единым для всех физических лиц и установлен явно выше разумно минимума. Так что будем просто надеяться, что гром не грянет.



Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?