414

Quid pro quo: пост-женевский расклад

Фотография - Quid pro quo: пост-женевский расклад

Эксперт Института Евразийских исследований Данияр Косназаров специально для Today.kz

Переговоры в Женеве по украинскому кризису важны были не столько из-за присутствия на них украинской стороны, сколько из-за наличия США и Европы. Предельная эскалация конфронтации до переговоров в Женеве показательна тем, что каждая из сторон противостояния пыталась по максимуму довести конфликт до черты невозврата, что важно с точки зрения усиления переговорных позиций в Женеве. Москва хотела решить данный вопрос, так как дальнейшая консолидация западной позиции может полностью сместить более-менее гибкую позицию некоторых европейских стран.

На это рассчитывали США, пытаясь через новое руководство Украины вынудить Россию более жестко отреагировать на антитеррористическую кампанию Киева. Благодаря такой реакции России, Вашингтон смог бы убедить мировую общественность в неправомерности и агрессивности Москвы, что заметно изолировало бы Россию, не только ее контакты с европейскими партнерами. С другой стороны, надо отметить, что украинский кризис позволяет отвлечься странам Европы, США, России и новой власти в Украине от других острых социально-экономических и политических проблем. Выгоды от популистских мер в этой связи для каждого из государств существенны, и это может служить дополнительным барьером для реализации пунктов договора в Женеве.

Вместе с тем, военное столкновение не выгодно никому и никто не желает рисковать. Хотя погрязшая в военном конфликте Россия выгодна Европе и США. В этой связи, новые украинские власти, не являясь самостоятельной силой, будут полностью зависеть от директив Вашингтона. Вариант прямого столкновения может и менее вероятен, но каждая из сторон, в частности Москва, будет до конца «идти на принцип» и видно, что Путин решителен и будет делать все, чтобы «самоутвердиться» на слабости Европы и США при их нежелании вступать в открытый конфликт с Россией. Москве открытый конфликт тоже не выгоден, и Россия старалась предпринять все шаги по де-эскалации конфликта на женевских переговорах с максимальной выгодой для себя. Москве, в частности, нужны гарантии того, что НАТО не будет присутствовать на Украине. Хотя это не отменит того, что НАТО будет укреплять свое влияние в Восточной Европе, вооружая страны региона.

В целом, затраты на вооружение будут подняты в странах НАТО и России. Это также будет служить способствующим рычагом подстегивания экономики стран к росту и, по возможности, выходу из кризиса. Это важно не только России, но и НАТО, которая также пытается обрести свою легитимность, доказывая правоту тезиса о том, что против России надо объединятся и дальше работать. Это нужно для того, чтобы НАТО смогла получить новые деньги для своей работы. Это также усиливает позиции США в Европе.

При испорченных отношениях в свете «сноуденского дела», общий враг в виде России позволит консолидировать страны Европы вокруг США. Это также позволит общественности забыть о провалах американской стратегии в Афганистане, Сирии, Палестине. Но эта ситуация может придать дополнительный стимул переговорам с Ираном, энергоресурсы которого важны в рамках изоляции России от доступа на европейские рынки. Тегеран в целом понимает наличие такой возможности и будет по максимуму стараться решить вопрос с санкциями, чтобы улучшить экономическое положение и усилить легитимность аятоллы и всего режима. Активное военное вмешательство России на Украине скажется и на восприятии Ирана по вопросу Каспийского моря, что чревато военной гонкой. Вместе с тем, Тегеран по многим вопросам солидарен с Россией, в том числе в вопросе блокирования присутствия США на Каспии, но будет использовать сложившуюся ситуацию на переговорах с США в свою пользу. Иран также будет использовать эту ситуацию для налаживания отношений со странами, которые насторожены действиями России и США. Недавнее сближение с Азербайджаном можно рассматривать в этом свете. Ирану важно заверить Баку, что он не будет предпринимать никаких шагов по созданию «Иранского Азербайджана», отметая все ревизионистские настрои. Стиль администрации Хасана Рухани в целом весьма мягок, и это служит дополнительным фактором в отказе от такого настроя, который периодически муссировался в период президентства Махмуда Ахмадинежада. Что касается решения иранского ядерного вопроса, заметно, что Иран пошел на заметные уступки и усердно готовится к окончательному раунду переговоров с «шестеркой». Пока сигналы весьма положительные, но это не должно означать, что конец всей этой эпопеи будет добрым.

Что касаетя нефти и газа, то санкции против Ирана и России выгодны глобальным нефтяным компаниям. Закупоривание месторождений только повысит цену на энергоносители. Это также выгодно Саудовской Аравии и другим странам арабского полуострова, так как повышает спрос на их сырье. Это не только касается стран Запада, но и важно для Китая. Ливия готова возобновить поставки энергоресурсов, что тоже сказалось, пусть и не надолго, на легком понижении цены. Высокие цены на сырье важны и для Казахстана. Вместе с тем, проблемы с запуском Кашагана вынуждают власти страны привлекать инвестиции другим путем.

Загрузка...