Невыносимая сложность бытия

Фотография - Невыносимая сложность бытия

326 0

Эксперт Института Евразийских исследований Данияр Косназаров специально для Today.kz

Афганистан готовится ко второму раунду президентских выборов, которые назначены на 14 июня. За три дня до начала второго тура закончатся предвыборные кампании двух самых сильных претендентов на президентский пост, экс-министра иностранных дел Абдуллы Абдуллы и экономиста Всемирного Банка и экс-министра финансов Ашрафа Гани Ахмадзая. Оба кандидата ездят по различным провинциям Афганистана, выступая перед местной публикой и заключая альянсы с локальными лидерами и аксакалами. Согласно графику, 22 июля афганский народ познакомится со своим новым президентом. Но не важно, кто станет президентом, ему придется нелегко. Проблем не только хватает внутри самого Афганистана, но и ухудшается международная и региональная обстановка. Нельзя сказать, что у Афганистана проблемы исключительно с США, возникает много вопросов у других мировых игроков к Кабулу.

Все сильнее и сильнее нарастает напор талибов, представитель которых недавно снова заявил о том, что реакция повстанцев на этот раз будет более агрессивной, чем это было в период первого тура выборов. Ну и в целом, подрывные действия движения «Талибан» перешли в свою активную фазу. Данная активизация обусловлена не только наступлением удобных климатических условий, но и острым желанием талибов показать всему миру, что вооруженные силы иностранных государств и афганские правоохранительные органы так ничего и не добьются. Об этом свидетельствуют недавние кровавые столкновения в уезде Ямган провинции Бадахшан, где талибы похитили 27 сотрудников афганской полиции, в последствии выпустив многих из них. Столкновения подобного рода происходят и в других частях Афганистана. И действия талибов и других организаций, безусловно, будут иметь не только афганскую подоплеку, но и влиять на взаимоотношения Кабула с другими странами.

Другой ложкой дегтя стала новость о нападении на индийское консульство в городе Герат со стороны небольшой группы боевиков. Многие специалисты спрашивают себя, как могла произойти такая атака на хорошо охраняемое здание, к которому очень сложно пробраться. Кто-то из зарубежных экспертов предположил, что в этом деле замешана «сеть Хаккани» и пакистанская разведка. Хамид Карзай, в свою очередь, обвинил «Лашкар-е Тайбу», базирующийся в Пакистане.

В свете назначения лидера партии «Бхаратия Джаната Парти» Нарендра Моди в качестве следующего премьер-министра Индии, сближение Кабула с Нью-Дели может вызывать серьезное раздражение Исламабада. Хамид Карзай уже успел принять приглашение Моди на участие в инаугурации нового премьера, известного своими правыми взглядами. Было под вопросом участие пакистанского лидера Наваза Шарифа, находящегося под сильным давлением со стороны некоторых влиятельных консервативных сил Пакистана, которые имеют тесные связи с армией и разведкой. Он решил побывать на инаугурации Моди и после двусторонней встречи в довольно светлых тонах отозвался о встрече и проведенных переговорах. Посмотрим, насколько удастся расшевелить непримиримые взаимоотношения, но не стоит забывать, что будущий курс афганской политики тоже окажет непосредственное влияние на характер взаимоотношений. Сможет ли найти следующий афганский президент тонкий баланс между Исламабадом и Дели, однозначно ответить нельзя.

Другим, менее замеченным, международным событием стала новость о приостановлении китайскими банками транзакций «Нового банка Кабула», которые осуществлялись в американских долларах. Некоторые зарубежные СМИ, цитируя китайские источники, отметили, что решение Китая может быть реакцией на кровопролитные события в Синьцзане, которые произошли 22 мая этого года. Официальные власти Китая обвиняют такие организации, как «Исламское движение Восточного Туркестана» и «Исламская партия Туркестана», подозревая, что в Афганистане и Пакистане все еще находятся их тренировочные лагеря. Как отмечают некоторые обозреватели, с окончанием афганской миссии НАТО, не исключено, что многие зарубежные боевики, воюющие на стороне повстанцев, могут переключить свое внимание на Китай. Как отмечает аналитик Джейкоб Зенн, с выводом войск США и НАТО из Афганистана может понизиться давление в Пакистане в отношении таких группировок, как ИПТ, что может развязать им руки в деле запуска новой волны террористических атак в Синьцзяне и даже в Пекине и Шанхае.

Возросший уровень смертей и жестокости акций в том же СУАР показывают, что озабоченность китайских властей не напрасна. Официальные власти Китая предполагают, что в кровавых акциях в Синьцзяне участвовали боевики, имеющие тесные отношения с террористическими группировками, находящиеся за пределами Китая. Некоторые аналитики продолжают настаивать на том, что такие группировки, как ИДВТ, поддерживают связь с «аль-Каедой» и «Талибан». Вместе с тем, не до конца известно, где проходит черта между реальностью и вымышленным миром. Не до конца ясно, какова реальная мощь, например, того же ИДВТ или ИПТ. Даже под грозным названием может скрываться «бумажный тигр». Конечно же, стоит держать в уме мысль о том, что Китай, как говорит аналитик КИСИ Руслан Изимов, «пытается выйти на мировой уровень, повысить уровень жизни своих граждан, выделяет миллиарды на свой имидж, а когда тут такие жестокие акции – это сильно бьет по интересам Китая». И в целом, участившиеся столкновения в СУАР только помогут утвердиться официальному мнению Пекина, что за всеми этими акциями стоят ИДВТ и ИПТ.

Такая постановка вопроса не может не заботить Кабул, который очень сильно надеется на приток китайских инвестиций. Действующий президент Афганистана Хамид Карзай в своем выступлении на саммите СВМДА в Шанхае пытался выказать солидарную позицию, сказав о том, что недавние террористические атаки на территории Афганистана, Пакистана, а также Китая лишний раз доказывают, что «террористическая инфрастуктура» региона стала куда более совершенной. Будущий характер взаимоотношений между Пекином и новым президентом будет зависеть от того, насколько афганское правительство сможет «сдерживать» все эти группировки. Несмотря на все заверения политиков, нет окончательной уверенности в том, что афганская армия сможет справиться без поддержки иностранных сил. Официальные заявления китайских чиновников тоже говорят о том, что Пекин готов инвестировать миллиарды долларов США в афганский энергетический сектор, но сначала следует решить вопросы безопасности.

Наверное, это и является главной афганской дилеммой, когда талибы настаивают на полном выводе войск, но если такой сценарий будет реализован, нет гарантий, что талибы не пойдут дальше, захватив Кабул. Наверняка это будет не по душе претендентам на пост президента. Но с другой стороны, надо понимать, что талибов нельзя игнорировать. Их весенняя акция направлена еще и на то, чтобы показать, насколько их мощь возросла. Но эти силовые акции гораздо важнее тогда, когда в Афганистане присутствует иностранный контингент, так как он является не только самой главной мишенью повстанцев, но и придает особую легитимность действиям террористических группировок. Конечно же, талибы никогда особо не признавали правительство Хамида Карзая и, несмотря на массовое участие рядовых афганцев в выборах 2014 года, действия движения «Талибан» направлены и против следующего президента.

Нельзя сказать, что этого не понимают Ашраф Гани и Абдулла Абдулла, так как они давно в афганской и международной политике. Они умело пользуются «этнической» картой, рассчитывая на поддержку различных регионов Афганистана. Они также понимают, что взаимоотношения с региональными и глобальными державами важны для такой страны, как Афганистан, зависящей по многим параметрам от третьих стран. Каждый из политиков имеет определенный уровень контактов с зарубежными странами, а без этого никак нельзя в афганской политике, которая очень сильно зависима от денежных вливаний и поддержки соседних государств и глобальных держав. Довольно сложно себе представить, что Афганистан в течение следующих десяти лет экономически может стать полностью самодостаточным. С учетом того, что пост-2014 (или пост-2016) Афганистан будет гораздо более обнищавшим по сравнению с предыдущим десятилетием, следующему президенту важно будет сохранять хорошие взаимоотношения с США, Китаем, Индией, Ираном и другими странами. Каждый из претендентов на пост президента, например, активно выступает за подписание соглашения о безопасности с США.

Хамид Карзай, в свою очередь, не решился подписывать соглашение, пытаясь не замарать в очередной раз свое имя. Несмотря на его заявления о том, что он не будет вмешиваться в президентские выборы, многие эксперты склонялись к мнению, что Карзай поддерживает Залмая Расула – политика весьма несамостоятельного. Но как показал первый тур выборов, Расул не смог получить должного количества голосов и был вынужден сойти с дистанции. Как передают коллеги, в Кабуле сейчас обильно ходят слухи, что Хамид Карзай во втором туре поддерживает Абдуллу Абдуллу. Открыто заявил о своей поддержке Джамиль Карзай. Он является кузеном действующего президента, был членом парламента. Абдуллу также поддерживает и Залмай Расул. Кроме них, доктор Абдулла заручился поддержкой таких влиятельных лиц, как Гуль Ага Шерзай и Амрулла Салех.

Что касается Ашрафа Гани, то его поддержали Ахмад Зия Масуд, Хедаят Амин Арсала, Султанзой, Моджаддеди и другие видные политики. Поддержал его и брат Хамида Карзая Кайюм. Ходят слухи, что Вашингтон все-таки сделал ставку на Ахмадзая.

Выборы полностью отражают суть афганской политики, которая опирается на неформальные договоренности, хрупкие и сиюминутные альянсы, красноречивые беседы, подкупы. Безусловно, эти выборы важны еще и потому, что они проходят в атмосфере перекраивания международной системы, внутрирегиональных противоречий, хронических проблем недоверия, роста амбиций у отдельных стран. И новому президенту придется учитывать все эти моменты мировой политики.



Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?